Волгоградский "дельфин" завоевал три золотые медали и одну серебряную

Пловец клуба "Волга" Никита Коновалов о спорте и о себе. Кропотливая работа, строгая дисциплина и новая психология стали для Никиты Коновалова стержнем, который, как многие надеются, должен привести нашего пловца к медалям Олимпиады в Рио-де-Жанейро. На недавнем чемпионате России на короткой воде Никита завоевал три золотые медали и одну серебряную. При этом отметив, что плавание в 50-метровых бассейнах доставляет ему куда большее удовольствие. Но обо всем по порядку.

– Никита, если говорить о чемпионате страны, то вы выиграли "золото" в разных дисциплинах. Давно ли приняли решение плавать в разных видах?

– Нет. Буквально перед чемпионатом страны. Разговаривал с тренерами, и Виктор Борисович Авдиенко сказал: «Плыви в удовольствие, пробуй!» А в Казани еще программа была такая, что виды наслаивались друг на друга. В первые два дня 100 «дельфином» и 100 на спине. На спине я плавал серьезно лет 15 назад, но потом бросил. И особо не готовился к этому. Прекрасно знаю, что есть много ошибок на дистанции, в самом стиле. И совершенно не ожидал, что будут такие результаты. Было, конечно, желание выполнить норматив к чемпионату Европы, а об итоговом месте вообще не думал. Но получился вполне достойный результат – и норматив выполнил, и "серебро" выиграл. На сотке «дельфином» задача была вообще исключительно выполнить норматив. Выигрывать титул в глобальные цели не входило. Чисто показать время, а уже на чемпионате Европы доказывать, кто из нас лучше. Но получилось по максимуму. И норматив, и "золото".

– То есть чемпионат для вас как промежуточный старт к чемпионату континента? Медали не главное?

– Да. Мы и не готовились, не подводили форму к этим стартам. Только норматив и попадание в сборную. На сотке кролем вообще не думал о победе. Максимум, что предполагал, место в тройке. Тоже хотелось выполнить норматив. Тем более что стиль не мой, а соперники очень серьезные. Но так получилось, что выиграл и здесь.

– Говорят, аппетит приходит во время еды. Есть желание заняться «не своими» видами программы на более серьезном уровне?

– Загадывать пока ничего не хочу. Пока есть желание добиться хороших результатов на чемпионате Европы. А дальше уже посмотрим. За этот год, после травмы, у меня было мало стартов. Стабильности сначала тоже не было – то хорошее время, то плохое. Сейчас есть положительная динамика. Но в любом случае тут надо подходить очень серьезно. Если тренер меня прочувствует и я не допущу ошибок, может, что-то и получится. Может, и Европу получится выиграть. Но может получиться так, что малейшая ошибка – и ты вылетаешь с пьедестала, ведь плотность результатов на чемпионате Европы будет очень большая.

Что касается глобального занятия спиной, к примеру, то тут надо проделывать определенную работу в зале, подключать другую группу мышц. Усилить работу над стартом, потому что его у меня вообще нет. Он у меня на уровне первого-второго юношеского разряда. Ко мне даже главный тренер сборной Анатолий Валентинович Журавлев подходил и показывал мои грубые просчеты – и ноги проваливались, и плюхаюсь. И стало совершенно ясно, что только на старте я терял как минимум полсекунды! А потом догоняешь и тратишь очень много сил.

Обязательно надо проработать плечи, очень важные мышцы, и их нужно укрепить. Помните же – Станислав Донец, прооперировал впоследствии оба плеча. Потом очень спешил восстановиться, вернуться в плавание на хорошие результаты. В этом случае, конечно, можно несколько раз показать приличное время, но это потом обязательно скажется, когда сустав просто начнет стираться. Это чревато. Тут нужно работать планомерно. Наверное, буду себя готовить к летнему сезону и там на большой воде, возможно, выступлю на 100 и 200 метров на спине.

– То есть по самочувствию, по готовности…

– Да, наверное, так. Сейчас вот к короткой воде мы с тренером вели подготовку всю через кроль. Всю функциональную готовность вырабатывали именно через свободный стиль. Дельфином и на спине на тренировках практически не плавали. И даже в разговорах с Евгением Коротышкиным, Николаем Скворцовым они задавали мне вопрос, какими сериями я тренируюсь в дельфине. А я говорю, что не плаваю серии, что все через кроль. Они не верят. А я не тренирую дельфин особо. Занимаюсь техникой, но никогда не плавал серии. Они говорят: «Это невозможно», а я: «Вот вам пример». Поэтому я плыву дельфин в основном за счет техники, а не объема работы. Я вот думаю, что и спину возможно не тренировать объемами, а работать больше над техникой, а вся функциональная подготовка может прийти через кроль. Так же, как у Володи Морозова. Он тоже в основной массе работает кролем, но у него и брасс приличный есть, и спина тоже. И там, и там плывет быстро.

– Сейчас у вас сложный график работы?

– Знаете, этот год у меня первый в карьере, когда я работаю постоянно. Вот в феврале будет как раз ровно год. Раньше было так, что Европа в декабре проходит и я месяц отдыхаю. Летний цикл проходит, и я снова месяц, а то и два могу себе позволить ничего не делать. Потом возвращаюсь, лишний вес, все такое – и по новой. Сейчас работаем плавно, но постоянно идем вперед. Никаких шагов назад!

– А психологически это легко? Без отдыха, постоянно в работе.

– Трудностей не испытываю. А отдых приходит при разгрузке. Вот как сегодня – тренировка была всего три километра, потом баня. И для меня уже удовольствие. Попрыгали, поускорялись, а зашли в баню – уже отдых! Сейчас домой зайду, перед телевизором полежу, отдохну и завтра готов тренироваться! Никакой напряжности с этим нет. Это, наверное, уже с опытом приходит.

– В каком смысле?

– Ну вот готовился я к прошлой Олимпиаде. Я работал «сломя голову». Тренер дает задание: «Делаем то, то и то», а я выполняю задачу не на 100 процентов, а на 110, 120 – думаю, что так подготовлюсь лучше. А для спортсмена это вредно! Это сейчас я уже понимаю, что лучше сделать на 95 процентов, чем на 120. Перетренированость очень вредна для мышц – только в яму себя можно вогнать. Это-то и стоило мне Игр в Лондоне! Поэтому даже работать нужно с головой, и тогда отдых даже не нужен. Вот мы ехали с Казани на поезде сутки. Мне этих суток за глаза хватило для отдыха – отоспался, отвалялся, посидели, посмеялись и всё – я готов работать дальше. Скажу честно, я в отдыхе сейчас не нуждаюсь.

– Отдых. Где любите проводить время, если вы не в бассейне?

– Люблю по кинотеатрам ходить. Почти все новые фильмы смотрю. Но это только когда не на сборах. Люблю просто гулять по городу – вставил наушники, включил музыку и пошел гулять. Я живу тут, в «Искре», и мы с моей девушкой запросто можем прогуляться по маршруту «Искра» – Мамаев курган – «КомсоМолл», и обратно. Однажды я гулял так, что от дома дошел до Ворошиловского района, а потом вернулся. Примерно 26 километров «прогулялся». И чувствую себя после таких прогулок просто замечательно! Ну это только когда на тренировках малые нагрузки. Или когда просто хочется покушать сладкого. А когда сладкое кушаешь, лишок веса нужно согнать. Вот мы в «КомсоМолле» сладкого поедим и идем домой пешком.

– Вы спортсмен, а болельщиком являетесь?

– Я могу посмотреть топовые матчи по хоккею, футболу, баскетболу. Но я не болельщик вообще. У меня нет никаких пристрастий. Как-то отключил в себе это. Я человек эмоциональный, и если стал за какую-нибудь команду болеть, обязательно получу лишнюю раздражительность. Наверняка сильно бы переживал по поводу проигрыша или травм ведущих игроков. А это, уверен, очень сильно мне мешало бы заниматься тренировочным и тем более соревновательным процессом. Но спорт смотрю. Тогда, когда это похоже на шоу.

– А сами чем-то другим заниматься можете?

– Пожалуй, уже нет. Мне велосипеда уже на всю жизнь хватит. И если моя стихия – вода, то всякие ролики, лыжи, велики пусть стоят в стороне. Мне повезло, что после падения на велосипеде я легко отделался несложным переломом. Огромное спасибо Виктору Борисовичу Авдиенко, что организовал и операцию, и восстановление. Ему я обязан тем, что сейчас я вновь в плавании. Наверное, помните Юрия Прилукова – незаурядный пловец, но ему вот не повезло, после такого же падения ему вернуться в спорт уже не удалось. Поэтому я ни во что уже не ввяжусь. И Виктора Борисовича подводить тоже не хочу.

– А плавание в вашем сознании уже работа или по-прежнему увлечение?

– Я честно скажу. Я в плавании не из-за денег. Был период, когда почти бросил, но вернулся не ради заработка, а ради того, чтобы получить разряд. Да, я сейчас этим зарабатываю, но это вообще не самоцель. Я гораздо больше хочу выиграть, к примеру, Олимпиаду, добиться чего-то большого. Деньги – вопрос вообще даже не второстепенный. Я не слишком требовательный – мне вполне достаточно того, что есть. Главное – создать семью и иметь дом. Все остальное не важно.

– Татуировки – это осознанно?

– Желание сделать тату было задолго до того, как сделал. Но родители были против. Но потом уже пошла заитересованность. Делать что-то маленькое мне было неинтересно, хотелось чего-то существенного. Мне очень близок по духу герои игры Warcraft ночной эльф Элегамнис. Его боевой раскрас я и выбрал. Конечно, пришлось очень много терпеть, поскольку делали мне это без обезболивающих. Но опять же, это только подчеркивает нашу схожесть характеров.