Дыра в санитарном кордоне

  • Дыра в санитарном кордоне
  • Дыра в санитарном кордоне
  • Дыра в санитарном кордоне
  • Дыра в санитарном кордоне
«Волгоградка» ознакомилась с овощеводством по-китайски. В районах области намерены провести проверки с участием глав районных администраций, представителей УФМС, правоохранительных органов для того, чтобы выяснить, насколько безопасны для населения овощи, выращиваемые на волгоградских полях? Корреспонденты «Волгоградской правды» вместе с коллегами из «Крестьянской жизни» организовали собственный рейд в Городищенский район.

Андрей Прошаков не хочет, чтобы его называли фермером. «Фермер – это тот, кому американское государство помогает. А я – казак, крестьянин». Потомственный казак Андрей Прошаков встретил нас недалеко от Иловли, вблизи бесконечных китайских теплиц с помидорами и огурцами. Его монолог настолько страстен, что сразу ясно – накипело.

– Китайцы применяют запрещенные технологии, убивают землю. У них помидоры цветут одновременно – разве такое в природе возможно? Когда томаты стоили на рынке 100 рублей, китайцы отпускали их по 20-28. Огромные урожаи два раза в год. С чего бы это? Наш фермер не может себе позволить такого – отработать на земле год-два, потом выкинуть ее и завезти новую. Селятся эти гости вблизи рек и оттуда качают воду, что запрещено. А потом для видимости делают скважины. Температура колодезной воды +8, в теплицах – плюс 60. Такой тепловой шок никакой овощ не выдержит. Ясно, отчего речки пересыхают. Они землю через подставных покупают или арендуют. Оформляют все законно, не подкопаешься. Но пусть работают, лишь бы к земле по-человечески относились, природу не гробили да налоги как положено платили…

Подходим к земляному валу, который прорезает широкая грунтовая дорога. У Андрея новый всплеск эмоций.

– Это Царицынская сторожевая линия, – взволнованно говорит он, – печенегов десятилетиями сдерживала, нашу мирную жизнь защищала, а вот китайцев сдержать не смогла.

Проходим за вал, и то, что он скрывал, пока мы находились у трассы, не может не шокировать. Справа и слева отвалы земли, густо замешанные голубой пленкой и корнями трав, тут же грязные коробки, побитые помидоры…

Узбек Аскар Саидназаров работает на помидорных плантациях уже с год, но языковой контакт с хозяевами у него происходит только через сына владельца этого хозяйства. Ни одного из имен работодателей он назвать не может. Садимся за стол и разглядываем жилище местных тружеников. Нары разделены перегородками, кое-где есть занавески. Как в плацкартном вагоне. Только пассажиров не найти. Выходим на тропинку между теплицами и замечаем наконец одного из них. Работник с флягой на спине набирает жидкость, которую собирается распрыскивать. Вблизи валяются опустошенные пакеты и бутылки, содержимое которых уже растворено. Украдкой подбираем один из пакетов, фотографируем происходящее и тут появляется явно не рядовой труженик китайского происхождения. Первым делом он пристально вглядывается, нет ли у нас в руках пакетов или бутылочек с китайскими надписями, но все уже надежно припрятано. Изъясняться на великом и могучем он не намерен, но явно настроен изъять фотокамеру и выпроводить нас поскорее с территории. В итоге выясняется, что с зачатками русского языка пришелец все же знаком. Он представился Олегом и предложил подождать приезда большого начальника за пределами тепличного городка. До автотрассы условный Олег сопровождал на внедорожнике «Хюндай», стоимостью крепко за миллион.

Прибывший большой начальник оказался человеком скромным. Назвал себя Я Ю и сообщил, что он все же начальник маленький, а большой находится в Китае. Поэтому говорить ему с нами не с руки, да и русский он знает плохо. Помочь с переводом взялась его соплеменница, назвавшая себя Светланой. Но условная Светлана вместо перевода начала оживленно с Я Ю беседовать на родном наречии. А на наши вопросы оба широко улыбались. Наконец, условная Светлана перевела – нам очень нравится работать в России. Затем добавила, что их фермерское хозяйство называется «Сакарка», но собственником является некий Максим, а они арендаторы. И что с радостью выслушают наши замечания и исправятся. После чего Я Ю пригласил корреспондента в свою «Субару», где на видном месте покоилась толстенная пачка пятисоток. Взгляды, которые хозяин авто переводил с купюр на журналиста, были красноречивыми. А чтобы окончательно внести ясность, на неплохом русском было сказано – не надо ничего писать в газете. Визитка с номером телефона, которая опрометчиво была вручена земледельцу при знакомстве, дала шанс убедиться еще в одном восточном качестве – настойчивости. Звонки продолжались все время, пока статья готовилась к публикации.

Глава администрации Новожизненского сельского поселения Городищенского муниципального района Юрий Клочков поначалу отказывался общаться с журналистами, ссылаясь на некомпетентность в интересующем нас вопросе. Но затем все же поделился соображениями относительно пагубных последствий деятельности китайских тружеников для городищенской земли. Разговоры, что землю убивают, – обывательство, с горячностью опроверг он. У китайцев якобы огурцы за 15 дней растут. Глядишь, начнут рассказывать, что эти пупырчатые сами с грядок срываются и на прилавки уходят. А будь эти огурцы или помидоры вредными, стали бы разве их целыми фурами по России возить. Вообще, считает глава поселения, беспокойства с гостями из Поднебесной гораздо меньше, чем с выходцами из Средней Азии. Первых не видно и не слышно в поселке, со вторыми – хлопотнее. У китайцев солидный размах, без малого четыре тысячи (!) гектаров арендуют. Но в следующем году, сказал Клочков, работать они в районе уже не будут. ФМС им квоту сильно урезает, чтобы для граждан ближнего зарубежья ее увеличить.

Замечательная картина складывается, настоящая пастораль – всех все устраивает. Гостей из Поднебесной, задержавшихся в гостях, не видно и не слышно. Владельцы земли, сдавшие ее в аренду, благоденствуют. Местная власть удовлетворена отсутствием конфликтов с гастарбайтерами. Дальнобойщики интенсивно и успешно доставляют грузы. Перекупщики, получающие товар по бросовым ценам, не менее успешно реализуют полученное. Население, не избалованное дорогими супермаркетами, радуется, что заполучило витамины.

Только витамины, или кое-что еще? Стоит зайти в Интернет и набрать, к примеру, «китайцы, овощи, Россия» и аппетит разом испортится. Нашествие дешевых огурцов-помидоров началось, естественно, на Дальнем Востоке. Сахалин, Приморье, Урал, Поволжье… Вал химической атаки движется на российские регионы с востока на запад и нарастает. Несколько урожаев в год – результат не знаменитого китайского трудолюбия, а эффект от применения опасных агрохимикатов, большинство которых запрещено даже в Китае. А остановить их ввоз, применение – некому. «Боржоми», украинские конфеты, новозеландское масло, оказывается, несъедобны, а китайская химия льется по всей стране. Очень скромно рассказывается в публикациях на тему китайской экспансии о том, как борется с незваными гастарбайтерами миграционная служба, чем занимались многочисленные экологические и санитарные службы. Вот и в этой истории поведать об их роли особо нечего. Россельхознадзор, Росприроднадзор, Роспотребнадзор… Одних «надзоров» – тьма, только за кем они надзирают – непонятно. Генеральный директор ООО «Агропрогресс» Валерий Бакалдин на вопрос о выездных проверках качества сельхозпродукции только рассмеялся: «Они остались в далеком советском прошлом». А на вопрос, что за химию применяют китайские овощеводы, ответить затруднился: «Думаю, никто этого не знает».

Царицынская сторожевая линия, которую упомянул Андрей Прошаков, сооружение знаменитое. Когда-то защищало южные границы России от набегов, служило одновременно санитарным кордоном от эпидемий чумы и холеры. Теперь дыра в нем пробита основательная. И никому до этого дела нет. Население, несмотря на все коллизии, по прежнему верит, что есть кому позаботиться о его здоровье, безопасности, есть кому защитить права. Только дырявой стала эта защита. В ее проломы устремляются все кому не лень, кому жажда наживы застит глаза. И кто их остановит – вопрос открытый.

P. S. Контрабандно добытые пакет и бутылочка переданы журналистами в лабораторию для выяснения природы китайского агрохимического чуда. Что таится под блестящей упаковкой с иероглифами, нам обещали сообщить через несколько дней.

Поделиться в соцсетях