Четырнадцать счастливых лет

Четырнадцать счастливых лет
На работу в «Сталинградскую правду» Нина Мироновна пришла вскоре после войны, в июне 1946 года. Город тогда еще лежал в развалинах. Редакция газеты находилась в трехэтажном здании, недалеко от станции Бекетовской, на втором этаже. А на первом была типография.

Через год после войны
– Принимал меня на работу редактор Александр Гаврилович Филиппов, – вспоминает Нина Кононенко. – Пришла туда по объявлению в газете, поначалу была ученицей бухгалтера. Познакомилась в редакции со многими хорошими людьми.
Николай Мизин, например, ответственным секретарем был, затем его сменила в этой должности Феоктиста Кондакова. Иосиф Гуммер, отработавший в редакции немало лет ответственным секретарем, был тогда еще рядовым литературным работником. Долго он был не женат, но затем прислали к нам в редакцию из Москвы двух молоденьких литсотрудниц, Ирму Родионову и Женю Лурье, и Иосиф с Ирмой через некоторое время поженились.
Литсотрудником тогда работал и будущий редактор «Волгоградской правды» Виктор Ростовщиков.
Помню двоюродных братьев Чернущенко, двое их было у нас. Петр Чернущенко работал собственным корреспондентом в Чернышковском районе, а Иван был литсотрудником редакции.
Собственные корреспонденты были у редакции тогда во всех районах области. Терехов Федор, например, во Фролово работал, Саша Горбатов – в Камышине…
Фотографами в редакции в пятидесятые годы работали Степан Куругин, Василий Ралдугин, Василий Сметанников. Фотографии Нины Мироновны, которые тогда сделал Сметанников, до сих пор у нее дома висят.
А машинисткой в ту пору в «Сталинградской правде» работала Елизавета Костыгова. Она была вдовой Виктора Канунникова – известного в свое время журналиста, бывшего заведующего экономическим отделом «Сталинградской правды», погибшего на фронте в ноябре сорок второго года. Имя его носит и по сей день главная волгоградская журналистская премия года.
Из Китая с любовью
Партийный отдел редакции возглавлял в ту пору Петр Ульев.
– Помнится, муж мой, Федор Иванович, ветеран войны, – рассказывает Нина Мироновна, – написал статью для «Сталинградской правды» о партработе на заводе имени Петрова. Петр Васильевич почитал и сказал, что это единственный материл в его жизни, написанный читателем, который он сдал в набор, не сделав ни единой правки – они в нем были не нужны…
Сам Федор Кононенко, ушедший из жизни совсем недавно, в начале нынешнего мая, вплоть до последних дней называл себя зятем «Волгоградской правды», поскольку супруга его в редакции работала, когда он женился на ней.
Нередко в редакции «Сталинградской правды», как рассказывает Нина Кононенко, бывали в ту пору и всесоюзные знаменитости – Михаил Шолохов, Константин Симонов, Маргарита Агашина, Михаил Луконин. Все они были простыми и доступными в общении. Поговорить очень любили, причем – не только с журналистами, но также и с бухгалтерами, как и со всеми другим сотрудниками. Особенно Луконин, он часто засиживался в бухгалтерии. Рассказывал, как он когда-то рос, как прошло его детство, как затем сражался на фронте…
Нина Мироновна, а в чем заключались ваши обязанности как сотрудницы бухгалтерии главной газеты области?
– Я гонорары начисляла – и штатным, и внештатным авторам. Внештатным отправляла их по почте. Руководила же бухгалтерией тогда главбух Антонина Урусова.
А кто вам больше всех среди сотрудников редакции запомнился?
– Сильней других мне в память врезался редактор Александр Филиппов, он возглавлял газету аж с 1941 года. Очень был добрый человек.
В пятидесятых годах он был направлен в поездку в Китай вместе с партийной волгоградской делегацией. Вернувшись в Сталинград, собрал нас всех, сам сел на край стола и долго рассказывал об этой далекой стране. О том, как встречали с почетом в Китае их делегацию, как трудолюбивы и гостеприимны люди там. Вспомнил и о том, как остановили как-то их автобус встречные артисты, стали петь песни на хорошем русском языке. Запели «По долинам и по взгорьям», да так здорово, что у сталинградцев дух перехватило от волнения…
Пока я помню, я живу
В 1949 году редакция «Сталинградской правды» вернулась в центр города, в двухэтажное здание неподалеку от вокзала «Волгоград-I», который был еще в ту пору деревянным. Нине Кононенко как бухгалтеру часто приходилось тогда в отделение банка ходить, оформлять финансовые документы редакции. Находилось же оно в подвальном помещении дома, что был рядом с разрушенной мельницей.
Уволилась Нина Мироновна из «Сталинградской правды», редактором которой был уже в ту пору Алексей Монько, десятью годами позже, в 1959 году. Ушла работать на завод имени Петрова, поскольку муж квартиру получил недалеко от предприятия. Сменив место жительства, решила и место работы поменять – перешла работать в заводскую бухгалтерию, где затем четверть века трудилась.
– В редакции проводили меня очень тепло, – вспоминает Нина Кононенко. – Подарки дарили, они у меня по сей день сохранились. Вазочку мне подарили на память, вот она, больше полувека на столе стоит, и всё это время я пользуюсь ей.
Уходить с работы в «Сталинградской правде» Нине Кононенко пришлось тогда в спешке – ждало уже новое место работы. Очередные гонорары не успела она разослать. И долго ей еще снилось ночами, что она пачку переводов рассылает авторам: необходимо это сделать, люди ждут…
Нина Мироновна, а сейчас вы следите за публикациями в «Волгоградке»?
– А как же?! Шестьдесят шесть лет мы вместе с мужем выписывали газету. А когда работала в редакции, помню, утром каждого дня она у каждого сотрудника уже лежала на столе.
Четырнадцать лет, которые я отработала в редакции, казалось бы, срок небольшой. Но именно это время больше любого другого запомнилось мне на всю оставшуюся жизнь. До сих пор, как только возьму в руки «Волгоградскую правду», сразу же начинаю вспоминать всех тех, с кем я когда-то в ней работала, как мы тепло друг к другу относились. Ничто больше в своей жизни не вспоминаю я так часто и так трогательно, как эти четырнадцать лет работы в редакции.
Напоследок Нина Мироновна показала мне уникальную фотографию: 1956 год, сотрудники редакции «Сталинградской правды».
– Мы кого-то тогда провожали на пенсию, – поделилась она, – вот и сфотографировались вместе на память. Фотограф пригласил всех, кто был на тот момент свободен.
– Сейчас из всех этих людей, должно быть, я одна жива осталась, – продолжает Нина Кононенко, утирая слезы. – А были мы в ту пору вместе с Таей Кузнецовой, моей подружкой и сотрудницей отдела писем, две самые молоденькие в редакции…

Поделиться в соцсетях