ЭНЕРГЕТИКИ, КАК ХИЩНИКИ, ХОТЯТ ПОБЫСТРЕЕ ВЫПОТРОШИТЬ «ХИМПРОМ»

.1 октября управляющим директором ВОАО «Химпром» был назначен Дмитрий Андреев, ранее, в 2007-2010 гг., уже возглавлявший предприятие. Это кадровое решение спровоцировало резкие заявления со стороны руководителя ОАО «Волгоградэнергосбыт» Владимира Козлова, который потребовал незамедлительного отстранения конкурсного управляющего ВОАО «Химпром» Юрия Петрущенкова и увольнения только назначенного директора. О причинах столь резкой реакции, а также о перспективах химического гиганта, переживающего нелегкие времена, нашему изданию рассказал сам Дмитрий Андреев.

Дмитрий Геннадьевич, почему ваше возвращение на «Химпром» так не понравилось энергетикам? В заявлении Владимира Козлова это кадровое решение названо буквально переворотом и даже «рейдерским захватом» в духе 90-х.

– Конечно же это никакой не переворот. Меня назначил конкурсный управляющий «Химпрома» Юрий Петрущенков, который действовал строго в рамках своих полномочий. Приоритетным направлением в моей работе станет выполнение задач, поставленных руководством госкорпорации «Ростех». А работать я буду в тесном взаимодействии с холдинговой компанией «РТ-Химкомпозит». Так что никаким переворотом здесь и не пахнет.

Вообще, что касается истеричных заявлений директора «Волгоградэнергосбыта» Козлова, то я не вижу особых причин оправдываться. В рамках принятых деловых норм его реакция на мое назначение выглядит действительно неожиданно и странно: мы еще даже не успели познакомиться, а он уже поливает меня грязью и требует отставки. Но, если не воспринимать его слова как личный выпад, а рассматривать сквозь призму корпоративного конфликта, информационной войны, которую Козлов развязал против «Химпрома», то все становится на свои места. А что до обвинений в рейдерском захвате, то тут, я думаю, мы имеем дело с сеансом саморазоблачения. Кто обычно в толпе громче всех кричит «Держи вора!»?

Хоть вам и не хочется оправдываться, тем не менее прозвучал ряд серьезных обвинений, относящихся к периоду вашей работы гендиректором ВОАО «Химпром». В частности, про сбытовую политику, которая закончилась уголовным делом, о прекращении оплаты электроэнергии и доведении «Химпрома» до банкротства. Как бы вы могли это прокомментировать?

– Я бы разделил все эти обвинения на две категории – откровенную чушь и сознательное передергивание фактов. К первой относятся намеки на некое уголовное дело. Когда я возглавил «Химпром», одним из ключевых направлений работы стало избавление от фирм-посредников, подмявших под себя сбыт продукции предприятия. И здесь были достигнуты существенные результаты, которые легко проверить: с 2008 по 2010 годы рост выручки составил примерно 20%, или 1 млрд рублей при сопоставимых объемах производства. За весь период моей работы было лишь одно уголовное дело, возбужденное в отношении топ-менеджера предприятия. Его закрыли по причине отсутствия состава преступления.

Что касается истории долга предприятия за электроэнергию, то здесь уже идет передергивание фактов. Прежде всего нужно понимать, что к тому времени, когда я пришел на предприятие в 2007 году, оно уже долгие годы работало себе в убыток. Кредиторская задолженность составляла более 1,8 млрд рублей. Постоянно дорожавшие услуги энергетиков оплачивались за счет роста задолженности перед другими контрпартнерами. В 2008 году на эту ситуацию наложился еще мировой финансовый кризис. В условиях катастрофического падения спроса мы все-таки сумели сохранить производство и трудовой коллектив. Заплатить долг энергетикам в тех условиях фактически означало неизбежную остановку производства, социальный коллапс в масштабах города и высокий риск экологической катастрофы.

Решая стоявшие перед предприятием социальные задачи, мы при этом четко понимали, что также должны исправлять ситуацию, связанную с чудовищной энергоемкостью нашего производства. Ведь волгоградский «Химпром» был построен в советское время, когда электроэнергия стоила копейки, никто ее тогда не экономил. В результате нами была разработана комплексная программа повышения энергоэффективности, которая, в том числе, предполагала снижение тарифа для предприятия за счет оптимизации схемы его электроснабжения. К сожалению, после моего увольнения эта программа реализована так и не была.

Кризис 2008 года уже далеко позади, но проблема с энергетиками так и не разрешилась. Не могли бы вы пояснить позицию руководства ВОАО «Химпром» по этому вопросу?

– Проблема состоит из двух составляющих: оплата текущих поставок электроэнергии и погашение накопленного за многие годы долга. Простых решений здесь нет. Наша позиция предельно проста и прозрачна. В настоящий момент положение предприятия таково, что перейти к 100-процентной оплате оно просто не в состоянии. Тем не менее уже сегодня мы можем существенно сократить темпы роста задолженности перед энергетиками. Мы готовы садиться за стол переговоров и, раскрыв свою бухгалтерию, планы поступлений денежных средств от выполняемых заказов, договариваться о частичной оплате своих текущих энергорасходов. В перспективе, по мере реализации на «Химпроме» антикризисных мер, возможен выход на 100-процентную оплату. Что касается накопленного долга, то его погашение возможно только после завершения процедуры конкурсного производства.

Насколько я знаю, эту позицию конкурсный управляющий Юрий Петрущенков не раз доносил до наших контрпартнеров, в том числе до гендиректора ОАО «Волгоградэнергосбыт» Владимира Козлова. Однако там нас и слушать не хотят, выставляя встречные заведомо невыполнимые условия и требуя подписания взятых с потолка графиков погашения задолженности. Я думаю, они сами прекрасно понимают нереалистичность своих предложений. Из этого я делаю вывод, что руководство «Волгоградэнергосбыта» не заинтересовано в конструктивных переговорах и сознательно заводит ситуацию в тупик, обостряет ее.

Для чего им это нужно?

– На мой взгляд, Козлов взял курс на скорейшую остановку ВОАО «Химпром» и продажу его имущества на торгах. Для него «Химпром» как предприятие, имеющее свою многолетнюю славную историю, многотысячный коллектив, не представляет самостоятельной ценности. Он относится к нему хищнически – как к военной добыче, трофею. Его задача – побыстрее выпотрошить «Химпром», получив с него хоть какую-то копейку по старым долгам. Дальнейшая судьба предприятия его не волнует.

И тут интересы Козлова вступают в очевидное противоречие как с законом, так и с нашим видением своей ответственности. Согласно закону о банкротстве конкурсный управляющий должен действовать в интересах кредиторов, предприятия-должника и общества. То есть Петрущенков просто не имеет права принести в жертву интересам гражданина Козлова, назначенного недавно со скандалом гендиректором «Волгоградэнергосбыта», 5-тысячный коллектив нашего предприятия и сам «Химпром».

Отсюда эти судорожные попытки Козлова сместить конкурсного управляющего, да и меня заодно. Информационная атака, начатая руководством «Волгоградэнергосбыта», – это ведь лишь видимая часть айсберга. Параллельно в отношении Петрущенкова пытаются инициировать уголовные дела, на него подаются жалобы в арбитражный суд, пишутся кляузы в органы власти, ведется закулисная обработка кредиторов «Химпрома». Одним словом, подключены серьезные ресурсы, чтобы снять Петрущенкова и назначить «карманного» конкурсного управляющего, который остановит производство и будет плясать под дудку энергетиков. Так что, если и говорить о попытке рейдерского захвата «Химпрома», то именно со стороны Козлова.

Но разве наблюдательный совет ГК «Ростех» уже не принял решения об остановке, консервации и ликвидации ВОАО «Химпром»?

– Да, принципиальное решение на этот счет принято. Однако это вовсе не означает немедленной остановки производства на предприятии. Есть лишь стратегическое решение о ликвидации «Химпрома» как юрлица. Но промплощадка остается. Фактически речь идет о том, что неэффективные производства будут остановлены и, видимо, перепрофилированы. Эффективные – выделены и продолжат работу. Также не исключено, что на промплощадку «Химпрома» будут подтянуты совершенно новые производства. Прежде чем все это будет реализовано, необходимо детально проработать и проанализировать все планы с учетом возможных последствий – экономических, социальных и экологических. Это довольно долговременная задача.

Что вы намерены предпринять для улучшения ситуации на предприятии в ближайшее время? Какие у вас планы в этом смысле?

– Прежде всего, нам необходимо вернуть на предприятие средства от трейдинга. Эти деньги нужны для ремонта оборудования, выплаты зарплат и оплату услуг тех же энергетиков.

Также, я считаю, «Химпром» должен активнее претендовать на участие в существующих сегодня федеральных целевых программах. К сожалению, до сих пор это направление работы практически не развивалось.

Есть 1 млрд рублей, выделенных в виде субсидии из федерального бюджета. Эти средства пойдут на мероприятия, связанные с промышленной безопасностью.

Но самый перспективный проект, который сейчас активно нами прорабатывается совместно с администрацией Волгоградской области, – это создание химического кластера на базе ОАО «Каустик» и ВОАО «Химпром». Синергетический эффект от этого объединения, по предварительным расчетам, позволит «Химпрому» провести частичное техперевооружение, снизить энергопотребление и существенно повысить свою инвестиционную привлекательность.

на правах рекламы