Владимир Горюнов: «Хоронить меня будут в белом костюме и клубном галстуке «Ротора»

«ВП» представляет вторую часть большого разговора журналистов Сергея ХОХЛОВА и Адиля ЗОДОРОВА с мэтром волгоградского футбола, экс-президентом «Ротора» Владимиром ГОРЮНОВЫМ.

«Отстранить меня от футбола невозможно»

– Давно последний раз давали интервью?

– О футболе не говорил с 2007 года. С тех пор обо мне много чего писали и говорили, даже по телевизору показывали, переворачивая все как только можно, а я никаких комментариев не давал.

– Какое-то время вы прожили в затворничестве, потом были руководителем ЦСП, а сейчас снова пребываете в своего рода отстранении.

– Отстранить меня невозможно. Я жил и живу волгоградским футболом, служу ему уже вот 40 лет. М**дой влево-вправо не вилял, – вы так и пишите, – не бегал по разным областям в поисках счастья. Хотя, – сейчас уже могу говорить об этом смело, – предложений было полно. Я оставался предан волгоградскому футболу и пытался наладить ситуацию по мере своих сил и возможностей. Да вы бы знали, сколько всего я могу рассказать о тех, кто поливал меня грязью с 2007 года, пытаясь выставить себя честными и радеющими за спорт! Но никогда не вешал никому ярлыки и не собираюсь это делать. Да, я человек горячий, могу высказаться в грубой форме, но чтобы выносить все на суд божий…

– Когда со всех сторон начали атаковать вас, что испытывали?

– Думал: «Как же так?». Я же мечтал, что в Волгограде прозвучит гимн Лиги чемпионов. Зарабатывая огромные по тем временам деньги, я охотно премировал футболистов. Сверх контракта награждал их крупными суммами, машинами, квартирами. Да мы «Трактор» с боем восстанавливали! Впоследствии на этом стадионе дубль «Ротора» стал чемпионом страны, а молодежная сборная России выиграла отборочный матч чемпионата Европы у албанцев. Победный гол забил Олег Трифонов, наш игрок в то время. За Центральный стадион мы воевали неизвестно с кем – там же вообще был авторынок. Я все это к чему говорю… За что бы мы ни брались, доводили это до ума. Примеров таких масса. А что потом? Почти ничего не осталось… Все гибло на наших глазах. А футбол – это не только игроки. В этой машине важна каждая деталь. Человек, который стрижет газон на поле, повар и даже уборщица, подметающая раздевалки – все это неотъемлемые составляющие, от работы которых зависит результат.

«Какой смысл быть лучшей метлой среди веников?»

– Коснемся перевода центра подготовки спортивного резерва с вашей базы в Волжский…

– Удивляюсь тому, кто посмел подставить губернатора с этим лагерем «Сокол»! Местность площадью 2 гектара – какой там может быть футбол? Для нормального центра нужно минимум 5-6 полей. Мы ведь живем в зоне засушливого земледелия, а ребенок своей маленькой стопой выбивает поле гораздо быстрее, чем взрослый. Поэтому износ газона быстрый, и полям нужен отдых. Я уже не говорю о подсобном хозяйстве. Место для проживания, медицинский и восстановительный центры, столовая, помещения для техники и транспорта – это ведь тоже неотъемлемая составляющая. И школа должна быть рядом. Как они думают запихать это все на 2 гектара? А ведь губернатор нацелен на благое дело – развитие детского футбола. Но, я считаю, кто-то специально это решение протащил, это прямо какой-то политический заказ, по моему мнению!

– А вообще какие у вас сейчас отношения с властью?

– Она у нас вполне адекватная, и областная, и городская. Бочаров правильную задачу назвал – делать ставку на местных футболистов и развивать футбол в регионе. Благое дело! А что в итоге? Вот что в дубле «Ротора» делают 40-летние? Откуда перспективы, о каком развитии можно тут говорить? Да, с довольной миной доложили губернатору на планерке, что мы первые во второй лиге. Но какой смысл быть лучшей метлой среди веников? Лучше бы в том же КФК продолжали играть, но растили молодежь.

– Всюду пишут, вы получали средства из бюджета на содержание ЦПСР, но использовали их для личного обогащения.

– Это еще одна наглая ложь. Дескать, Горюнов хапнул себе бюджетные деньги. Да на содержание самой базы никто ничего не давал. Из 22 миллионов, что выделяла область, около 16 уходило на зарплаты 30 тренерам, бухгалтерам, методистам и другим работникам. Плюс налоги на эту сумму, плюс содержание имущества, которое было в Волжском. Вот и все. А мячи, форма – откуда, думаете, они? Сам ведь достал. За аренду полей не брал ни копейки, а для оплаты коммунальных услуг сам находил средства, крутился, как мог. Расформировать такое учреждение – это же преступление!

– Тем не менее жизнь на вашей базе по-прежнему кипит…

– Уже не так, как раньше. Волгоградских детишек перевели в областную школу олимпийского резерва, но они продолжают ютиться здесь, потому что там нет никаких условий. Говорят, я начал брать деньги за аренду полей? Докладываю: стоимость – 500 рублей в час. Сумма смешная, но и этих денег я уже с мая не видел. И средства-то не в мой карман уходят. Нужно ухаживать за полями, а также убирать на них и в раздевалках – все это требует затрат.

Я сегодня не госслужащий, не член Исполкома РФС, но при этом УЕФА проводит у меня на базе семинар. Это ведь что-то значит? Сразу пошли сюжеты об этом по центральным каналам, минспорт даже собирался сделать здесь федеральный центр подготовки. Регион получил бы средства на развитие спорта – что, кому-то плохо было бы от этого?

– Вы и сами живете здесь?

– Да, с тремя детьми. Я был депутатом двух созывов, президентом не самого бедного клуба. Но никогда не стремился положить побольше денег себе в карман. Я мог себе дворец воздвигнуть в любой точке земли, но ни разу об этом и не подумал. А всегда жил волгоградским футболом, все силы и средства вкладывал в него. Мне 68, рано или поздно настанет время уходить на тот свет. И хоронить меня будут в белом костюме и клубном галстуке «Ротора». В знак того, что перед волгоградским футболом я чист.

Продолжение интервью читайте здесь.

Добавить комментарий