Кому кредит не повредит?

Кому кредит не повредит?
Если взглянуть на статистику, то окажется, что сельхозтоваропроизводители Волгоградской области не очень-то любят брать банковские кредиты . В России на один гектар сельхозугодий в среднем приходится семь тысяч рублей вложенных заемных средств. По нашему региону – только две тысячи.

Считаем на пальцах

Весь кредитный портфель Волгоградского регионального филиала ОАО «Россельхозбанк» не превышает сумму 16 млрд рублей, хотя в той же Ростовской области он достигает 50 млрд рублей.

В первое полугодие на проведение сезонно-полевых работ Россельхозбанком было выделено 1 млрд 700 млн кредитных средств, что вдвое больше, чем за аналогичный период прошлого, и доля банка по кредитованию сезонных полевых работ в области составила 79%. Но до конца года эта цифра вряд ли преодолеет планку в 3 млрд рублей, считает руководитель Волгоградского регионального филиала ОАО «Россельхозбанк» Станислав Павлов. А из 11 тысяч официально зарегистрированных в области фермеров, в числе заемщиков на настоящий момент – не более 500. При этом основную массу составляют крупные агрохолдинги, такие как ОАО «Краснодонское» и «Агроинвест». Небольшие хозяйства можно пересчитать по пальцам.

В банковских структурах полагают, что волгоградские фермеры могли бы проявлять большую активность. Потребность в диверсификации сельхозпроизводства по-прежнему остается острой. В области пустуют и ухудшаются по составу большие пахотные площади. Собственных средств у крестьян немного. В связи с вхождением в ВТО, фермеры будут вынуждены пересматривать прежние формы хозяйствования. Проблем добавит ухудшение климатических условий. Все эти факторы должны подтолкнуть сельхозтоваропроизводителей к привлечению заемных средств, закупкам новой техники, использованию современных технологий, без которых поддержание конкурентноспособности продукции в новых условиях просто невозможно. Однако, пока что кредитная активность фермеров области чрезвычайно низка.

Пойми меня

Впрочем, откуда взяться кредитной активности сельхозтоваропроизводителей, если увеличивающаяся сумма пролонгаций по кредитам самого Россельхозбанка как раз и свидетельствует о том, какими финансовыми средствами располагают фермеры? На сегодняшний день она составляет 199 млн рублей. Пролонгация была и в прошлом году – на сумму около 150 млн рублей, 60 млн рублей остались с 2010 года. В итоге, общая сумма пролонгаций на конец нынешнего года достигнет 450 млн рублей. Последствия засухи так или иначе отразились на всех – мелких и крупных хозяйствах и, в итоге, легли серьезным грузом на отраслевой банк.

Тем не менее, руководство заверяет, что пролонгация будет продолжаться, но было бы неплохо, если бы при малейшей возможности сельхозпредприятия все-таки погашали долги и брали новые кредиты.

– Лично у меня не складывались отношения с банком, пока они не стали брать в залог будущий урожай, – говорит руководитель КФХ из Светлоярского района Сергей Думбров, – я думаю, залоговая база – основной сдерживающий фактор для фермера. В прошлом году мы нашли взаимопонимание, я взял кредит под посевы, которые предварительно застраховал. Надеюсь, что банк действительно станет для нас своим.

По словам руководителя КФХ из поселка Рассвет Ленинского района Александра Жукова, сами фермеры, из-за участившихся засух и неурожая, боятся рисковать. В свое время в заволжских районах мелиорацию развивало государство, подход к созданию условий для развития земледелия был системным, в местных колхозах орошались тысячи гектаров. Теперь фермер остается практически один на один со своими проблемами. Брать на себя дополнительное финансовое бремя осмелится не каждый. Хотя сам Александр Жуков все-таки кредитуется, правда, у других – тех, что были в «зоне доступа», в своем районе.

Риск – благородное дело

Сельхозтоваропроизводители сетуют и на сложную процедуру получения кредита, затягивающиеся проверки, не учитывающие особенности и сроки сельхозпроизводства, желание служб безопасности банка перестраховаться и свести риски к нулю.

По словам главы Михайловского муниципального района Николая Семисотова, к нему неоднократно обращались сельхозтоваропроизводители с безукоризненной репутацией, жаловавшиеся на непонимание специфики ведения сельского хозяйства со стороны допофисов банка.

– Сегодня у фермеров есть достаточно хорошие ресурсы и база, есть, что заложить, – говорит он, – но сам банк готов рисковать? Крупный агрохолдинг без проблем получит кредит, обычному фермеру это сделать очень сложно. Отказывают с мотивировкой: «нет кредитной истории». Поэтому у меня свое предложение к банковским структурам. У нас в каждой районной администрации есть свои сельхозотделы, в которых специалисты прекрасно знают, что из себя представляет тот или иной фермер – кто платежеспособен, надежен, ответственен. Если бы мы наладили такую совместную работу, вместе минимизировали бы риски. Как будто наши сельхозтоваропроизводители не рискуют, когда берут заемные средства!

Интересно, что созданная не так давно Россельхозбанком, агростраховая компания все еще боится работать в регионе. Не мудрено – сплошные страховые случаи. В итоге – замкнутый круг. Посевные площади продолжают пустовать, у фермеров нет средств на диверсификацию производства, а банки жалуются на низкую кредитную активность. И все это на фоне разгула АЧС, создающей проблемы развитию животноводства, и предстоящую «перезагрузку» менталитета в связи с нахождением страны в ВТО. Впрочем, радует, что обе стороны постоянно ищут общие точки соприкосновения.

– Пусть медленно и тяжело, ну как все в сельском хозяйстве, – говорит Станислав Павлов.

Поделиться в соцсетях