Это было недавно – это было давно

Часто бывает, что бросаешься в киоск за конкретным номером газеты, а уже все распродали… В редакцию «Волгоградской правды», к примеру, частенько заходят люди, разыскивающие «экземплярчик» с нужной им информацией.

Хау ду ю ду, мистер Сидорин?
Конечно, помочь людям нужно, и часто можно, хотя подписка на областную газету в любом случае выигрышнее. Но вот просьба Николая Сидорина, на днях нанесшего визит в редакцию «Волгоградки», к сожалению, была удовлетворена частично. Дело в том, что на смеси ломаного русского, английского и немецкого языков гражданин Австралии Николай Сидорин осведомился о возможности полистать подшивки нашей газеты за… 30-е годы прошлого столетия… Более того, выяснилось, что мистер Сидорин прибыл в Волгоград с такой вот, собственно, единственной целью.
К чести иностранного гостя, он воспользовался нашим советом обратиться в волгоградскую областную универсальную научную библиотеку им. М. Горького, в которой хранится большинство выпусков «Сталинградской правды». Ну, а мы со своей стороны воспользовались возможностью выяснить, какую роль в судьбе Николая Геннадьевича, впервые посетившего Россию, сыграла наша газета, которой через месяц стукнет 95 лет.
С горечью вынуждены констатировать, что роль в данном случае оказалась весьма трагичной – хотя вина в том, конечно, лежит не на газете, а специфике того времени, что позже назвали «эпохой ГУЛАГа».
…В книге Памяти Астраханской области об Алексее Прокофьевиче Сидорине сказано совсем немного: «1887 года рождения; русский; образование начальное; наборщик типографии газеты «Сталинградская правда»; место проживания: Сталинград. Осужд. 10.10.1938 г. Особое совещание при НКВД СССР. Обв.: обвинен в контрреволюционной деятельности.Приговор: 5 лет.
Реабилитиация – 1989 г.».
О своем деде мистер Ник Сидорин в далекой Австралии до последнего времени знал и того меньше. Знал только из рассказов отца, что в семье не верили, что свободолюбивый, острый на язык наборщик областной газеты, носящей в заглавие имя великого Сталина, остался жив. Семейные предания гласили, что продуктовые посылки, направляемые осужденному Алексею Прокофьевичу, неизменно возвращались – вскрытыми. До адресата они явно не доходили, что подтверждало худшие опасения родни – в живых их кормильца уже нет…
Не тем шрифтом
В Сталинград Алексей Сидорин с семьей переехал в 1933 году. Уже опытный к тому времени типографский работник, был специально приглашен в «Борьбу». В 1934 году газету переименовали в «Поволжскую правду» – наборщику, как вы понимаете, это было все равно… А уже на следующий год, в 1935 году, газета опубликовала постановление бюро крайкома ВКП(б) от 27 марта – О переименовании «Поволжской правды». Редактор товарищ Касперский от обязанностей был освобожден, его кабинет занял товарищ Швер, но и это наборщика Сидорина касалось мало. А вот в остальном текс т упомянутого постановления уже касался всех без исключения: «Сталинградская правда» должна быть передовой, большевистской газетой. Наш край носит славное имя великого Сталина…» По законам того времени такие, по большому счету, общие слова, уже означали закручивание гаек… На областном совещании работников печати в 1936 году первый секретарь Обкома ВКП(б) товарищ Чуянов «подверг резкой критике работу некоторых газет» и «обратил особое внимание работников печати на огромные задачи, стоящие перед ними в связи с созывом 18-го съезда ВКП(б).
То ли наборщик Сидорин не проникся должным образом руководящими указаниями, то ли букву «р» в слове «Сталинград» пропустил – а скорее всего, стал жертвой банального доноса, мол, не сдержан на язычок товарищ Сидорин, балагурит лишнего в типографских кулуарах… Как бы там ни было, на момент упомянутого партийного съезда, проходившего в марте 1939 года, Сидорина «товарищем» уже никто не называл…
Известно из нашей трагической истории, что слова Сталина, сказанные им на совещании передовых комбайнеров еще в 1935 году в ответ на выступление одного из делегатов «сын за отца не отвечает» хоть и стали крылатыми, действительности отнюдь не отвечали. Страх разделить участь отца отныне начал преследовать его сына, – будущего родителя нашего заокеанского гостя. Страх этот оказался даже сильнее, чем ужас немецкого плена. В годы войны в Германию из СССР было угнано около 5 миллионов мужчин, женщин и детей – Геннадий Сидорин оказался в их числе. После победы СССР над третьим рейхом, остарбайтер Сидорин оказался в Британском секторе и принял решение в страну, трепещущую при имени вождя, не возвращаться… Жена его, такая же насильно угнанная в рейх работница, уже носила под сердцем сына. Ник, Николай Геннадьевич Сидорин, родился в Германии.
Сегодня он живет в Австралии и преподает английский язык в одной из школ. В Россию приехал с коллегой и другом Майком, преподавателем современной истории. В уже частично реализованных планах заокеанских гостей – посещение родственников в Астрахани и в Магадане, лицезрение военного парада в Москве в день Победы и прикосновение к ветхим страницам газеты «Сталинградская правда».
P. S. Если кому из читателей «Волгоградской правды» известны какие-либо сведения о работнике «Сталинградской правды» Алексее Прокофьевиче Сидорине, просим откликнуться.
Автор благодарен Анне В., помогавшей ему в преодолении языковых барьеров, а также и по той же причине двум, к сожалению оставшихся безымянными, студенткам, помогавшим австралийским гостям заполнить библиотечные формуляры.