Владимир Файзулин: «Пора возвращаться в футбол»

С одним из любимцев публики 70-80-х годов, уважаемым специалистом мы поговорили об этапах становления его карьеры, а заодно поздравили юбиляра.

– Столько лет прошло, а можете вспомнить сейчас, как оказались в футболе?

– Помню, и даже помню, кто привел. Я любил играть в футбол. Как и большинство, гонял мяч во дворе с друзьями. И однажды Володя Пустовалов, с которым мы до сих пор дружим, повел меня в юношескую команду «Динамо», в которой играл сам. Меня взяли туда, и так я стал динамовцем. До старших юношей играл здесь, а потом меня пригласили в спортивный клуб «Родина», которому предстояло выступление на первенстве России.

– А уже было осознание, что футбол в вашей жизни станет всем?

– В то время еще нет. Об этом не думал. Конечно, я очень любил эту игру, хотел чего-то добиться. А вот когда стал уже старше, заканчивал школу, решил поступать в наш институт физкультуры на кафедру футбола.

– А как вы в 1972 году оказались в «Баррикадах», в «профессиональной» команде второй союзной лиги?

– Я уже учился на втором курсе. Тогда команду, сменившую во второй лиге «Сталь», возглавил завкафедрой футбола института Александр Кузьмич Абрамов. Он-то в команду меня и пригласил.

– Каково было внутреннее восприятие того, что вы оказались в команде мастеров?

– Пока по юношам зимой тренировались в том же зале, что и основная команда, казалось все таким большим, необычным, легендарным, великим. Как же, здесь команда мастеров тренируется! А уже потом, когда обвыкся, зал этот казался маленьким…

– Как вас приняли старожилы команды?

– Меня приняли вполне нормально. Мне уже почти 20, не мальчик. Много что умел. Да и на тренировках я был такой «колючий», крайне неуступчивый, боролся за каждый мяч, порой очень жестко. Поэтому старожилы команды, такие как Шершнев, Котопуло, Втюрин, Осипов, Циценко, относились ко мне хорошо. Да в принципе ко всей молодежи было вполне адекватное отношение.

– Большую роль играло то, что основную массу команды составляли волгоградцы?

– Думаю, да. Были у нас, конечно, приглашенные игроки, но они почти все гармонично вписывались в коллектив. А команда была очень дружной. Мы не просто дружили между собой, а общались семьями. Праздники, дни рождения отмечали все вместе.

– Нападающим сразу стали?

– Да, с юношей. И в команде мастеров форвардом оставался. Хотя за карьеру доводилось играть и в полузащите, и даже крайним защитником, когда была необходимость. Тогда понятие было «надо». Многие играли на уколах, потому что команда в этом нуждалась. Сейчас этого нет – контракты, страховки… Каждый старается сохранить свое здоровье, чтобы получать деньги. Еще тогда был настоящий патриотизм, чего сейчас нет вообще. Играли не за себя, а за город, за команду прежде всего. Поэтому надо было сыграть в защите – шел, играл. Сказали на фланг – пошел на фланг.

– В те времена игроков команды знал весь город в лицо. А особую гордость испытывали те, кто жил с игроком в одном дворе, доме, подъезде. Вас во дворе часто останавливали соседи-болельщики?

– Всегда. И всегда было приятно общаться с людьми. Они и радость побед с нами делили, и горечь поражений. Но всегда это общение было теплым. Обсуждались самые острые моменты игры, красивые голы или ошибки в обороне. Меня часто после игр и папа встречал во дворе. Он уже был в курсе, как мы сыграли, – видно, кто-то уже сообщал.

– Свои первые «футбольные» деньги помните? На что потратили?

– Я был молодой и холостой, поэтому все отдавал родителям. А с первой получки в первую очередь купил маме цветы и торт.

– Уровень зарплат был выше, чем у заводских работяг?

– У нас ставка была по тем временам 160 рублей, на уровне рабочих завода с высоким разрядом. Заводчане не обижались. Тем более многие понимали, что спорт дело такое – сегодня играешь, а завтра получил травму и закончил.

– Банально, но помните ли свой первый матч, первый гол?

– Уже нет. Стерлось в памяти. Первое время любой матч был как первый. Помню в Махачкале, когда за местную и очень сильную в те времена команду играл легендарный Валерий Маслов. Он там доигрывал уже. И я по заданию тренера его опекал. Было очень сложно – настоящий мастер, очень умный игрок! Он ведь в свое время играл за сборные и по футболу, и по хоккею. У меня буквально голова кружилась! Гол? По-моему, тоже забил махачкалинцам с передачи Валерия Погорелова.

– Примерно с этих лет, когда вы и другие молодые игроки влились, началось превращение команды из середняка в одного из лидеров Второй лиги. Какие изменения происходили внутри команды? Чувствовала ли она свой рост?

– Конечно. Мы уже потом выходили на игру совсем с другим настроем. Не то, чтобы «сыграть удачно, постараться», а уже «выиграть». Наша психология поменялась, чему способствовали и подбор игроков в команде, и внутрикомандный единый дух. Я думаю, что «Ротор» образца 78-го года уже мог бы достойно играть в первой союзной лиге имеющимся составом. Что там говорить, мы по 100 мячей за сезон забивали! Наверное, не было в то время такого руководителя в области или города, который бы поставил команде задачу выхода в первую лигу.

- В 1980-м могли и выйти, но Кострома обошла. Зато выиграли первенство РСФСР.

- Да помню. В Сочи этот турнир играли, я лучшим бомбардиром стал. По-моему мячей 6 забил. Нас тогда наградили медалями и часы именные. Медаль до сих пор храню дома.

- А потом вам пришлось уйти из «Ротора»…

- Да, чиновники выдумали возрастной ценз, по которому старше 25 лет в команде могут находиться на поле не более 5 человек. А нас целая группа в этом возрасте. Тогдашний тренер Геннадий Шершнев предлагал остаться всем и играть как-то по очереди. Но играть хотелось всем, и мне в том числе. А гарантий – никаких. А тут тот самый костромской «Спартак», который выиграл у нас переходную «пульку» в первую лигу, сделал предложение. Мы долго говорили с Шершневым и решили, что все-таки будет лучше, если я поиграю в Костроме.

- А в 82-м вы приехали в Волгоград в составе «Спартака»…

- Сразу вернуться в «Ротор» не получилось – были определенные обязательства. Помню, да, и «прием» болельщиков и игру. Потрепал я тогда Валеру Ванина и Витю Дивака. Мог забить гол, кстати. Выскочил примерно с левого полусреднего к воротам, но почему-то бить не стал, а отдал пас Камарницкому, а тот с пяти метров промазал!

- Не знаете, почему не стали бить-то?

- Не знаю (улыбается).

- В 83-м, когда команда реально претендовала на выход в высшую лигу, вы вернулись. А перед сезоном в Кубке страны «хлопнули» тбилисское «Динамо» с Давидом Кипиани во главе.

- Да, тогда команда была у нас очень хорошая. Но видно не суждено было. Да и некоторым «лицам» казалось, что выходить нам еще рано.

- В 85-м в Кубке СССР «Ротор» снова дал жару переиграв уже столичное «Динамо» - 3:1. Кстати, никакого страха перед соперником не испытывали. Отнеслись с уважением и только. И по игре не уступали и болельщиков порадовали.

- Да, это был мой последний сезон в «Роторе» как игрока. А в этой игре я гол забил. А нам забил Витя Васильев, который в «Динамо» перебрался в 83-м.

- Почему решили закончить? 33 года для многих не возраст.

- Ну как-то само собой получилось. Я для себя уже определил, что обязательно буду тренером. А тут главный тренер «Ротора» Анатолий Константинович Исаев, предложил стать его помощником. Авторитета в команде мне уже хватало, и я согласился. Хотя был вариант поехать в Финляндию тренировать мальчишек.

- Потом вы много лет работали помощником. Менялись главные, а вы оставались вторым. Желания самому стать главным не было?

- Было, и не раз. Сейчас я уже точно знаю, что запоздал с этим решением и нужно было начинать работу главным раньше.

- А когда вы уже были готовы к такой работе?

- Думаю в 1992-м. Когда после отставки Папаева меня назначили исполняющим обязанности. Мы провели неплохой отрезок из серии беспроигрышных матчей, но нагнать конкурентов уже не смогли, чтобы выйти из группы. Вот тот сезон я уже был уверен в своих силах.

- А на следующий год команду возглавил Владимир Сальков, а вы снова стали вторым…

- Я серьезно рассматривал вариант уйти на самостоятельную работу, как и еще несколько раз позже. И варианты со второй лигой были, что считал все равно хорошим стартом для себя. Но всякий раз руководство «Ротора» находило слова, чтобы меня оставить и именно помощником главного тренера. Не видели они на этом посту кого-то другого. И всякий раз я на уговоры поддавался. Наверное, влияло желание остаться в родной команде, родном городе.

- Вы поработали бок о бок с Исаевым, Прокопенко, Папаевым, Сальковым, Кучеревским, Ярцевым. С кем было наиболее комфортно?

- Знаете, даже сам удивляюсь, но буквально со всеми находил общий язык и никаких конфликтов не возникало. Не знаю даже почему так получалось, но скорее само собой. Впрочем, не думаю, что это плохо.

- В 2004-м вы все-таки стали главным…

- В тот год футбол кому-то надоел. Играли сами, ради болельщиков и своего имени.

- Но зато команда играла в красивый, интересный футбол. И на мой взгляд, совершенно незаслуженно покинула Премьер-лигу.

- Полностью согласен. Нам, наверное, не хватило просто пару забитых мячей, в тех играх, которые соперникам удалось с нами сыграть в ничью. Дома и «Динамо», и «Кубань», и «Москву», и «Амкар» должны были обыгрывать. Жалко было очень. Даже Олег Романцев, тренировавший тогда «Динамо», после игры с нами сказал, что «Ротор» играет в очень приличный футбол и заслуживает гораздо большего, чем другие команды. Увы, но главное, что тут команда уже была не нужна.

- Чем сейчас занимаетесь, где мы можем вас увидеть на тренерском мостике?

- По семейным обстоятельствам, мне пришлось прервать профессиональную деятельность и быть в семье. Но скоро надеюсь вернуться к любимому делу – работе в футболе. Зимой поеду в Москву на аттестацию, продлевать свою лицензию PRO , и надеюсь там получить либо полезную информацию, либо, если все сложится – конкретное предложение. Пора возвращаться.