На работу требуются патриоты

Чтобы сохранить индустриальную и военную мощь России, государство должно разработать комплексную программу подготовки и привлечения молодых кадров в науку и промышленность. Но любые усилия окажутся напрасными, если не преодолеть системный кризис в сфере образования и не укрепить культурно-нравственный стержень общества, говорит генеральный директор и генеральный конструктор Федерального научно-производственного центра ОАО «ЦКБ «Титан» доктор технических наук Виктор ШУРЫГИН. Корреспондент «ВП» беседовал с ним о том, как решить кадровую проблему в стране и на отдельно взятом оборонном предприятии.

В начале разговора мы предложили Виктору Шурыгину немного поностальгировать.

Виктор Александрович, помнится, в прежние времена едва ли не самым продвинутым человеком в обществе был технический интеллигент. Что с ним стало, куда он делся?

— Да, класс технической интеллигенции мы растеряли напрочь. Судьба большинства бывших советских инженеров напоминает похождения главного героя романа Пелевина «Дженерейшен П». Сначала талантливый человек занялся торговлей пивом, потом оказался в рекламном бизнесе и разменял свои способности на тиражирование пошловатых рекламных слоганов. Вспомните, кто в начале 90-х годов стоял у прилавков магазинов импортной электроники? Бывшие сотрудники НИИ, конструкторских бюро… Люди эрудированные и образованные вынуждены были уйти в торговлю. Я в то время специально заходил в магазины, чтобы получить удовольствие от общения с ними… Потом эти интеллигенты и оттуда исчезли, а в магазины набрали малообразованных «менеджеров». В результате получилось то, что имеем: у нас и на производстве, и в торговле не умеют «ни петь, ни рисовать».

Но время теперь другое, прагматичное. Может, интеллигентность и не нужна вовсе современному инженеру? Неужели для того чтобы решать технические задачи, еще и стихи наизусть знать надо?

— По большому счету лирику не обязательно знать уравнение Шредингера. Но физику широкий кругозор для развития и творческого совершенствования просто необходим. Бескультурье и настоящий талант — две вещи несовместимые. Не случайно хорошие технари у нас всегда славились высоким уровнем культуры. «Современный Королев» — главный конструктор корпорации «Московский институт теплотехники» Юрий Семенович Соломонов пишет стихи. Некоторые мои коллеги настолько глубоко знают Шолохова, что «Тихий Дон» могут цитировать едва ли не с любого места. А мой товарищ, бывший директор Центрального института автоматики и гидравлики Виктор Леонидович Солунин, знает наизусть почти всего Омара Хайяма. На любой случай жизни у него афоризм найдется! Я тоже люблю Омара Хайяма и часто перечитываю.

Недавно встречался с вице-президентами Российской академии наук Николаем Лаверовым и Сергеем Алдошиным. Что в них подкупает, так это потрясающая внутренняя культура и — скромность, простота, отсутствие высокомерия. Выдающиеся ученые, выдающиеся люди... А вот вам другая картина: «поцеловались» на дороге два джипа, из каждого вываливаются крутые молодцы и давай крыть друг друга матом… И ведь наверняка оба кичатся своим «высшим» образованием. Наш коллектив создает сложнейшую военную технику, и я с трудом себе представляю, чтобы вот такие неотесанные грубияны смогли оказаться в команде конструкторов, инженеров и даже рабочих «Титана».

Какие же специалисты нужны вашему предприятию?

— Наша задача: создать изделие, удовлетворяющее требованиям Министерства обороны – нашего генерального заказчика. А ему нужно, чтобы в армию поступало вооружение, превосходящее мировой уровень. Поэтому специалист «Титана»— это человек творческий, который может генерировать новаторские идеи и создавать передовую технику. И конечно же он должен быть патриотом.

Но где можно отыскать таких людей в наше время?

— Подготовка специалистов, готовых работать в наших условиях, — задача высшей школы и колледжей. Тесное сотрудничество у ЦКБ «Титан» налажено с Волгоградским государственным техническим университетом. И все-таки вместе с коллегами мы где-то недорабатываем. Главная претензия: со спецкафедры ВолгГТУ на наше предприятие идет очень мало выпускников— не больше двух-трех человек в год. Остальные устраиваются, где попало. Недавно мне рассказали, что бывший выпускник кафедры «Пусковые установки» занимается продажей шин. Не скажу, что торговля шинами это плохо. В конце концов каждый ищет занятие по своему уровню развития... Но для этого не надо было оканчивать вуз по специальности, где учат проектировать сложнейшие ракетные комплексы. Предоставив такому студенту дорогостоящее лабораторное оборудование, самых высокооплачиваемых преподавателей и доступ к секретной информации, государство выбросило на ветер огромные деньги.

Все чаще приходится слышать об общем снижении уровня подготовки студентов. Что в последнее время происходит с нашей высшей школой?

— Беда в том, что получение высшего образования превратили в бизнес. Расплодилось неимоверное количество вузов, в том числе платных. При этом многим молодым людям сегодня важны не знания, а получение «корочки». Подливает масла в огонь и неблагоприятная демографическая ситуация. Поступающих становится все меньше, поэтому вузы снижают вступительную планку, чтобы принять как можно больше абитуриентов и сохранить «образовательный бизнес». В дальнейшем негативный демографический процесс будет нарастать. Уход специалистов старого поколения вскоре станет обвальным, возникнет резкая нехватка персонала, и работать будет попросту некому. Поэтому проблема кадров на сегодня одна из самых острых.

Может быть, молодежь не идет к вам из-за маленькой зарплаты?

— На «Титане» она составляет в среднем 37,5 тыс. руб. в месяц, у начинающих специалистов, естественно, скромнее. Но, на мой взгляд, не в зарплате тут дело. Казалось бы, какая соблазнительная с точки зрения денег работа в банковских структурах! Но ведь и банки мучаются вопросом, где найти хороших специалистов. Одни и те же люди, как стайки окуньков в реке, мечутся от одного банковского филиала к другому. Это системный кризис, связанный с экономическими реформами 90-х, и его нужно срочно преодолевать. Может, кому-то это покажется странным, но начать надо не с изменения учебного процесса, не с образовательной реформы и даже не с отмены ЕГЭ. Гораздо важнее воспитать достойного человека. Это и интерес к профессии, и чувство долга, и любовь к Отечеству, и патриотизм в самом широком смысле слова.

А что вы конкретно можете предложить для решения кадровой проблемы?

— Конечно, мы не ждем подачек сверху. Заключаем договоры с учебными заведениями, платим стипендии студентам, работаем в экзаменационных и дипломных комиссиях, ведем отбор талантливых ребят. В итоге получаем неплохих специалистов. Но это частное решение проблемы. Нельзя создать оазис в виде отдельно взятого преуспевающего предприятия. Я не могу организовать у себя церковно-приходскую школу, открыть частный вуз и готовить распрекрасных специалистов. Но давайте вспомним мудрую пословицу «Все новое — это хорошо забытое старое» и посмотрим, как было раньше. В советское время с 1-3-го класса дети могли посещать кружки по интересам. Кто-то занимался художественной самодеятельностью, кто-то лобзиком выпиливал. Я пошел в авиамодельный кружок. Меня это так увлекло, что стал чемпионом области по авиамоделизму. Занимался до 10-го класса. Не удивительно, что после школы подал документы в Московский авиационный институт. И многие мои друзья-авиамоделисты окончили авиационные вузы, а некоторые стали военными летчиками. А еще в то время очень модной была физика. Вспоминаю 1963 год. Только что отгремел фильм про физиков-ядерщиков «Девять дней одного года». Все лучшие ученики школ устремлялись тогда в физтех, МИФИ и на физфак МГУ. И государство всячески поддерживало этот романтический порыв: научные открытия, создание атомной энергетики, полеты в космос...

Зато сейчас действуют многочисленные грантовые программы, пропагандируются толерантность, программы против наркотиков…

— Да, западная система грантов привилась и у нас. Я и сам член какой-то там комиссии по распределению грантов. Но по большому счету это не решает проблем. Грант подразумевает поощрение отдельных творческих личностей, а стране нужна массовая подготовка талантливых ребят. Мое глубокое убеждение: если мальчишки заняты настоящим делом, их и без грантов не потянет ни на наркотики, ни на участие в хулиганствующих группировках. А сейчас куда им идти? Бывший дом детского творчества на улице Краснознаменской закрыли и перевели для вида в кинотеатр «Победа». Ума не приложу, как можно заниматься с детьми в кинозале? На государственном уровне нужно принять решение, чтобы открывались детские дома творчества, чтобы со школьной скамьи у детей начинали формировать профессиональные и творческие наклонности.

Но ведь интересы современных детей сильно изменились. Им скорее не авиамодельный кружок, а компьютер подавай.

— Я не раз наблюдал, как ребенок еще не умеет говорить, но уже с компьютером развлекается. Наверное, в этом нет ничего плохого. Но компьютер – это лишь инструмент, помощник в работе. Создавать инновации с его помощью сможет только подготовленный и творческий человек.

Тогда задам вопрос по-другому. А кто же сможет выучить этого человека?

— К сожалению, приходится перефразировать слова Чацкого из «Горя от ума»: «А учителя кто?» Ведь если школа и в самом деле такая, как в скандальном фильме Гай Германики, становится страшно за наше будущее. Поэтому необходимо поднимать авторитет учителя, преподавателя. 40 лет назад в аспирантуре Ленинградского военно-механического института у меня был куратор, молодой доцент Леша Зайцев. И вот этот Леша в то время получал 220 рублей. Гораздо больше, чем мой начальник отдела на предприятии. Я ему говорю: «Леш, это несправедливо». А он отвечает, что очень даже справедливо: «Чтобы готовить для производства вот таких умных инженеров, мы, преподаватели, должны быть еще умнее».

Сколько проблем нужно решать. Грустно все это…

— Мы же с вами о серьезных материях рассуждаем — развитие общества, образование, культура... Философия, она вообще наука грустная. Ее принцип развития — движение по спирали: куда бы ты ни двигался, а возвращаешься туда, где был раньше. Но только немного ниже или выше.

Вам удается, чтобы каждый раз хоть чуточку «повыше»?

— Было время, когда ЦКБ «Титан» пребывало в плачевном состоянии: не было денег на счетах, не было заказов, не выплачивалась зарплата. Тогда мы взяли и первыми в стране разработали схему управления процессом уничтожения химических боеприпасов. Внедрили ее. Хотя все вокруг твердили, что это не наш профиль, что не сумеем. Разрабатывали технику для народного хозяйства… Так и росли с каждым годом. Если бы я был пессимистом, я бы тут давно не работал. Мои главные заповеди: «Дорогу осилит идущий», «Надо не языком болтать, а работать…» Чтобы не говорили критики, сегодня у нас и общество развивается, и экономика растет, и порядка становится больше. Нужно только сделать так, чтобы у старших была достойная смена.

Получится?

— Другие же страны на наших глазах творят экономические чудеса, почему мы, соотечественники Ломоносова, Менделеева и Королева, не можем? У нас, оборонщиков, есть поговорка: «Не думай о выпуске, а думай о запуске». Она про то, что внедрение чего-то нового, прорывного важнее, чем рутинное производство. Да, руководство нашей страны думает о запуске, но очень уж долго думает, крупными мазками. А надо торопиться. От этого зависит, где окажется наша Россия: на обочине цивилизации или вместе с передовыми странами будет развиваться и двигаться вперед?..

СПРАВКА:

ОАО «ЦКБ «Титан» — одно из ведущих предприятий по разработке и производству вооружений для Российской армии. Имеет статус научно-производственного центра.

На предприятии разработано наземное оборудование уникальных ракетных комплексов «Искандер-М», «Ярс», «Тополь-М» и артиллерийское вооружение самоходной гаубицы «Мста-С». На протяжении уже более 20 лет коллективом ЦКБ «Титан» руководит Виктор Александрович Шурыгин.