Причастные к святому делу

  • Причастные к святому делу
  • Причастные к святому делу
  • Причастные к святому делу
  • Причастные к святому делу
  • Причастные к святому делу
  • Причастные к святому делу
  • Причастные к святому делу
Обычно о поисковиках вспоминают лишь тогда, когда найдены крупные находки. А кто-нибудь задумывался, как проходят «будни» поискового отряда? Корреспондент «Волгоградской правды» побывала на выезде поискового отряда «Красноармеец», на этот раз в окрестностях деревни Орловки Городищенского района.

Задобрить Дедушку

Парадокс, но будни поисковиков – это выходные. Почему? А дело в том, что за свою работу красноармейцы не получают ни копейки. Поэтому у каждого участника отряда есть своя основная работа. Здесь есть финансисты, юристы, системные администраторы, водители, рабочие. Раскопки для этих людей – не просто хобби, а своего рода «болезнь». В хорошем смысле слова. Общественно-полезная.

…Суббота. Ранее утро. Поисковики укладывают в машины необходимое оборудование – лопаты, металлоискатели, мешки.

– Все это куплено со своего «кармана», – говорит руководитель отряда Денис Соловьев. – Машины для поездок и бензин – тоже наш. Многие с удивлением спрашивают: «Зачем вам это надо?» А мы живем этим. К примеру, я еще ребенком мечтал заниматься археологией, но почему-то думал, что для того, чтобы искать, нужен лишь металлоискатель. Оказалось, этого мало, надо вступить в отряд. Вступил в «Комсомолец», а уже потом перешел в «Красноармеец».

Отряд «Красноармеец» ежегодно пополняется новыми людьми. Вот и сегодня на раскопки выезжают как новички, так и поисковики со стажем.

– Раньше вступить в отряд было очень трудно, – объясняет Денис. – Нужна была рекомендация. Сейчас иначе: захотел вступить – вступаешь. Одни занимаются поиском из интереса, другие – ради удостоверения. Хотя сегодня удостоверение не имеет никакой юридической основы. Помимо него должен быть план на работу, документы на разведку.

От Волгограда до Орловки – минут тридцать. По пути присоединяются другие участники выезда.

– Почему именно Орловка? – интересуюсь у Дениса.

– По названию села был назван Орловский выступ. Бои в прилегающей местности начались 27 сентября 1942 года, к началу октября в окружении в районе Орловки почти полностью погибли защищавшие ее и Городище 115-я стрелковая бригада и 112-я дивизия Ермолкина. Также понесли очень тяжелые потери воинские части оперативной группы полковника Андрусенко: 115-я бригада, 2-я мотострелковая бригада, 724-й стрелковый полк 315-й стрелковой дивизии, сводный полк 196-й стрелковой дивизии. В октябре 1942 года в районе села концентрировались немецкие войска для захвата Тракторозаводского района Сталинграда. В период с октября 1942 года по январь 1943-го Орловка была тыловой базой немецкий войск. А освобождена в январе 1943 года.

Время в пути за разговорами пролетело незаметно. И вот мы на месте. В поле. Здесь ветер ощущается сильнее.

– Вам, может, шерстяные носки дать? – спрашивают меня поисковики. – Замерзнете. А у нас они на всякий случай всегда в машине лежат.

Обещала обратиться, если уж совсем околею.

Поиски у «Красноармейца» начинаются необычно: с ритуала обращения к Земляному дедушке.

– Пусть день сегодня будет удачным, и мы найдем бойцов, – с такими словами Денис закопал в землю кусочек хлеба.

И началась работа: распределение металлоискателей, кому глубинный, кому ручной. Мне достался ручной.

– Ручной металлоискатель ищет какие-то верховые части, – объясняет Денис. – Он работает до 40 сантиметров. Глубинный работает на большое количество железа. На каски, к примеру, – объясняет Денис. – Но сегодня уже с такими приборами трудно работать. Много чернокопателей, которые все железо снимают, а кости обратно в яму бросают. Нам нужен георадар, который показывает аномалию. Он позволит находить места сосредоточения органических останков погибших бойцов даже в отсутствие у них металлических предметов. Соответственно, шанс найти погибшего воина увеличивается многократно. Но если походный инвентарь участники отряда еще могут купить вскладчину, то георадар мы не осилим. Он немалых денег стоит.

Находки

– П-и-ии, – отреагировал прибор на какой-то железный предмет.

– Это наша гильза, – откапывая лопатой, говорит Денис. – Советские гильзы от немецких очень сильно отличаются: и по диаметру, и размеру. На немецкой можно увидеть год производства, из какого металла она сделана. Вот написано: 1938 год, сталь.

Судя по тому, что прибор практически не умолкает, поле просто напичкано металлом: гильзы, пули, осколки снарядов.

Спустя час блуждания по полю мы находим окоп.

– Видимо, «черные копатели» поработали, – комментирует руководитель поискового отряда. Разбросанные кости тому подтверждение.

– Сейчас посмотрим, что в этой яме, – Денис стал копать.

Первая находка – черные ботинки, набитые сухой травой. То ли боец сушил обувь, то ли так утеплял ее.

– Перочинный нож, – комментирует очередную находку руководитель отряда. – А вот мыльница. Хороший подарок для музея.

Была надежда, что в мыльнице мы сможем обнаружить медальон. Но она, к большому сожалению, оказалась пустой.

Работа в этой местности еще будет продолжаться. Сегодня задача поисков – забрать останки найденных солдат для последующего захоронения в Россошках в братской могиле.

К нам стали присоединяться остальные ребята. Роман Чуприков укладывает в один мешок останки, в другой – найденные рядом с бойцом вещи: нож, ботинки, мыльницу.

– А как потом происходит захоронение? В мешках? – интересуюсь у поисковиков.

– Нет, конечно. Изготавливаются специально гробы. В этом тоже задействованы поисковики отрядов, – говорит Денис.

– А если в окопе будет обнаружено оружие?

Все оружие, найденное на местах сражений, передается по акту местным органам полиции.

В этом же окопе были обнаружены останки еще одного бойца, рядом – кошелек с монетой.

– Бойцы брали с собой обычно монетку на удачу, – комментирует Денис. – Видимо, этим солдатам не помогло.

…День клонится к вечеру. Результаты поиска – два безымянных солдата. Наша группа возвращается в город. Все устали. Но каждый ощущает свою причастность к святому делу.

Поделиться в соцсетях