Волгоградец Хасан Галаев побеждает соперников одной левой

У него нет трех пальцев на правой руке, но среди волгоградских бойцов ММА он один из самых опытных. На счету Хасана Галаева полтора десятка профессиональных поединков по смешанным единоборствам, а недавно он стал чемпионом мира по спортивному микс- файту. Кроме того, Хасан еще и тренирует бойцов в клубе «Империя». В интервью корреспонденту «СПОРТ-ТАЙМ» Адилю ЗОДОРОВУ Галаев рассказал о своей спортивной карьере и тонкостях сгонки веса, а также высказал мнение касательно возможного боя между Флойдом Мейвезером и Коннором Макгрегором.

МИКСФАЙТ

С больших перчаток на маленькие

– Насколько тяжело далась победа на чемпионате мира в Турции?

– Главные трудности возникли из-за странной организации. Турнир должен был проходить несколько дней, а для меня все свелось в один. А поскольку я выступал сразу в двух разделах, то получалось, что надо провести 8 поединков. Это сумасшествие. Хорошо, что трое соперников снялись, причем двое из них были местные, турки. Вот тут мне точно повезло, потому что им жестко подсуживали. Видел, как дагестанец в одну калитку молотил турка, а победу в итоге отдали последнему. В итоге я стал первым в разделе, где было запрещено наносить удары в партере, а в классическом ММА проиграл лишь в финале. Для меня это был пятый бой за день, а для соперника лишь второй. Я вышел драться сразу после заморозки ног.

– Как давно вообще занимаешься единоборствами?

– ВММА я 5 лет, а в детстве занимался боксом. Выигрывал всероссийские соревнования, первенство Чечни – это, знаете ли, не шутка, там сумасшедшая конкуренция. Но потом бросил из-за руки – как видите, недостает пальцев, в тяжелых перчатках с этим очень тяжело работать. В Волгоград когда приехал, возобновил занятия боксом, но потом рука снова начала беcпокоить. Познакомился с Али Абазовым, Азаматом Амаговым, перешел в ММА. Собственно, Азамат сейчас и является моим тренером, помогает во многом.

– Что случилось с пальцами, если не секрет?

– В детстве играли с ребятами в деревне, лазили где ни попадя. Так в руке боевой снаряд взорвался. Сейчас у меня еще вместо указательного пальца железяка стоит, не могу кулак полностью сжимать. В Турции, кстати, я в полуфинале одного очень сильного дагестанца победил, он еще и палец сломал. Идет после боя расстроенный, а я подхожу, говорю: «Брат, не расстраивайся. Вон смотри, у меня трех вообще нет, но все же хорошо».

– У организаторов турниров и судей никаких вопросов по этому поводу не возникает?

– Нет, все в порядке. Иногда рефери перед боем спрашивают: «Все нормально там?» Отвечаю: «Нормально», выхожу, дерусь. В легких перчатках с этим вполне можно работать. Но я стараюсь не запускать, больше бью ногами и делаю акцент на борьбу.

«Гонорара в 20 тысяч не хватит даже на еду»

– У кого, по твоему мнению, в окта-гоне преимущество: у ударника или базового борца?

– Ударник ты или борец, а рано или поздно все равно окажешься в партере. Поэтому у борцов все-таки есть преимущество. Взять вон Хабиба Нурмагомедова. Последний его бой был против Майкла Джонсона – сумасшедшего ударника. Но выиграл Хабиб безоговорочно.

– А что касается возможного боя Флойда Мейвезера и Коннора Макгрегора по правилам бокса, каков твой прогноз?

– Многие уверены в победе Мейвезера, но мне кажется, Макгрегор может выиграть. Только сделать это ему нужно в одном из первых трех раундов. У Коннора мощнейший удар и очень хороший прицел: нокаутировать Алдо за 13 секунд – это не самая простая задача. Поэтому если Макгрегор в начале боя хорошо попадет, то у него есть шансы. Если же дело дойдет до четвертого раунда, то Мейвезер просто на опыте переиграет его.

– Как относишься к планам ACB запретить спортсменам сгонку веса?

– Я только за. Сгонка наносит огромный урон здоровью. Организм теряет все полезные вещества, риск травм возрастает в разы. Я три раза сгонял по 12 кило, чтобы драться в категории до 61,2 кг, и все эти бои проиграл. Последний такой был в сентябре, на турнире АСВ здесь, в Волгограде. Я там был готов на 150 %, но при этом на октагоне ничего не получалось. Майрбек Тайсумов и Али Багаутинов сказали, что я, скорее всего, перетренировался.

– А с ними ты где увиделся?

– Несколько месяцев назад был на сборах в Таиланде, месяц занимались в одном зале. С Багаутиновым даже поборолись немного, потом вместе летели в самолете.

– Сколько денег нужно на один такой сбор, если не секрет?

– Тысяч 110–20, если не отдыхать, не кататься на катерах. Я, собственно, только тренировался. Мне брат Руслан помог съездить на эти сборы, за что я ему безгранично благодарен. Каких-либо спонсоров у ММА в Волгограде, увы, нет, приходится выкручиваться собственными силами.

– А какой самый большой гонорар, который ты получал за бой?

– 50 тыс. Для ММА это вообще не деньги, хотя у нас часто проходят турниры, на которых по 10–20 тыс. всего платят. Да этой суммы даже для организации питания во время подготовки к бою не хватит! А что касается 50 тыс., то для них надо было выиграть аж три боя, а не один. Поверьте, на восстановление после трех поединков уйдет гораздо больше. Это грустно, конечно. Желающих заниматься у нас все больше, но нет ни спонсоров, ни турниров с хорошими гонорарами, ни залов нормального размера.

«Отбор на АСВ – это мясорубка»

– В ближайших планах есть подписание контракта с каким-либо промоушном?

– Разумеется, к осени уже хотелось бы это сделать. Мне уже почти 27, пора выходить на какой-то серьезный уровень. Скоро у меня пост, месяц Рамадан, после него хочу провести бой в Волгограде – поговаривают, что в конце июля – начале августа здесь будет турнир. А затем уже стану рассматривать варианты.

– Насколько реально выйти драться уже через месяц после поста?

– Вполне реально. Я в Рамадан тоже тренируюсь: непосредственно перед тем, как поесть, и где-то через час после. Первые полмесяца занимаюсь в облегченном режиме, а дальше – усиленно. Уже привык к такому, особых трудностей не испытываю. Напротив, если целый месяц совсем не заниматься, то потом придется очень долго восстанавливаться, и тогда точно будет тяжело.

– Наиболее желаемый вариант контракта – это АСВ?

– С АСВ есть одна сложность: нужно ехать в Грозный на отборочные бои. Там в одном весе человек 100, то есть получается настоящая мясорубка, дерешься день и ночь. Мне из-за руки тяжело так много биться. Но посмотрим, что получится. Может, с каким-нибудь азиатским промоушном подпишу контракт, такие варианты тоже есть.

– Какое, на твой взгляд, оптимальное для спортсмена число профессиональных боев за год?

– Если сильно не гонять вес, то можно биться каждые два месяца, то есть 6 раз за год. А с весогонкой только 3. Потому что на нее уходит порядка 40 дней, а после организм в себя долго приходит, нормально есть начинаешь только через месяц.

ДОСЬЕ «СПОРТ-ТАЙМ»

Хасан Галаев

Родился 22 июня 1990 года

Профессиональный рекорд в ММА: 11-4