С чего начинали парусный спорт первые яхтсмены Волгограда

  • С чего начинали парусный спорт первые яхтсмены Волгограда
  • С чего начинали парусный спорт первые яхтсмены Волгограда
  • С чего начинали парусный спорт первые яхтсмены Волгограда
Биография волгоградца Виктора ГУРЬЯНОВА – готовый сюжет для художественного фильма. Есть и полет на «золотом» самолете, и гонки в океане, и состязание с будущим президентом МОК, и победы на регате в 70 лет… Но всего этого могло бы не случиться, упади 23 августа 1942 года фашистская бомба не в глину, а где посуше… Истории из жизни почетного мастера спорта СССР – это во многом и рассказ о славном прошлом волгоградского парусного спорта.

Бомба упала в двух шагах

Первые яхты появились в Сталинграде благодаря саратовцам. Это они прислали в середине 20-х в бывший уездный город несколько швертботов. Американцы, строившие тракторный, оценили подарок лучше всех и обосновались на берегу Волги с комфортом. Музыка, ресторан, шлюпки напрокат отменно дополнили картину первого яхт-клуба.

В ходе Сталинградской битвы все эти красоты в районе Нижнего Тракторного, естественно, были уничтожены. 23 августа 1942-го могла погибнуть и вся семья Гурьяновых, проживавшая тогда в бараке рядом с Мечеткой. Когда мать, схватив обоих малышей, пробиралась с ними на Спартановку, бомба упала в двух шагах от них. Но, шлепнувшись в глину, не разорвалась.

Сразу после войны началось масштабное восстановление города-героя. В числе прочего запланировали строительство водных станций вдоль Волги. Бассейн, прыжковая вышка, секции по плаванию и водному поло и парусная секция.

Таких станций было несколько: на «Баррикадах», на Красном, в центре города – «Строитель», рядом – «Локомотив». На Тракторном секция называлась «Торпедо». Около нее и крутилась вся окружная пацанва. Летом 51-го в жизни Виктора и произошло событие, ставшее знаковым, – в Сталинграде готовились к проведению волжской регаты.

Шоколад после голода

– Самым знаменитым яхтсменом в городе был тогда чемпион России в классе «Олимпик» Олег Анатольевич Куликов, – вспоминает Гурьянов. – Перед соревнованиями он решил внедрить свое ноу-хау и призвал мальчишек на помощь, чтобы они помогли покрыть корпус его лодки для лучшего скольжения графитом. А потом взял нас в свой швертбот, чтобы пройтись по реке. Когда вышли, был хороший восточный ветер-свежак. Мы ножки с борта свесили, глядим в воду, и полное ощущение полета. Охватившую меня эйфорию никогда не забуду. И когда меня вскоре юнгой взяли, счастью не было предела.

Вскоре капитан одной из яхт заболел, и вчерашний юнга в 14 лет стал полноправным капитаном. А в 15 ему уже удалось выиграть первенство Сталинграда и получить право на участие в юношеском первенстве страны в Ленинграде. Перед соревнованиями спорткомитет организовал сбор для участников, на котором выдали талоны на питание.

– После пережитой голодухи я мог заказать, что хочу, даже талоны на шоколад в буфете отоварить, пацанов угостить. Это такой стимул, что не передать, – говорит Гурьянов. – Но к победам я тогда готов не был. Если сравнивать подготовку спортсмена со строительством здания, картина такая: физподготовка – это фундамент, техника и тактика гонок – это каркас, крыша – теоретическая подготовка, а все, что находится внутри дома, – психологическая. Мне тогда слишком многого не хватало.

Золотые слитки вместо пассажиров

В 1958-м Тракторный приобрел для своей секции парусного спорта две яхты класса «Финн». Одна из них досталась в пользование Гурьянову, о чем он мечтал с тех пор, как впервые увидел в Ленинграде эту яхту.

Но как ни хорош был его «Финн», а перед Черноморской регатой в Севастополе организаторы заявили: не поставишь вместо своего тряпочного паруса дакрон (один из сортов полиэстера), нечего делать на гонке.

Прежде Гурьянов модернизировал свой корабль с помощью утюга, пропитывая парус парафином. Тот, правда, под солнцем плавился, но ветер держал, а тут пришлось по миру идти.

Выручил с дакроном коллега из Ленинграда – Янь Сунь. Вот такие были тогда отношения между конкурентами. И впервые участвуя в чемпионате страны, Гурьянов занял 9-е место. Тогда же познакомился и сдружился с будущим трехкратным олимпийским чемпионом Валентином Манкиным, с другими знаменитостями, про которых прежде только в газетах читал. Как он сам говорит, протиснулся в большой спорт.

В 1965 году Гурьянова вместе с Манкиным делегировали на чемпионат Европы в Португалию. Инструктаж в ЦК КПСС прошел в лучших традициях: «Честь страны не уронить, на провокации не поддаваться». Сидят они в аэропорту, ждут свой рейс на Париж, потому что прямого рейса в Лиссабон не было, как и дипломатических отношений с Португалией.

Вдруг им объявляют: полетите не этим рейсом, а следующим. Прошли контроль, входят в салон, а на весь ТУ-104, кроме них, пассажиров нет! Зато под каждым креслом ящики с ручками аккуратно уложены. Стюардесса объясняет: везем золото, а вы без золотых медалей не возвращайтесь.

Спортсмены для пробы ящички подержали – кило на 20 каждый тянет, а сколько их по всему салону – не пересчитать. Как прилетели, самолет тут же автоматчики окружили, транспортер подогнали и мигом золотой багаж увезли.

– Я потом все понять хотел, что это такое было, – улыбается Гурьянов. – Читал литературу, сопоставлял. Мое предположение: тогда французы объявили Штатам, что раз доллары обеспечиваются золотом, давайте проверим – отдайте нам золото вместо ваших бумажек. А нашим, возможно, отношения с тогдашним президентом Де Голлем улучшить понадобилось.

Облико морале

Контраст сумасшедший. Сначала ЦК КПСС с постными речами и красными дорожками, потом самолет, напичканный золотом, а теперь столица мира – Париж.

– Вечером гуляем по Елисейским полям, – улыбается рассказчик, – около нас останавливается красный лимузин, дверца открывается, за рулем роскошная девица с ногами от ушей, и все эти ноги замечательно видно. «Мусье, ситдаун плиз», – и ручкой призывно машет. Мы с Манкиным как шарахнемся! Она нам вслед: «Импотенто!» За нами переводчик с главой делегации шли – они покатились со смеху. А переводчик вполне серьезно говорит: которые в машине – дорогие, я вечером покажу, где дешевые.

В полночь из любопытства они отправились на площадь Пигаль. Гурьянов вспоминает ту картину: рядами стоят дамочки самых разных цветов и возраста и ключиками в руке помахивают.

– На наших глазах огромный негр подошел к одной, шур-шур и увел девицу, – смеется Гурьянов. – Мы в шоке. Вот он, мир капитала!

Лиссабон, да и вся Португалия, конечно, скромнее Парижа выглядели. Но там, говорит мастер спорта, другое впечатляет. Это же родина великих мореплавателей, открывателей новых земель… Там каждый камень рассказывает историю, свидетель событий, о которых книги написаны. А еще там всегда ощущаешь близость океана.

– Ехал туда, объективно оценивая свои возможности, – главное не осрамиться, – вспоминает Гурьянов, – тем более что никогда волны в пять-шесть метров не видел да не знал, на какие фокусы приливы-отливы способны. Состав участников очень сильный подобрался. Чемпионы мира, Европы, Олимпиад… Между прочим, гонялся с нами и Жак Рогге – будущий президент МОК. Мы даже на общем снимке плечом к плечу стояли, жаль, что фото не сохранилось. Что меня еще подкосило – резкая смена часовых поясов. Между Волгоградом и Лиссабоном пять часов разница оказалась. Все время там полусонным ходил. Так что от призовых мест далековато в итоге оказался.

Злосчастный затерявшийся вагон

В 1966-м одним из этапов отбора в сборную СССР вновь стала Балтийская регата. А до этого на Черноморской регате Гурьянов вторым был. Виктор с женой сняли домик у шофера, который на Таллинской судоверфи работал. И у него в сарае увидел волгоградец шестиметровые рейки из спруса – канадской елки. Жуткий дефицит! Спросил разрешения, хозяин говорит – бери.

– Я бегом в клуб, рейку на верстак, рубанок в зубы и стругаю лобовую часть мачты – плоскость делаю, – рассказывает Гурьянов. – Потом наклеиваю эту рейку на мачту и уже на следующий день ставлю парус, чтобы проверить. Заметил, где еще подстрогать надо. Короче, методом проб и ошибок поймал идеальное сочетание, и ход у моего «Финна» – как у бешеной собаки.

Четыре первых гонки он выигрывает, как из пушки. Потом выходной. Манкин попросил разрешения снять размеры с его мачты. Да, пожалуйста!

– Регату я ту выиграл, в сборную попал, а вот чемпионат мира во Франции – до сих пор самое горькое воспоминание, – вздыхает Гурьянов. – Потом еще на Волге гонялся, а после регаты отправил свою яхту вагоном в Таллин, откуда кораблем ее должны были перевезти во Францию. Да только не пришел вагон с моим «Финном» до отправления парохода, и пришлось мне воспользоваться яхтой Саши Чучелова – олимпийского призера в Риме. Он ее для себя сделал, но после первой же регаты отказался – неходкая. В Бискайском заливе, где мы гонялись, мне ничего с ней светило.

Тренировал детей и взрослых

За неудачное выступление никто с Гурьянова стружку не снимал, но в сборную больше не вызывали, хотя в стране призовые места он занимал еще не раз. Система формирования национальных команд, как и весь советский спорт, начинала жить под девизом «Дорогу молодым!».

Работал до пенсии в спортклубе «Родина», тренировал детей и взрослых. Гурьянову хотелось привлечь к парусному спорту как можно больше людей, ведь яхтинг – это целый пласт культуры. На этом фоне всегда с улыбкой вспоминает столкновение двух миров – советского и капиталистического.

– Западники к нам нормально относились, но плохо разбирались в советских реалиях, – вспоминает Гурьянов. – Итальянцы, помнится, обижались: мы вам прислали приглашения в Ниццу, а вы не приехали и даже не ответили. А мы после регаты еще на горные лыжи встали, зря не приехали. Неужели вам не интересно?! Мы на регату на общественном транспорте добирались, они на своих лимузинах. Мы озабочены план по медалям выполнить, а они – раскованны, хотят получить удовольствие от гонок, от общения… Может и поэтому они чаще побеждали?! Ну и, понятно, что у них всегда лучшие оснащение, экипировка.

Виктору Ивановичу скоро исполнится 77, но до сих пор они с женой ждут начала летнего сезона. Все лето проводят на Волгоградском водохранилище. На несколько суток в поход на своей яхте уйти – не проблема. Да и для кубков за победу на регате на полках все еще есть место…

ДОСЬЕ «СПОРТ-ТАЙМ»

В 1959 году был введен почетный знак «Мастер спорта СССР», который присваивался спортсменам, пять лет подряд выполнявшим норматив звания «Мастер спорта СССР». Постановлением Госкомспорта СССР от 26 июня 1986 года награждение этими знаками было прекращено. В спортивной литературе обладатели этого знака именуются «Почетный мастер спорта СССР». Это звание было эквивалентно нынешнему – «Мастер спорта международного класса» (МСМК).

Фото из архива героя публикации

Поделиться в соцсетях