Соцработник семье не враг

Законопроект «Об основах социального обслуживания граждан РФ», который в эти дни проходит очередное слушание в Государственной Думе, вызвал в обществе неоднозначную реакцию. Родители опасаются увидеть очередную мрачную сторону ювенальной юстиции, представители РПЦ отмечают недопустимость излишнего вмешательства государства в дела семьи, во многих регионах проходят одиночные пикеты против принятия закона. «Волгоградская правда» решила выслушать мнения сторонников и противников.

Координатором пикетов выступает организация Родительское Всероссийское сопротивление. Обосновывая свою позицию, его представители упирают на то, что формулировка «соцобслуживание» слишком размыта, а при обращении за социальной помощью граждане автоматически попадают в список тех, кто находится «в тяжелой жизненной ситуации», что дает право соцорганам беспрепятственно вмешиваться в жизнь семьи.

– Речь идет о случаях, когда чиновник коррумпирован, когда недобросовестно выполняет свои обязанности, – говорит волгоградский активист Родительского сопротивления Виктор Шилин. – И далеко не всегда, особенно если речь идет о глубинке, люди могут получит квалифицированную юридическую консультацию по данному вопросу, зачастую они просто не знают своих прав, а у них изымают ребенка. Есть целый ряд прецедентов, таковой, например, имеется в одном из районов нашего региона, где бабушка не может оформить опекунство над внуком, поскольку этому как раз препятствуют соцработники.

Шилин замечает, что в законе слишком много пробелов, к тому же он ничем не уравновешен, и, по сути, вся полнота власти находится в руках у представителей государства. Он считает, что если бы социальные службы несли уголовную ответственность за «ошибки», в результате которых дети были отторгнуты от родной семьи, то политика в этой области проводилась бы гораздо аккуратнее.

Волгоградский уполномоченный по правам ребенка Нина Болдырева считает, что нет оснований говорить о тенденции изъятия детей из семей в массовом порядке, однако подчеркивает – закон такого рода должен быть максимально понятен всем, кого он касается.

– Очевидно, что нужно учитывать мнение родительского большинства, мнение представителей РПЦ. До тех пор, пока он не будет доведен до совершенства, пока каждая буква и строчка не станут всем абсолютно ясны, закон принимать нельзя, – говорит Болдырева. – Безусловно, нельзя исключать наличие недобросовестных сотрудников, как и в любой сфере. Но это проблема уже другого рода. Сам же закон, суть его направлена на то, чтобы своевременно проводить профилактические меры и как раз не допустить крайности, когда ребенка вынуждены из семьи забрать. Социальная помощь может быть выражена в чем угодно, например в том, что будут приходить учить мыть полы и поддерживать порядок в квартире, если потребуется. Весь потенциал возможностей направлен именно на то, чтобы ребенок оставался в кровной родной семье.

Болдырева отмечает, что меры такого рода – то есть внешний контроль за «сложными» семьями – уже частично применяются и имеют осязаемый результат: случаи лишения родительских прав сократились вдвое.

Поделиться в соцсетях