Сергей Павлов: «Я в долгу перед болельщиками»

Сергей Павлов: «Я в долгу перед болельщиками»
Главный тренер «Ротора» после матча с «Химками» не стал ограничиваться дежурным комментарием по игре, а честно и открыто ответил на все вопросы, которые были заданы, понимая, что они наверняка волнуют всех болельщиков: что будет с командой и какова личная судьба тренера, который дал обещание вернуть «Ротор» в элиту российского футбола.
Травмы, база, арбитраж

– Дайте оценку вашей работы в «Роторе».

– Если посмотреть тот отрезок, что мы прошли весной, то мы, по-моему, на шестом месте. В 13 матчах мы взяли 20 очков, а из 23 в первой части чемпионата тоже 20 – весенний показатель, конечно, нормальный. Но была и другая история. Очень хорошо начали, играя с лидерами на равных, переигрывали их.

– Что же произошло?

– Ну, наверное, тут не одна причина. Мы потеряли большую группу игроков, которая определяла результат. Это прежде всего Ребко, Бурмистров, Косицин, потом вот Абазов. После травмы вполовину своих возможностей играл Аппаев. Мы стали форсировать ситуацию и по Косицину, и по Бурмистрову, но это делать было нельзя, хотя нас врачи заверили, что они поднимутся. Надо было чуть-чуть подождать, чтобы они хотя бы последние два тура сыграли. Но мы их хотели выпустить раньше, так как ситуация становилась критической.

– В чем еще причины спада?

– В Астрахани мы жили на базе. Фактически, как на сборах, были единым коллективом: 24 часа жили все вместе по единому графику. Вот этого формата нам не хватило потом. Без учебно-тренировочной базы играть на таком высоком уровне очень сложно. Если вы обратили внимание на динамику игры команд, то в апреле «Факел» серьезно прибавил, «Шинник» – это все клубы, у которых есть нормальные учебно-тренировочные базы, и они в ходе чемпионата прибавляли. Мы это понимали с руководством, обсуждали ситуацию. Тема эта актуальная, и мы к ней вернемся. Еще что? Неудобно об этом говорить, но, я думаю, очков так на пять судьи повлияли. Ошибки не в нашу пользу были результативные. Были признанные судейские ошибки, повлиявшие на результат. Это факт. Наверное, все это в совокупности не позволило нам набрать то лишнее очко, которое многое бы сейчас решило.

– За какие матчи особенно обидно?

– Очень обидно было пропустить на 93-й минуте в Нижнем Новгороде. Мы сражались в Томске: там тоже все решил один эпизод. Были еще игры, где не хватало малости. Но мы нигде не развалились, бились до конца и весной выглядели не хуже лидеров. Мы понимали, что Волгоград – это футбольный город, что мы себе не принадлежим, а только футболу. Но все-таки немного нас не хватило в плане набора очков.

Остаться, чтобы вернуться

– И что теперь – прощай ФНЛ?

– Насколько я знаю, мы остались в этой лиге. Мы знали, что если поднимемся на одну ступеньку, то останемся точно. И команда это знала. Потому что ряд команд, которые имеют право играть, или снимаются, или не заходят в первый дивизион. Ситуация была ясна для нас.

– Будущее у вас лично и у команды есть?

– У нас у всех завтра заканчиваются контракты. Мы для себя решили, что, пока не закончим чемпионат, эту тему вообще не поднимать. Потому что нужна была ясность, в каком мы турнире играем и куда дальше двигаемся. Но мы знали, что, победив сегодня, мы можем реально претендовать на то, чтобы остаться в этой лиге.

– От каких факторов зависит ваша дальнейшая работа с клубом?

– Ну, во-первых, я в долгу перед клубом, болельщиками. Я не решил то, что должен был решить. Не хватило самой малости. Но у нас другая команда сейчас. Конечно, потеря четверых ведущих футболистов – это проблема для любой команды. Плюс те факторы, что я уже называл. Динамика на финише была отрицательная, однако мы знаем, какие нюансы нам еще надо подправить. Но команда на раз не строится. Мы много упустили в первой части чемпионата однозначно. Отрыв был большой, и весной у нас не было ни одного проходного матча. Напряженность турнира была очень высокая, приходилось играть на пределе каждую игру. И когда пошли игры через три дня на четвертый с переездами, мы начали сыпаться. А равноценной замены выбывшим не получилось найти. Ребята, конечно, старались, но качество игры было ниже.

– Переговоры о продлении контракта ведутся?

– Будем сейчас с руководством садиться разговаривать. Есть вещи, о которых мы должны говорить прямо, чтобы команда росла и прогрессировала. Организация тренировочного процесса должна быть поставлена на другую основу. Но я прежде всего хочу поблагодарить ребят за проделанную работу. Что-то получалось, что-то нет. Благодарю руководство клуба, города и области. С Александром Глиняновым мы все это время работали в одной упряжке и понимали, что делаем. Губернатор явно заинтересован, чтобы команда была, и была достойна Волгограда. Он много помогает и занимается клубом, решает сложные вопросы. И, конечно, благодарю болельщиков. У нас футбольный город, люди болеют и переживают, и хочется дать другую картинку – более качественный футбол, которого они достойны. Но для этого нужны время, работа и условия для нее.

– А стратегия развития?

– Мне все понятно. Что и где у нас дало слабину, что надо исправить, кого надо добавить, куда добавить. У меня есть полное понимание, где мы находимся. Ребят посмотрел в разных ситуациях. Важно было именно пройти вместе через все это, чтобы понять, кто и чего стоит.

– На следующий год вы обещали вывести команду в РФПЛ – подтверждаете это?

– У меня такие истории были. Мы в «Луче» в последнем туре остались (в 2004 году. – Прим. ред.), а на следующий год уверенно выиграли чемпионат ФНЛ и вышли первым номером. Но это уже история, а нам надо работать сегодня, все вопросы поднимать: и организационные, и игровые. Они уже ясны, и с Глиняновым мы их обсуждали. Я сказал, что этот год будет самым трудным. Теперь все на поверхности – надо просто делать.

– Тем не менее перед матчем в федеральных СМИ появилась информация, что с вами якобы хотят расторгнуть контракт.

– Я уже сказал, что он закончился – это раз. Второе, Глинянов вчера специально позвонил мне, чтобы успокоить, что это просто информационный вброс, чтобы ребята это понимали. И руководство игрокам сказало, что ничего такого нет и не было. Но честно скажу, я на подобное даже внимания не обращаю. Я делал свое дело, а там уже будем садиться разговаривать и решать. Мы понимаем, что надо делать, чтобы двигаться дальше.

Вброс и выброс

– Многие болельщики именно с вами связывают будущее «Ротора».

– Я в долгу перед ними. Если руководство посчитает нужным нам двигаться дальше, я останусь и буду работать. Потому что я не просто так многие вещи говорю. Я верю, что мы их осуществим и сделаем. И мне это удавалось несколько раз. Здесь все было сжато, и мы добирали состав в межсезонье не в цейтноте, но в ситуации, когда из состава особо не выдернешь. Вот сейчас во многих командах у игроков заканчиваются контракты – это одна ситуация. А когда надо в межсезонье из состава выдергивать, то сразу говорят – платите. Платить мы не могли, поэтому брали только свободных агентов. Я брал ребят, которые талантливые, интересные, их уровень мне понятен. Но они были или после травмы, или не играли в своих клубах. Конечно, не все сыграли так, как мы ожидали. Не все вышли на свой уровень. Но ведь это еще вопрос притирки. Основная масса заиграла и вывела команду на новый уровень.

– Если вы остаетесь у руля, то по каким линиям будете проводить усиление?

– Думаю, пока вести эти разговоры некорректно и неправильно. Квалифицированные игроки нужны во все линии. Другое дело, что это не должна быть новая команда. Нужно строить на той базе, которая есть. Времени на подготовку будет очень мало. Мы планировали 5 июня начать уже первый сбор. Три недели пауза, и все – начинается работа.

– Когда планируете окончательно решить все вопросы с контрактом и планами?

– Я не знаю. Это время ближайших дней. Эти полгода я жил только «Ротором», и больше ничем.

Комментарии

Простите, а вброс и выброс - это что?

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях