Волгоградец Леонид Федоров в 1960-е снимал сапоги с сельских физруков

Волгоградец Леонид Федоров в 1960-е снимал сапоги с сельских физруков
Редкое сочетание – кандидат в мастера спорта по шахматам и мастер спорта по боксу. Волгоградец Леонид Павлович Федоров преуспел в обеих дисциплинах. Но главными своими достижениями он считает отнюдь не подвиги на ринге и за доской. С ветераном, которому в мае будущего года исполнится 90, встретился корреспондент «СПОРТ-ТАЙМ» Анатолий Любименко, чтобы выяснить, почему массовый спорт был так развит в СССР.

Форсить можно только мускулами

– Леонид Павлович, как спорт вошел в вашу жизнь?

– Мне кажется, он был всегда. Жили в Бурятии, мать одна поднимала нас троих, поэтому работать начал уже в 12, но спорт всегда был рядом и первая любовь – футбол. Мяч, сшитый из тряпок, гоняли дотемна, а еще любили городки и купаться в Селенге. Двое соседских мальчишек невзлюбили меня и регулярно поколачивали. Я записался в секцию, за пару месяцев освоил несколько приемов и отделал обоих. Ну и, конечно, гимнастика. Лом служил перекладиной, на которой оттачивали упражнения. Такие турники стояли чуть не в каждом дворе. У нас имелись свои представления, что такое хорошо и что плохо. В новой рубахе форсить – стыдно, а вот похвастать мускулатурой – другое дело. Еще можно было шикануть, пройдясь в спортивной майке с номером. Это значит, что уже за настоящую команду играешь. Бокс уже в армии вышел на первое место. С месяц тренировался даже у легендарного Николая Королева. Но командир части однажды вмешался: ты офицером собираешься быть или боксером? Я выбрал первое, но так сложилось, что после серьезной травмы глаз пришлось круто изменить свою жизнь. В Сталинграде познакомился с известным тренером по боксу Ильей Карповым. Он и предложил освоить новую профессию – методиста производственной гимнастики.

Работницы «Красного Октября» на производственной гимнастике, 1959 год.

– Сегодня это звучит диковинно.

– На заводе «Красный Октябрь», куда я пришел, начальник отдела техники безопасности сказал: это дело новое, но ты человек военный и сам справишься. Тогда работал Всесоюзный совет по производственной гимнастике, возглавляемый профессором Фейгиным, и учебной литературы хватало. Первым делом я с согласия руководства завода прошел по цехам и выбрал из числа работающих около 200 человек на роль инструкторов. Брал тех, кто прежде спортом занимался, но не все, правда, соглашались, отмахивались. Директор завода Павел Матевосян освободил людей от работы, я разбил их на взводы и занимался три дня на стадионе, где сейчас находится Малая Франция. Как человек военный, дисциплину ввел строгую. Проходит мимо начальник отдела, командую: «Смирно!» И докладываю о происходящем.

Боксеры моторного завода с Леонидом Федоровым, 1966 год

– Как рабочие приняли ваши нововведения?

– Чтоб не возмущались, заставил нормировщика сверить выработку тех, кто занимается гимнастикой и тех, кто не хочет. Например, в цехе ширпотреба, где ложки штампуют. Там же всегда скрюченными сидят. Каждые три часа – небольшой перерыв на 5–7 минут для гимнастики. А если непрерывное производство – зарядка перед началом смены. Результаты наблюдений рабочих убедили. И не только их: нашими данными ученые пользовались при защите диссертаций. Я ведь еще и медиков потом подключил. Спирометрия, динамометрия... Сначала врачи забастовали – не наше, мол, это дело. Я к Матевосяну. Он сказал – делать. Потом не только на заводе и в городе, на всесоюзных семинарах наш опыт отмечали, тот же профессор Фейгин меня называл одним из лучших методистов в Союзе. Я тогда даже лекции читал, опытом делился – и два часа в зале мертвая тишина. Многое получалось благодаря поддержке Матевосяна. Помнится, однажды подготовил приказ о поощрении лучших инструкторов, а финансист отказал – денег нет. Но Павел Погосович приказал деньги найти, и их нашли.

– А как рабочие приняли гимнастику?

– Перед одной из конференций неожиданно Мария Сазыкина из цеха эмальпосуды, которой хорошо за пятьдесят было, вызвалась выступить. Ладно. В зале человек 500, она рассказывает: раньше не занималась физкультурой, а сейчас − и производственной гимнастикой, и гигиенической. Говорит: «Муж на 17 лет меня моложе, но со мной не справляется». Так все грохнули от смеха! Вот такая агитация получилась!

Первая футбольная команда моторного завода, 1964 г. В тренировочном костюме – Л. Федоров.

Подкосил квартирный вопрос

– А потом был у вас крутой зигзаг в биографии.

– В 1963 году предложили стать председателем районного совета ДСО «Урожай» Камышинского района. Решил попробовать – неожиданно, но интересно. Там все было заброшено. Взносы не собирали, ничего не делалось. Дали мотоцикл «Урал», я на нем по району ездил, знакомился со всеми хозяйствами. В совхоз-миллионер «Краснозвездинский» приехал, спрашиваю: «Что же у вас никакой физкультуры? От вас же молодежь бежит. Разве трудно ворота поставить, волейбольную площадку оборудовать?» Директор говорит, а кто будет этим заниматься? Первым делом я со всех совхозов и колхозов юридические взносы ухитрился за десять лет получить. Кого уговаривал, кого пугал. Меня сильно поддерживал секретарь райкома Сергей Дмитриевич Степанов. Кто артачится – я ему: получишь фитиля от Степанова, потом будешь разговаривать по-другому. На собранные взносы накупили спортивную форму для учителей физкультуры из десяти школ, чтобы они выглядели нормально, не в сапогах. Турники поставили, спортинвентарь закупили. А учителям сказал: увижу, что в сапогах уроки проводишь – спортивную форму отниму! Уже осенью 63 года выиграли областную спартакиаду по обществу «Урожай». И в 1964 тоже. Люди увидели, что взносы пошли на дело, что соревнования постоянно проводятся, что для них же стараются. ГТО принимал у призывной молодежи. И сдвинулось дело. На спортивные праздники ко мне артисты из Волгограда приезжали, народу к нам больше, чем на концерты собирался. Не знаю, как бы дальше пошло, но квартирный вопрос подкосил. Мне Степанов однокомнатную в новом доме обещал, который шесть лет строили. Через неделю ордер получать, но звонит Степанов: извини, коммунистке 1905 года рождения жилье надо дать, с обкома так сказали. Еще шесть лет ждать, а меня на частной квартире уже два раза обворовали. Не могу больше. Осенью 64-го ушел, когда Хрущева сняли.

– Памятная дата.

Фото Леонида Мешкова, подаренное Леониду Федорову Обратная сторона фото Л. Мешкова: «Дорогой Леонид, это фото передаю тебе на память, чтобы написать на нем мой новый адрес».

– Федор Иванович Староватых посоветовал на новый завод опять методистом производственной гимнастики пойти. Волгоградский моторостроительный завод буквально на пустом месте построили. Волейбольные, футбольные площадки на пустырях быстро в дело запустили. Уже через несколько месяцев межцеховые соревнования провели. Народу на заводе – тысяч пять, команды по баскетболу, футболу, волейболу. Одних футболистов шесть команд, а тренировать их пригласил Костю Беликова, бывшего капитана сталинградского «Трактора». Городошники хорошие были. Договорился, чтобы их на два часа с работы пораньше отпускали – мастерами спорта стали. Гребцы, акробаты, гимнасты... На первенстве «Труда» в первый же год четвертыми в волейболе стали и я понял, что тут у нас самый большой резерв. К нам после ремесленного училища перворазрядник Витя Буглак пришел с друзьями, и я решил вокруг них серьезную команду построить. Так и вышло. Наш «Мотор» потом на первенстве Союза по классу А выступал. В 1970 году шестерых ребят из нашей футбольной команды забрали в команду мастеров «Баррикады»: Коротанова, Молоканова, Смирнова… Михаил Петрович Каширин, директор завода, поначалу спорт не жаловал. Я ему один кубок принес, другой, третий, про нас в газетах все чаще пишут, в телевизоре показывают, его на совещаниях за физкультурно-массовую работу хвалить начали. Кадровики при приеме новичков стали их спортивными успехами интересоваться. Как выходные – профсоюз средства на отдых выделяет. А меня, кстати, зампредседателя профкома выбрали.

Л. Федоров на сеансе одновременной игры на 25 досках во время службы в Германии, 1956 г.

– Чем еще, кроме спорта, интересовались?

– У меня ни дачи, ни машины, ни рыбалки не было. Все выходные с людьми проводил. И мне это было интересно. Много каких работ сменил, но самые лучшие воспоминания – о рабочих коллективах на Красном и на Моторном. Лучше рабочего коллектива не бывает, там самые лучшие, самые организованные и дисциплинированные люди. И в спорте же самые интересные личности. Со знаменитым волгоградским пловцом, чемпионом и рекордсменом Леонидом Мешковым дружили многие годы. Никакой мании величия у человека не было. Он, кстати, много ездил по стране, перед молодежью выступал, личным примером, можно сказать, воспитывал. А вообще главное, чтобы дети занялись спортом, – пример родителей. От них все должно идти. Да, забота государства – строить стадионы и особенно бассейны, которых у нас катастрофически не хватает. Но смотрите, сколько у нас появилось спортивных площадок благодаря Фонду Елены Исинбаевой, в частности. Нужно просто организовать людей.

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях