«Ротор-Волгоград» на пороге кадровой перезагрузки

Провальный матч с «Тюменью» все-таки оказал одно позитивное действие – сблизил позиции и руководства клуба, и тренерского штаба относительно кадровой стратегии на весну. Вопрос краеугольный, и до сегодняшнего дня у дирекции был единый директивный стандарт. Появление у руля команды многоопытного Сергея Павлова и неудовлетворительный финиш команды может все изменить. Возможный сценарий развития ситуации изучал «СПОРТ-ТАЙМ».

Хорошо забытое старое

Даже не стоит сомневаться, что приглашение Павлова – это не просто рядовое событие, он пришел творить новую историю и построить свой «Ротор 2.0». Если бы не его природный нонконформизм и стойкий антагонизм клана Горюнова, то Павлов, который к тому времени дорос до тренерского штаба национальной сборной, наверняка оказался бы в «Роторе» много раньше. Но позвали его только сейчас, когда отставка Валерия Есипова тихо и даже буднично подвела черту под целой эпохой, прошедшей под знаком «манчестерского триумфа».

Ритуальное сжигание мостов – лучшее подтверждение, что новый вызов для Павлова – не транзитный вариант. На первой же своей пресс-конференции он безапелляционно заявил, что гарантирует возвращение «Ротора» в РФПЛ в 2019 г. Глядя на сегодняшнюю турнирную таблицу, его слова кажутся не более, чем приличествующим моменту аутотренингом. Но это не так. Более того, именно нынешняя невзрачная и безнадежная игра команды приближает Павлова к заявленной цели. В его нынешнем положении – чем хуже сейчас, тем лучше будет весной.

Всем уже давно понятно, что нынешний состав команды за редким исключением полностью исчерпал потенциал для роста и, даже если на обед игрокам вместо компота разливать жидкий мельдоний, дальше середины турнирной таблицы команда все равно не добежит. Зимний северокорейский тренировочный лагерь тоже вряд ли поможет, так как проблема у команды большей частью не в физике, а в футбольном интеллекте. Значит, с большой долей вероятности можно сказать, что после 25 декабря «багаж Есипова» будет аккуратно упакован и передан в камеру хранения.

Поговаривают, что у Павлова уже приготовлен список из десяти потенциальных новичков, которых он хочет видеть в своей команде. Так как фактор местной прописки потерял актуальность еще летом, в «списке Павлова» могут быть абсолютно любые фамилии. Нет уверенности относительно Мендеша и Райолы, но другие, менее пафосные спортивные агенты наверняка с Павловым уже на прямой линии в режиме 24/7.

Российский трансферный рынок сейчас благоприятствует хедхантерам, так как находится на минимальных индексах. В «Луче», как выяснилось, игроки играют фактически за еду. На задолженности по зарплате в ходе сезона жаловались в «Кубани», «Томи», «Факеле». Все это недвусмысленно говорит о том, что у большой когорты игроков различного уровня мастерства есть желание поменять клубную локацию, а значит, предложение на рынке явно превышает спрос.

Денег нет, но вы держитесь

Камень преткновения в переговорах руководства и тренерского штаба обычно один – отсутствие трансферного бюджета как такового. Ранее в «Ротор» приглашались игроки только свободные от контрактных обязательств, которых устраивали предложенные зарплатные условия, а схема комплектования была примерно такой: за тренером оставалось право персонального выбора, но сумму фонда заработной платы и личного контракта утверждал бюджетораспределитель – председатель обспорткомитета Александр Глинянов. Поэтому игроков набирали под утвержденный размер бюджета, пытаясь протащить в игольное ушко верблюда: найти оптимальный компромисс между ценой и качеством компетенций игрока.

В штатном расписании «Ротора», безусловно, есть должность гендиректора, но Андрей Рекечинский без разрешения начальства может разве что заставку на дисплее своего компьютера поменять. С момента перезагрузки в 2015 г. в клубе был только один начальник – Александр Глинянов. Он лично отвечает перед губернатором за клуб и по мере необходимости в ручном режиме управляет делами клуба.

Опытный менеджер, заслуженный тренер России прекрасно вписался в роль спортивного чиновника, его статусного влияния хватает на то, чтобы вдвое превысить лимит обструкций главы региона. В итоге оба раза крайним оказывался тренерский состав, но в третий раз такой аппаратный финт может и не пройти. Павлов – фигура сопоставимого с Глиняновым статусного калибра в мире спорта, а в знании футбольной специфики и компетенциях он многократно превосходит все нынешнее руководство «Ротора» вместе взятое. Там, где нынешняя дирекция только учится, – новый тренер «Ротора» преподавал лет двадцать тому назад, поэтому он вряд ли позволит сделать из себя очередного козла отпущения.

Последний из могикан

Павлов – реликтовый вид тренеров-боссов, который привык вникать во все дела и отвечать в клубе за все – от стрижки газона до результата команды. Клубная дирекция обычно ему нужна исключительно в качестве вспомогательной структуры, а его методы управления, как говорят очевидцы, далеки от принципов Женевской конвенции. О стиле работы нынешнего наставника «Ротора» весьма образно выразился суперветеран волгоградского футбола Сергей Наталушко, который в свои 57 лет до сих пор «пылит» на областном футбольном первенстве. На вопрос, почему он так рано поседел, Наталушко то ли в шутку, то ли всерьез ответил: «А вы попробуйте поработать 13 лет с Павловым».

Вместе игрок и его главный тренер в жизни работали в раменском «Сатурне» и в камышинском «Текстильщике». Последний проект прочно ассоциируется с этими двумя личностями и при очередном назначении Павлова (а «Ротор» – уже 16-е место работы) первым делом вспоминается именно «камышинский феномен». Из фабричной команды Павлов за 18 лет работы в режиме handmade сумел вылепить клуб, который намного опередил свое время. В олдскульные 90-е «Текстильщик», где Павлов был царь и Бог, играл так, что во время матчей в райцентре не хватало мест на трибунах и балконах близлежащих домов. Все юные камышинские футболисты мечтали попасть в «Текстильщик», а уж если не получится, тогда уж в «Реал» или «Манчестер Юнайтед».

Только у Павлова хватило воли бросить вызов мегаимперии Владимира Горюнова и объявить Камышин суверенной футбольной территорией. Павлов дерзко ввел в российский футбол понятие «волжское дерби», и когда «Текстильщик» в очередной рубке брал верх над «Ротором», во всей провинции региона резко увеличивался спрос на алкоголь и салюты.

Он до последнего защищал субъектность своего «Текстильщика» не только на футбольном поле, но и за его пределами. И пока Горюнов упорно твердил во властных кабинетах, что камышинский Карфаген в интересах регионального футбола должен быть разрушен, Павлов, опираясь на финансовую мощь некогда крупнейшего в Европе хлопчатобумажного комбината, творил историю. После эпичной голевой феерии в Кубке УЕФА 1994 г. в матче с венгерской «Бекишчабой» (6:1) популярность Павлова достигла такого размаха, что камышане с него разве что иконы не писали.

В начале славных дел

За все это время максималист Павлов мало изменился, с порога задав тон будущему взаимодействию с руководством «Ротора». Пообещать за полтора года вывести записного аутсайдера ФНЛ в элитный дивизион может только безумец, ну или… Павлов. Сделал ли он это согласованно или нет – это уже не так важно, но провозглашенная цель полностью переформатирует переговорный процесс о трансферных принципах комплектования команды. А это значит, что Александру Глинянову уже скоро предстоит выбирать между двух зол: заблокировать трансферную активность тренерского штаба и попытаться спровоцировать Павлова на отставку или рискнуть и передать ему де-факто бразды правления клубом, ограничившись внешним аудитом процесса.

Первый вариант чреват, так как третья тренерская отставка за неполный год – веский повод для кадровых решений в самой дирекции. Второй – ставит клуб и лично Глинянова в непривычную ситуацию, когда контроль над клубным функционалом и схематикой распределения бюджета клуба будет делегирован чужому человеку.

Очевидно, что для решения задач Павлову будут нужны игроки не «по объявлению», а конкретные, а значит, пресловутые телегу и лошадь придется менять местами: бюджет придется верстать под зарплатную ведомость или искать внебюджетные источники финансирования. Второй путь маловероятен, так как потребует включения в трансферный лист еще и Андрея Рекечинского.

Проблема многозадачная, и по какой меже пройдет переговорный компромисс, в этот раз предугадать сложно. Говорят, что первый раунд остался за дирекцией – тренерскому штабу пришлось скорректировать свои планы и сроки проведения сборов команды, передвинув их на другое время. Но это было до безвольного поражения от «Тюмени» на глазах губернатора. Вновь возникшее обстоятельство скорее сближает позиции Глинянова и Павлова, нежели разводит их по разную сторону баррикад. Теперь они не оппоненты, а, скорее, собратья по несчастью, которые либо выплывут вместе, либо утонут, но тоже вместе. Так что значок «Спасение на водах» у них будет один на двоих.

Комментарии

ГРАМОТНО И КОНКРЕТНО СКАЗАНО В ЭТОЙ СТАТЬЕ..однако

Добавить комментарий