Шью, крою и ставлю латки

В этом деле нет случайных людей. Чеботарские секреты зачастую передаются от деда к сыну, от сына – к внуку. Я решила на один день нарушить традицию «наследования» этой важной профессии и отправилась в сапожную мастерскую. Учиться.

Все – по полкам

Мастерскую выбрала не первую встречную, а ту, что знакомые посоветовали. «У мастера руки золотые – слова, которые стали весомым аргументом для визита именно к этому сапожнику.

В Кировском районе Волгограда, в небольшом павильончике вот уже 12 лет работает Александр Лапин. Первое, что бросается даже не в глаза, а в нос, переступившему порог мастерской – резкий запах ацетона, клея, кожи и краски. Александр в огромном сером фартуке что-то колдует над черными мужскими ботинками, размера так сорок пятого.

– Вы тот самый журналист? – оторвавшись от работы, интересуется сапожник. – И вас нет аллергии на клей и ацетон?

Получив уверенный ответ, что нисколько не пугает, мастер достает с полки запасной фартук, в который, пожалуй, я могу обернуться раза в два-три, и намечает фронт работы:

– Латки, набойки, замена подошвы. Начнем с самого легкого – латки. Хотя, конечно, латка латке рознь, и иной раз на нее надо несколько часов времени убить. В нашем же случае, не все так страшно. Видите во-о-он ту пару?

Александр указывает на полку, где стоят синие кроссовки.

– Им мы сегодня подарим вторую жизнь. Это кроссовки будущего, я уверен, знаменитого боксера, – говорит сапожник. – Знаю этого мальчугана. Он спортом серьезно занимается. Быть может, уже скоро мы увидим его по телевизору, или услышим о нем по радио.

Пока Александр заготавливает из кожи овальные латки, я с интересом оглядываюсь. В маленькой комнатке: печка-буржуйка, полка с аккуратно расставленной обувью, на которой разместились розовые детские сапожки, элегантные дамские туфли, спортивная обувь, но больше всего женских зимних сапог – на шпильках, танкетках, платформе. В углу комнаты главный сапожный инструмент – станок, позволяющий оттачивать набойки, и стол, на самом видном месте которого – молоток, разбросаны кожаные обрезки, в деревянных коробочках – набойки и гвозди.

Украшают интерьер мастерской Лапина рисунки сына, ласково подписанные «Моему папе» и «Любимому папе», а также фотографии знаменитой итальянской футбольной команды «Интернационале Милан».

Вместо мяча – сапоги

Это моя любимая футбольная команда, – уловив мой заинтересованный взгляд, объясняет Александр. – Я в детстве мечтал стать футболистом. Ходил на секцию, и у меня, как говорили тренеры, неплохо получалось, но мама была категорически против. Она считала это все "игрульками" и говорила, что надо думать о чем-то более реальном. Рос я без отца, и поэтому мамино слово всегда было решающим. После восьмого класса устроился помощником мастера по ремонту обуви в «Обувьбыт» и на занятия футболом времени не осталось.

– А как относились к вашему выбору сверстники? Подтрунивали, наверное.., – интересуюсь у Александра.

– Конечно, когда пацаном был, своей профессии стеснялся. Ведь многие одноклассники после школы поступили в техникумы, институты. Но хочу сказать, что даже в то время я мог позволить себе поездку летом на море. А они – нет.

Александр в сапожном деле уже больше 20 лет. Вначале работал на государство. Потом, когда государственные мастерские стали распадаться, на частника. Теперь трудится на себя.

– На моем пути встречались добрые люди, а обучали меня настоящие волшебники сапожного дела, – говорит обувщик. – Благодаря своим учителям Андрею Амельченко и Владимиру Торопову, я умею и ремонтировать, и затягивать обувь и самостоятельно шить.

В 90-е, когда с ремонтом было туговато, Александр шил, как он выражается, «бабушкину» обувь на продажу.

– Все бабульки из близлежащей округи ходили в моей обуви, – вспоминает мастер. – Это были удобные кожаные сапожки по низким ценам. Сейчас шить сапоги необходимость отпала. Обувной рынок сегодня, благодаря Китаю, просто завален товаром на любой вкус, цвет и карман.

Спасибо китайцам

Наш разговор прервала очередная клиентка. Держа в руках сапожки, молодая девушка причитает: «Купила в дорогом магазине за приличную сумму. Месяца не проходила, как «прошитая» обувь, расклеилась. Как такое случилось? Посмотрите, что тут можно сделать?»

– Не хочу вас расстраивать, но ваши сапоги – это обычный китайский кожзам. А строчка на сапоге – простая имитация прочности. Это такой ход производителя. Понимаете? – объясняет мастер. – Оставляйте. Что-нибудь придумаем.

Обувная полка пополнилась еще одними дамскими сапожками.

– И часто вы так «раскрываете глаза» свои клиентам на обувной рынок?

– Часто. Пока на наших рынках существует китайская обувь, мы, сапожники, без работы сидеть не будем. Так что, спасибо китайцам.

…До семи вечера нам с Алексеем предстояло отремонтировать шесть пар обуви: поставить четыре заплатки и две пары набоек. Станок работал практически без перерыва, и наш разговор с мастером периодически прерывался.

От клея и ацетона немного кружилась голова. Уже завершался рабочий день, когда в окошко постучал мужчина. Он держал в руках грязные ботинки и торопливо объяснял: «Здесь надо поставить заплатки. Ботинки порвались в одинаковых местах. И пусть латочки незаметные будут, аккуратненькие».

– Вы вначале обувь свою вымойте, – впервые за весь день, сердито обратился к клиенту мастер.

– А вы здесь на что? Сами и вымоете, – неожиданно отпарировал мужчина.

Такой поступок клиента, Александр Лапин объясняет просто: «Не уважает, видимо, гражданин нашу профессию".

Хочешь измениться, поменяй свою обувь

Известно, что обувь может многое рассказать о своем владельце. Эркюль Пуаро, герой романа Агаты Кристи, только по увиденным дамским ботинкам определил, что их хозяйка – леди.

– Действительно, обувь может рассказать о походке, о манерах. О том, пешеход клиент или пользуется машиной. Качество обуви, без сомнения, говорит о вкусе, финансовых возможностях, предпочтениях, увлечениях и даже о характере человека, – говорит мастер.

…К концу дня на столе, за которым мы работали с Александром, из старых подошв, обрезков кожи и других отходов сапожного дела выросла внушительная гора мусора. Оставалось расставить готовую обувь на полку и подмести пол. Перед уходом я поинтересовалась у Александра, желает ли он, чтобы его сын продолжил сапожное дело, на что получила категорически отрицательный ответ. Александр уверен, что его сын станет знаменитым спортсменом. И быть может, у кого-то в обувной мастерской, так же, как сегодня, у него висит фотография «Интер Милана», будет красоваться фотография его сына.

Совет от Александра Лапина:

Не поленитесь после покупки обуви сразу поставить новые набойки. Заводские, как правило, быстро приходят в негодность. А без набойки каблук быстро портится.

Если обувь не прошита, то следует это сделать также сразу после покупки.

Средняя стоимость услуг сапожных мастерских в Волгоградской области:

Набойки мужские – от 200 до 300 рублей

Набойки женские – от 150 до 200 рублей

Ушивка – 30 рублей

Замена супинатора – 150 рублей

Заплатка – 100 рублей

Замена каблука – от 450 рублей

Замена молнии – от 150 до 250 рублей