«Рукознобная, свальная, головщина…»

«Рукознобная, свальная, головщина…»
Общеизвестная дата основания Царицынской таможни – 1691 год. Именно она встречается на страницах краеведческих изданий еще с конца XIX века и первоначально обозначена в историко-географическом словаре Саратовской губернии А. Н. Минха (1898 г.).

Царицын, расположенный на центральном пути торговли России со странами Востока, был одним из промежуточных пунктов следования речных судов через Волгу и Дон с выходом в Каспийском море. А значит, уже в XVII столетии город-крепость мог выполнять не только военные и охранные функции, но и являться важным экономическим форпостом на торговом Волжском пути.

Какой же была таможенная система Московского государства в XVI – XVII веках, и какое место в этой системе отводилось Царицыну?

«Плати тамгу!..»

В России с конца XV века и до 1753 года, помимо пограничного, существовало внутреннее таможенное обложение. Пошлины взимали в государеву казну на всех торгах с русских товаров, с товаров из-за границы и вывозимых за границу, а также с иностранных товаров, провозимых через государство. Насчитывают более 30 видов таможенных пошлин.

Система их сбора была сложной и запутанной. Распространенной была тамга, ее взимали деньгами с рубля при оценке товаров или частью товара. Весчая бралась с товаров, которые нужно взвешивать. Контарное – с продажи соли (контарь – весы для соли); подъемное – с подъема товара на весы; припуск – с наведения весов в равновесие при взвешивании; рукознобная – за труд таможенников, переносивших товары для взвешивания с саней или судов на гостиный двор.

Известны также дрягильская, померное, восмничее, пятенное, поводное, гостинное, поворотное, анбарное, порядное, головщина, отвоз, грузовая, посаженное, поплашное, свальное, привязная, роговое, явка. Об их значении можно судить соответственно названиям.

Но существовали и специальные заставные таможенные пошлины, которые должны были взиматься и в Царицыне: мыть – с провозимых товаров; побережное – на берегах реки с судов; отвод – пошлина с судов за отклонение их от берегов реки; шестовина – с судов по числу шестов на судах; перевоз – с людей и скота за переправу с одного берега на другой на паромах и ладьях; мостовщина – за проезд через мосты.

Стрельцы в роли таможенников

С начала XVII века крупным центром торговли стала Астрахань. Там открылся Татарский базар, действовавший три раза в неделю. Базар возник и в Царицыне, мелкие торжки появлялись в казачьих станицах на Дону.

Караваны и стада на продажу двигались из Астрахани на север – через Царицын на Москву и Саратов. Из Средней Азии в Поволжье поставляли текстиль, шелк, драгоценности, пряности. Из Астрахани вверх по Волге шли струги с арбузами, вином, виноградом, нефтью и солью.

Добыча и продажа огромных запасов соли в Нижнем Поволжье стала одной из самых доходных статей торговли. Уже с 80-х годов XVI века по Волжскому пути следовали суда из Астрахани с запасами рыбы и соли. Об этом, к примеру, свидетельствуют жалованные грамоты на беспошлинный пропуск судов крупнейшего Троице-Сергиева монастыря. Есть такая грамота и от 1589 года (год строительства первой крепости Царицына).

Однако ни в ней, ни в остальных монастырских грамотах с 1578-го по 1628 год в числе названных волжских городов нет упоминаний ни о Царицыне, ни о Самаре и Саратове, основанных в те же годы, что и Царицын. Вероятно, документальных свидетельств могло быть гораздо больше, если бы не многочисленные пожары в Москве, ставшие бичом не только нашего времени.

Деревянный город, имевший плотную застройку, практически выгорал за несколько часов. Дома восстанавливались за два года, но делопроизводственные документы, хранившиеся в здании приказов, уходили безвозвратно. Так, в одном из роковых пожаров 1701 года сгорел комплекс документов приказа Казанского и Мещерского дворца, к ведению которого относилась территория всех «понизовых городков» в XVII веке, в том числе и Царицын. Нет упоминаний о Царицыне и в 44 известных уставных таможенных грамотах. Не сохранились таможенные книги низовых городов Поволжья.

Документы фонда Царицынской воеводской канцелярии из Российского государственного архива древних актов (г. Москва) датируются с 1738 года. Тем не менее, кропотливые архивные разыскания дали положительный результат. Самое раннее документальное свидетельство о распределении таможенных функций в Царицыне удалось найти от 1645 года.

В отписке царицынского воеводы А. Д. Унковского астраханскому воеводе князю Я. Н. Одоевскому от 20 сентября 1645 года содержится жалоба на недостаток стрельцов. Стрельцы «в посылках и в службах безпрестанно», «всех налицо шестьдесят три человека», «всего пеших стрельцов двесте человек, ис тех же из двухсот человек у государевых дел на кружечном дворе и таможне в головах и в целовальниках, и в приказной избе, и в приставах, и на житном дворе, и у полковых всяких государевых хлебных и иных запасов в целовальниках и в сторожах пятьдесят человек».

Кандидат исторических наук Е. В. Кусаинова, обнаружившая и опубликовавшая этот документ, пришла к мнению, что в Царицыне таможня была сооружена после строительства новой крепости на правом берегу Волги в 1615 году вместе с воеводским домом, приказной и кружечной избами, житницей и прочими казенными постройками.

Таким образом, в то время, как на большей части страны таможенные функции выполняли таможенные головы и целовальники, в Царицыне, как и в Астраханском крае, таможенная служба была частью обязанностей стрельцов. Они вынуждены были заниматься торговлей, рыбными и соляными промыслами, садоводством, огородничеством, бахчеводством по причине частой задержки жалованья.

«Велено заставам не быть»

В среде таможенников нередким явлением был произвол, приводящий к разорению. Подтверждение тому – документ из фонда Посольского приказа: дело по челобитной царю Федору Алексеевичу армянского купца Якова Богусова от 1677 года о неправильном задержании купца «с товарищи» в Царицыне воеводой К. П. Пущиным по подозрению в провозе неявленного товара.

Упоминается в Царицыне таможенный голова «с товарищи», который досматривал купца, задержал «близ сорока дней», забрал вскрытый товар якобы в государеву казну, посадил в тюрьму наемного человека из Астрахани. И далее просьба: « … из Посольского приказу в таможню послать память… чтоб мне иноземцу от того воеводского… вечно в конец изобижен и обезчещен не был».

В фонде Оружейной палаты Московского Кремля (РГАДА) хранится отписка воеводы князя Я. Н. Одоевского из Астрахани о соляном промысле: заставные головы по Волге и Каме по указу 1685 года брали пошлину, в результате многие торговые люди разорились и судовые промыслы закрыли. «…На Царицыне земле с стругов рублев по пяти и больши, а с иных и по десяти рублев, и разоряют их без остатку, и от того их задержанья по городам многие их братья торговые люди торговую пору испустили и на Макарьевскую ярмарку не поспели». Велено «заставам не быть», запечатывать товар в Астрахани, в Казани «вскрывать, а всем таможенным головам и земским старостам эту грамоту хранить».

А вот та самая проезжая грамота, которая была знакома А. Н. Минху, написана от имени царей Ивана Алексеевича и Петра Алексеевича Романовых нижегородцу Адриану Михалеву на провоз товаров от Москвы до Астрахани и обратно. Там процитирован астраханский наказ, «каков дан боярину и воеводе князю Н. И. Приимкову-Ростовскому с товарищи [7]197 г. (1688/89 г.)», по которому товар торговых людей на пути от Москвы до Астрахани должен был подвергаться осмотру только в Царицыне.

И еще один интересный факт. На гравюре из книги «Описание путешествия голштинского посольства в Московию и Персию» А. Олеария (1636 – 1639 гг.), проезжавшего мимо Царицына, известный историк-краевед А. А. Гераклитов рядом с царицынской крепостью рассмотрел амбар с весами на берегу. Это подтверждает наличие при воеводе канцелярии и таможенной избы для взимания налогов уже в конце 30-х годов XVII века.

P. S. Внутренние таможенные пункты, к которым относился Царицын, были ликвидированы Уставом Елизаветы Петровны в 1753 году, по выражению графа Шувалова, как «источник бесчисленных бедствий народа, недостаточно вознаграждаемых доходом, от таможенных пошлин получаемым». Позднее, в 1755 году был определен реестр портов, пограничных таможен и застав. Южным волжским рубежом выступала Астрахань, а Царицын среди них уже не значился.

Врез.

«Товар торговых людей на пути от Москвы до Астрахани должен был подвергаться осмотру только в Царицыне»

Поделиться в соцсетях