Скрипичный ключ к редакционным кабинетам

Приятный гость побывал на днях в «Волгоградской правде». А было время, когда волгоградский композитор Анатолий Васильевич Климов в редакциионных кабинетах практически и не гостем был, а заходил, как к себе домой... в лучшем понимании этого сравнения.

Камертон
Заслуженный деятель искусств РФ, кавалер ордена «Знак Почета», обладатель Почетного знака «Хранитель традиций», лауреат Государственной премии Волгоградской области, – все эти титулы и награды только подтверждают творческую активность композитора, ну, а ветераны «Волгоградки» знают Анатолия Васильевича и как постоянного автора газеты. Мало было Анатолию Климову того, что газета охотно размещала написанные им... ноты к песням на стихи Юрия Окунева, Маргариты Агашиной, Владимира Мавродиева и других волгоградских поэтов! Композитору непременно нужно было писать и о своих коллегах-музыкантах, о новостях волгоградской музыкальной жизни, и, главное, переживать за проблемы в культурной сфере.
О таких, как Климов, обычно казенно сообщается: «Человек активной гражданской позиции». Так оно и есть, но уж больно по-канцелярски звучит! Свою активную позицию Анатолий Васильевич вновь подкрепил, в ответ на предъюбилейное обращение газеты ко всем своим читателям принеся в редакцию толстый конверт. Вырезки из «Волгоградки», подписанные Климовым, уже сами по себе красноречиво свидетельствовали о крепкой дружбе этого человека с главной газетой региона, ну а прилагаемое письмо все точки над «i» окончательно расставило: «Дорогая «Волгоградка»! Мало кто поверит, но с «Волгоградской правдой» не расстаюсь уже 60 лет! С 1952 года я живу в городе-герое, и в доме всегда была любимая газета: сначала родители подписывались на нее или регулярно покупали. Ну, а я продолжаю их традицию, тем более, газета стала еще интересней и красочней! С годами у меня сложился хороший творческий контакт с редакцией газеты. Кто, как не композиторы-профессионалы знали больше о нуждах музыкальной культуры города? Они первые поднимали вопрос об открытии в городе консерватории, о создании театра оперы и балета и симфонического оркестра, и все эти идеи в первую очередь адресовались «Волгоградке»...
Мои проблемные статьи часто появлялись на страницах газеты, даже песни с нотами печатались!»
Музыка на тему времени
Но в коротеньком письме Анатолия Васильевича скромно умалчивалось, как аргументированно звучали аккорды редакционного пианино (да, стоял инструмент в конференц-зале!), когда Климов в защиту публикации исполнял «Волжские огни» на стихи Агашиной или посвящение советской милиции «Ветераны» Юрия Окунева. Или о том, как поначалу морщились редакционные художники при виде приносимых Климовым нотных тетрадей, испещренных непонятными знаками... А между тем все это, как говорится, имело место быть.
... Как из подростка военного лихолетья сложился профессиональный композитор – отдельная и небезынтересная история. К слову, Анатолий Васильевич, всю жизнь питавший слабость к художественно-публицистическому слогу, в последние годы взялся по совету своего друга, волгоградского поэта Льва Кривошеенко, за написание автобиографических новелл: свидетельствуем, получается у него неплохо. Но как бы там ни было, потенциальный «сталинский сокол» Климов (только полученная простуда послужила причиной ухода из спецшколы ВВС) уже в Сталинграде определился с делом всей жизни, которым стала для него музыка.
«Музыка – ведь это тоже в какой-то мере идеология», – говорит Анатолий Васильевич, – случалось, в кулуарах возникали горячие разговоры: Волгограду нужен симфонический оркестр. Город нуждается в театре оперы и балета. Неплохо бы свою консерваторию... Шумят, горячатся творческие люди, а я и говорю: надо на страницах «Волгоградской правды» поднимать эти вопросы! Когда уже образовано было Волгоградское отделение Союза композиторов, я неоднократно «теребил» первого его председателя, незабвенного Виктора Николаевича Семенова, и его заместителя, не менее легендарного Моисея Ароновича Кацнельсона, – давайте, мол, пробивать идеи, ведь сила печати, она бронебойная. Уже когда сам возглавил наш творческий союз, на полную катушку использовал возможности прессы. Считаю, не без толку: областной комитет по культуре к газетному слову прислушивался. В конце концов, появился в нашем городе тот же симфонический оркестр!»
Ноты – в номер
Доподлинно известно, что в редакционных коридорах «Волгоградской правды» Анатолий Климов бывал не только в качестве внештатного автора, но по прямой своей профессии. В минувшую пору популярны были разного рода творческие встречи. Так вот приходилось Климову со своими коллегами и выступать в редакции, играть на том самом фортепиано.
«На одной из подобных творческих встреч я познакомился с Маргаритой Агашиной. Я играл одно время в оркестре ресторана при гостинице «Сталинград». Это был год эдак 1957-й. Уже много позже я прочитал в газете стихотворение Маргариты Агашиной «Огни Волгограда», очень впечатлился и быстро набросал к этим замечательным стихам музыку... Написанное показал Агашиной. Маргарита Константиновна одобрила музыку. Я гордился.
А в «Волгоградской правде», как и у многих СМИ в ту пору была такая добрая практика – печатать слова новых песен и стихов. А раз есть и ноты – то и ноты публиковать. Правда, мне приходилось очень аккуратно черной тушью самому рисовать все ноты, чтобы не гневить редакционных художников – им оставалось только профессионально отретушировать мой рисунок. Жаль, память сегодня уже стала меня подводить, всех и не вспомню сразу, кто помогал мне в «Волгоградке»... Володя Голуб, вот помню, бывало, и критиковал меня – но по-деловому и по-доброму. А чаще – помогал и, как говорится, лоббировал мои интересы. Вообще, в 70-80-е годы наш волгоградский Союз композиторов и я лично очень-очень тесно работали с «Волгоградской правдой». Для меня это было делом чести, делом престижа нашего творческого союза».
Несмотря на солидный возраст и начавшийся дачный сезон («Приходится копаться, а как же!») Анатолий Васильевич не сбавляет творческих оборотов. На дому у него целая музыкальная студия, а в числе друзей – поэты-песенники уже больше нового поколения. На даче, кстати, до недавнего времени у Анатолия Васильевича был устроен необычный музыкальный инструмент: на массивной раме подвешенные чугунные и стальные болванки из числа металлолома – и из этой конструкции композитор мог извлекать занятную музыку. Но охотники за ломом испортили, дураки, песню...
А преданность «Волгоградской правде» у Анатолия Васильевича сродни преданности музыке... «Газету выписывал и буду выписывать, хоть жена, случается, и ворчит... У нас в доме «Волгоградку» никто не трогает до того, как я ее не прочитаю!»