Камышинские отшельники построили хутор

Сбежавшая от цивилизации в степь семья излечилась от болезней, общается «по душам» с волками и регулярно видит НЛО

«Волгоградская правда» уже писала о семье Александра Меренкова. Восемь лет он сам, его жена и теща решили уйти из благоустроенной квартиры в Камышине в дикую степь, чтобы «стать одним целым с природой». С тех пор героические переселенцы отстроили своими руками целый хутор, где есть даже собственная художественная мастерская.

Друзья вымирали, как мамонты

Поселившиеся в 70 км от Камышина на месте брошенного немецкого хутора Ляйхтлигт члены семьи немолоды. Александру Ивановичу и его супруге Надежде Васильевне по 69, маме жены, Анне Михайловне, и вовсе 95 – она участница Великой Отечественной. Но Меренковы признаются – до того, как покинули город, такого умиротворения и бодрости в жизни не ощущали.

На этот побег бывшего кузнеца толкнули размышления о жизни и горький опыт ровесников.

– Когда те, с кем я работал, начали один за другим вымирать, как мамонты, стал хандрить и я, – делится хозяин заимки. – Начитавшись хороших книг, решил так: спасти меня и мою семью могут лишь чистые воздух, вода и физический труд на природе.

Задумано – сделано. Взяли в аренду 2,5 гектара степи с рощицей из вековых деревьев. По примеру предков возвели из камыша, глины, камня жилые каморки, мастерскую, баню, летний душ, дровники. В них тепло зимой и не жарко летом.

На заимке у Меренковых нет электричества, хотя опоры ЛЭП – в 200 метрах от участка. Газом тоже не пользуются. Принципиально. Отвергли, разумеется, и блага цивилизации в виде холодильника (продукты хранятся в вырытых в земле погребе и погребице), телевизора, стиральной машины и прочей бытовой техники. Единственные источники энергии – маленькая солнечная батарея для подзарядки сотового телефона да ветряк. Его Александр Иванович приспособил для питания насоса, которым из колодца-бутылки подается поливная вода. Плюс природные светила и керосиновая лампа.

Из средств передвижения – велосипед. Для поездок в магазин в соседнюю деревню. А зимой хозяин гоняет туда на лыжах.

До самой зимы весь световой день они коротают в эдакой комнате под открытым небом, оборудованной в зеленой ложбине. В центре – стол из досок. Еда готовится на открытой печке с дымоходом, очень напоминающей ту, на которой разъезжал Емеля. В ложбине – еще один колодец. Древний немецкий. Обнаружили его случайно и восстановили.

В радиусе девяти километров – ни души. Гробовую тишину нарушают лишь стук проходящей раз в сутки неподалеку электрички да лягушки.

У «ворот рая»…

За два года Александр Меренков возвел ни много ни мало – художественную мастерскую. Говорит, чтоб рисовать можно было от рассвета до заката. Художник-самоучка, свои первые шедевры он написал именно здесь.

Еще одно «ноу-хау» – поливная система собственной конструкции. Из колодца с помощью насоса вода сливается по желобу в емкость, из которой самотеком стекает вниз – по трубам, расположенным по всему участку под уклоном.

Так что на заимке с момента нашей прежней встречи заметно прибавилось растительности. По периметру участка, который вместо забора обложили насыпью из опоки и камня, – саженцы лиственных деревьев. Ценой невероятных усилий уже разбиты сад и огород. Одна из яблонек впервые в этом году дала урожай. Что касается овощей, нынешней осенью их собрали столько, что угощали детей, внуков и прибивавшихся на заимку любопытных гостей, которые страшно удивляются – как можно выжить вне города?

– На своем участке мы не используем никаких удобрений, но урожай собираем завидный, – подчеркивает хозяин. – Например, посадили весной этого года ведро картошки, а собрали 16. Почему? Аура здесь особая. Плюс мы с каждым растением как с родным общаемся.

Свой хуторок и его окрестности Меренков скромно называет «воротами рая».

Работаем по 14 часов в сутки

Что же касается улучшения здоровья, то в этом, если верить Александру Ивановичу, его семья и вовсе преуспела. Пожив здесь, даже их 95?летняя бабуля забыла, что такое давление, в какой стороне сердце и больные сосуды. С рассвета до темноты гуляет с котом Васькой по заимке.

– К вечеру организм, – рассказывает Меренков, – переживает радостное состояние усталости в теле – мы трудимся физически по 14 часов в сутки. Сон крепкий. Счастливое пробуждение на заре. Режим такой: подъем в 4 утра. Час-два занятий йогой. Завтрак и труд на участке. Обязательный ежедневный сон в полдень. После снова трудимся на земле до 18 часов. Ко сну уходим в 9 часов. Воздух наичистейший. Воду пьем такую кристальную, что она сама способна раны заживлять. В общем, пребываем в пространстве, где господствуют только добро и чистота. Никуда не спешим, в душе – покой и гармония…

Кстати, на километры вокруг заимки – ни одной кучи бытовых отходов: Меренковы регулярно вывозят их на велосипеде на санкционированную свалку в соседнее село. Очистили и участок степи вокруг.

Мыши идут черной тучей

Вообще, с природой у Меренковых – полная гармония. Во время нашего общения в гости к ним зашла знакомая лиса. Запросто поела из рук и удалилась. К обеду прилетел к Александру Ивановичу друг-сокол. Посидел на плече, перекусил, поворковал. Полное понимание у Меренковых возникло уже и с тварями ползучими: страха к ним больше нет. Не кусают.

– А волки не беспокоят? – интересуюсь, услышав ближе к вечеру завыванье.

– Это не волки – собаки одичавшие, – жалуется Александр Иванович. – Обозленные на людей, стаей бродят. А вот с волками наоборот – понимание. Поначалу беспокоили, однажды волк-одиночка и вовсе пытался прогрызть дыру в стене нашей хижины. А отношение к нам серые изменили после того, как однажды просто поговорил с ними через закрытую дверь «по душам», – продолжает Меренков. – Так что докучают только мыши. В бесснежные зимы – целые нашествия, иногда вдруг начинают двигаться по степи стеной, как черные тучи.

А еще они часто видят над своей заимкой по ночам НЛО. Причем всех возможных конфигураций – и сигарообразные, и шаро-

образные, и приплюснутые, с расходящимися в стороны лучами. «Мы на них глядим, и они на нас», – буднично рассказывают Меренковы.

В их ближайших планах – достроить еще одну хижину. Исключительно уже для гостей. Технология та же – замачивают камыш в смеси глины с мелом. Каркас – дерево, полы – земляные. Отопление – русская печь.

– Выходит, дефицит общения все?таки берет свое? – не преминула я поддеть собеседников.

– Семей 20 поначалу хотели к нам прибиться. Но передумали, выходит, – берет слово Надежда Васильевна. – Чего греха таить, очень жаль, что больше никто рядом с нами так пока и не поселился…

Фото автора.