Шашлык отменяется?

Не во всех районах области сегодня функционируют убойные пункты.С 1 июля в РФ вступили в силу новые правила для тех селян, которые держат домашний скот и реализуют мясную продукцию на рынке. Решением комиссии Таможенного союза на территории государств – членов Таможенного союза, куда теперь вошла и Россия, был принят технический регламент "О безопасности пищевой продукции". Согласно его 19-й статье убой продуктивных животных должен производиться в специально отведенных для этой цели местах. Реализация мяса сельскохозяйственных животных, не подвергнутых убою на мясоперерабатывающих предприятиях, убойных пунктах или убойных площадках, запрещена.

Для исполнения новых федеральных стандартов в Волгоградской области планировалось оборудовать 72 специальные площадки и 22 пункта для убоя сельскохозяйственных животных. Однако далеко не все районы оказались к этому готовы. В некоторых из них до сих пор нет ни одного убойного пункта. Впрочем, там, где убойные пункты и площадки все-таки есть, функционируют они очень по-разному.

На прилавках – пустота

В Камышинском районе на частных подворьях всегда держали помногу и хрюшек, и коров. Для многих сельских жителей именно они были основным источником дохода. Забивали скот по традиции в августе, чтобы продать мясо и собрать маленьких детей в школы, а тех, кто постарше, – в вузы. Однако сейчас от этой традиции приходится отказываться.

Камышинский район не попадает ни в какую угрожаемую зону, тем не менее у нас действует запрет на реализацию любого вида мяса, в том числе говядины и баранины, – рассказывает заместитель главы района по сельскому хозяйству Юрий Кипкало. – Крестьяне в замешательстве: почему? Но ни на одном уровне нам четкого ответа не дают, как не дают и ветеринарных справок. Потребность же в реализации мяса очень велика. В районе 16 тыс. поголовья КРС, из них ¾ – в частных подворьях. А впереди, напомню, новый учебный год. Я уже не говорю о том, что камышинский рынок опустел, хотя еще месяц назад там было изобилие мяса. Наши сельхозпроизводители обратились в прокуратуру, ждут помощи от нее. Но дождутся ли – вопрос.

Между тем даже если запрет на реализацию мяса будет снят, бить скотину негде. В Камышинском районе всего один убойный цех, и тот по ряду причин не работает.

Гладко было на бумаге

В Еланском районе функционирует тоже один убойный цех – в самом крупном сельском поселении, Вязовском. Цех образцово-показательный, соответствующий всем санитарно-эпидемиологическим нормам. Возвели его на базе разрушенного коровника, и обошелся он, по словам его владельца Сергея Гливы, почти в 4 млн рублей. Открытие состоялось в конце декабря. Однако сейчас, спустя полгода, Сергей Мирославович признается: знал бы, что сложится такая ситуация, ни за что не связался бы с «убойным бизнесом».

– Что мы только не придумывали, чтобы привлечь клиентов, шли на всяческие уступки! Предпринимателям, которые бы постоянно с нами сотрудничали, обещали скидки, владельцам ЛПХ предлагали бесплатную доставку животных своей техникой. До 1 июля у нас был даже бесплатный холодильник. Но за это время к нам пришло всего три (!) еланских предпринимателя. С 1 июля клиентов прибавилось – мы забили около 70 голов КРС. Но прибавилось не настолько, чтобы сделать работу убойного цеха рентабельной. За июль мы заработали всего 40 тыс. рублей. Но при этом приходится ежемесячно платить 10-12 тыс. рублей за электроэнергию, за воду, за откачку септиков и плюс зарплата – двум бойщикам, скотнику и бухгалтеру. С 1 июля мы подняли расценки, но заработанных средств не хватает даже на зарплату.

Расценки убойного цеха: 600 рублей за голову КРС и свиньи. Сейчас свинины нет, и за КРС берут 800 рублей. По мнению Гливы, на стоимости мяса на местном рынке это отразиться не должно:

– Мы подсчитали: КРС – это в среднем 150-200 кг, разделите на 800 рублей. Если раньше 1 кг говядины стоил на рынке 300 рублей, то с открытием убойного цеха он должен был подорожать на 5 рублей, а 1 кг свинины – на 3 рубля. Потребитель этого даже не почувствует!

Глава Еланского муниципального района Александр Носов подтверждает: резкого скачка цен на мясо в районе действительно не произошло. По его данным, до конца года должен открыться еще один убойный пункт – уже в Елани.

Покой им только снится

А вот в убойном пункте, функционирующем в городе Суровикино, отбоя от клиентов нет. Открылся пункт 1 июля, работает без выходных и, как утверждает его руководитель Юрий Маврин, за все это время раньше 12 часов ночи он домой не приходил. За неполный месяц через убойный пункт прошло до 220 голов скота!

– Мы предполагали, что работать будем только с жителями Суровикинского района, а везут животных из Калачевского, Октябрьского и даже Ленинского районов! – рассказывает Юрий Иванович. – У клиента из Ленинского района спрашиваем: «Чего же в такую даль животину-то повез? У вас своего убойного пункта нет?» «Есть, – отвечает, – только там очередь на 1,5 месяца». А мы никому не отказываем. И расценки, я считаю, у нас божеские – 700 рублей свинья, 900 рублей – КРС. Приезжали к нам из Октябрьского района, говорили, что у них расценки – 1200 за КРС и 1000 – за свинью.

Стоимость убойного пункта на сегодняшний день – около 300 тыс. рублей. Но Маврин, работавший когда-то начальником убойного цеха на районном мясокомбинате, приказавшего сейчас долго жить, знает, что нет предела совершенству. Сейчас здесь строится эстакада, чтобы удобнее завозить животных, в перспективе – приобретение стационарного холодильника. Есть желание организовать переработку – делать стейки, наборы для холодца, перерабатывать требуху. Конкуренции на этом убойном пункте не боятся. «Будем только рады, – говорят, – если часть скотины кто-то возьмет на себя. У нас очень большая нагрузка». А что конкуренция будет, можно не сомневаться.

– В райцентре два убойных пункта, только один пока не работает, – рассказывает глава Суровикинского муниципального района Иван Шульц. – Сделан убойный пункт в Качалино и заканчивается строительство еще двух пунктов в двух сельских поселениях. Будут ли они востребованы так, как убойный пункт Юрия Маврина, посмотрим.

Поначалу, признается Иван Александрович, местные жители в штыки восприняли убойные пункты. Смущали даже не столько их расценки, сколько транспортный вопрос – далеко не у всех есть техника, чтобы довезти скотину до места забоя. Но за месяц, похоже, привыкли, и сейчас никаких вопросов местным властям суровикинцы уже не задают. Правда, цена на мясо на рынке в райцентре сразу подскочила на 20-30 рублей.

Сегодня упорно циркулируют слухи о том, что якобы планируется отодвинуть на год срок введения на территории Волгоградской области принятых международным Таможенным союзом ограничений. Но даже если это и произойдет, год пролетит быстро, и убойные пункты и цеха все равно станут нормой жизни для сельхозтоваропроизводителей, нравится это кому-то или нет. Они – гарантия качества и безопасности мяса. И с этим не поспоришь.

Поделиться в соцсетях