Собственный корреспондент

Согласитесь, есть что-то солидное и одновременно не очень понятное для непосвященных в словосочетании «собственный корреспондент». Во-первых, это намек на могущественность издания, позволяющего иметь «собственных», помимо «просто» корреспондентов. Во-вторых, «собственный» сам изнемогал под грузом ответственности, зато в глазах окружающих выглядел полномочным представителем целой редакции. Собкоры у областной ежедневной газеты «Волгоградская правда» конечно же были всегда – невзирая на время от времени возникающие попытки реформирования собкоровского цеха с целью оптимизации редакционных расходов.

Последний из могикан
В 90-е годы, когда рушилось намного большее, чем создавалось, численность собкоров в «Волгоградке» изрядно сократилась, зато каждому из них пришлось обслуживать зону шире прежней многократно, в газету пришел Николай Степыгин. Он, мотавшийся по газетным делам по нескольким районам области на собственном автомобиле и за собственный счет, стал одним из «последних могикан» прежней собкоровской системы, наследником лучших традиций ее…
Я могу так говорить – мы пришли в газету одновременно, в июне 1998 года, и вместе проработали здесь без малого 13 лет. Я в секретариате, он – собкором.
С Николаем Александровичем, обслуживающим аж семь районов области, начиная с родного Алексеевского, работать было сущий мед с точки зрения работника секретариата. Отличался Степыгин завидной для любого журналиста трудовой дисциплиной. Если требовалось, допустим, в понедельник до обеда 200 строк с фотографией с воскресного районного мероприятия, то в понедельник в 12 он присылал 200 строк с фотографией. Многие его коллеги подобной пунктуальностью не отличались, присылая вместо заказанного «кирпичи» по 500-800 строк к обеду, а фотографии и вовсе к пяти вечера.
Разумеется, репортажами с мероприятий дело собкора не ограничивалось. Как радовался Николай Степыгин, когда именно благодаря его настойчивому вмешательству паренек-сирота въехал в положенную ему по закону квартиру! И вместе с ним радовались все мы: это «Волгоградская правда» в лице собственного корреспондента сумела добиться справедливости.
Шуметь любил на нечастых редакционных собраниях: бухгалтерия держала оборону – на бензин денег нет, и на гостиницу тоже! Николай Александрович, весь мокрый от негодования, грозился больше никуда дальше Алексеевки носу не казать, раз такое дело. Но затем так же регулярно, как обычно, присылал материалы из Новоаннинского, Нехаевского, Кумылженского районов…
Шумел он не только на собраниях: своеобразной визитной карточкой редакционных праздников стали исполняемые им с большим чувством казачьи песни. А также домодельное соленое сало, которым щедро потчевал всех при каждом визите в город.
Последние месяцы в «Волгоградской правде» он проработал в должности заместителя главного редактора. Сегодня Николай Александрович сидит в кресле главного редактора МАУ «Новоаннинский редакционно-издательский комплекс» и газеты «Авангард». Сидит? Это не в его правилах, и, полагаю, подобной привычкой он не обзавелся.
Должность, согласитесь, немаленькая, и звучит очень солидно. Но что-то подсказывает: «собственный корреспондент «Волгоградской правды» ласкало слух Николая Степыгина больше. Впрочем, что мешает нам сейчас выслушать его самого?
13 счастливых лет
– В июне 1998 года я впервые переступил порог редакции газеты «Волгоградская правда», – рассказывает Николай Александрович. – Волновался страшно, ведь журналисты «Волгоградки» являлись для меня настоящими небожителями, и влиться в их ряды было великой профессиональной удачей. Душевные тревоги оказались совершенно напрасными: приняли без особых церемоний и намеков на творческое превосходство.
Я глубоко благодарен судьбе, что она великодушно позволила мне более 13 лет трудиться в этой легендарной газете, в ее знаменитом собкоровском отряде. Работа в «Волгоградской правде» великая школа для любого журналиста, своего рода университеты творческого мастерства.
Особая стезя – должность собственного корреспондента. Именно в этом статусе ты обязан быть готовым написать на любую тему, причем грамотно и профессионально, без натяжек, пустых слов и фальшивых выводов. Сельское хозяйство, медицина, образование, культура, коммунальная сфера, органы власти, местное самоуправление, стихийные бедствия – каждый день ты должен быть готов дать объективную и полновесную информацию на эти темы.
В особом ряду журналистские расследования, благодаря которым мы возвращали украденные квартиры, спасали хозяйства и предприятия от банкротства, выводили на чистую воду жуликов и проходимцев, ограждали честных людей от наветов и лживых обвинений.
Говорю как на духу: мне одинаково дороги воспоминания о жарких буднях хлебной страды и о масштабных мероприятиях на всероссийской сельскохозяйственной выставке. Репетиции казачьего ансамбля в промерзшем насквозь клубе и встреча с великим гармонистом Заволокиным. Шумное собрание по созданию ТОСа и масштабная пресс-конференция Президента России Путина. А еще поездки в наши крохотные хутора и командировки в Абхазию, Белоруссию, Украину.
Вчера еще братские республики встречали по-разному: в Абхазии на русских разве что не молятся, считая их своими заступниками и спасителями, братья-белорусы, в отличие от нас, ценят и уважают своих соседей. А вот украинцы смотрят с подозрением, четыре часа мордовали на границе нашу казачью делегацию, обыскивая до нитки и унижая как последних гастарбайтеров. Мы к ним ехали на торжества по случаю годовщины Полтавской битвы и, раскрыв рот, с удивлением узнавали, что в той войне шведы и хохлы победили русских…
Время и память
– Многое бы отдал, чтобы вернуть прежние годы, когда не покидало нас чувство, что мы, собкоры, единая команда, способная на многое, – признается Николай Степыгин. – Но время неумолимо движется вперед, перелистывая очередные годы-страницы. Его не остановишь и не повернешь вспять, хотя иногда очень хочется. Но жива память, светлая и добрая, которая великодушно позволяет нам не забывать о тех светлых днях, которые связывали нас с «Волгоградской правдой».
А еще не могу не вспомнить тех, кого уже нет, кто ушел до обидного рано. Светлая память внимательному и отзывчивому на наши проблемы Алексею Давыдову. Доброй, душевной, через свое сердце пропускавшую любую боль каждого из нас Нине Селезневой. Обаятельному и на редкость интересному Генриху Саакову. Резкому в суждениях, но быстро отходчивому Виктору Лосеву. Веселому и жизнерадостному Александру Чушкину. И всем, всем, кто не дожил до сегодняшних дней. Они были основой газеты, ее творческим стержнем в те годы, когда я навсегда сроднился с «Волгоградкой».
– Так что нынешнему поколению журналистов есть на кого равняться, и будем верить, что традициям жить и преумножаться, – напутствует Николай Александрович Степыгин. – «Волгоградка» была, есть и будет главной газетой нашей области. И пусть все у нее получится в дальнейшем, пусть всегда и во всем ей сопутствуют успех и удача».