В ДЕФИЦИТЕ ШВЕИ И ТЕКСТИЛЬЩИКИ

На отчете регионального министерства по образованию и науке перед общественным советом губернатор Сергей Боженов поднял проблему подготовки кадров для промышленности. «На рынке труда Волгоградской области сегодня остро не хватает квалифицированных токарей, слесарей, строителей, сварщиков, – убежден губернатор. – Именно на эти профессии большой спрос. Они востребованы работодателями и достойно оплачиваются. Главная задача министерства образования и науки Волгоградской области – сформировать государственный заказ на подготовку таких рабочих профессий».

Однако не меньше, чем в слесарях, токарях и сварщиках, область нуждается в швеях и других профессиях, необходимых в легкой и текстильной промышленности.

Возможно, для кого-то это станет неожиданностью, но отечественный легпром по-прежнему жив и даже чиновников из Минпромторга РФ удивляет своей живучестью. Фабрики выдержали испытание очень нелегкими годами «экономических реформ», пережили экономический кризис и сегодня не перестают достойно «держать удар» китайского и турецкого ширпотреба, который заполонил все рынки и магазинные прилавки. Легпромовцы даже шутят: мол, в их деятельности самое постоянное – это перемены.

Но есть у них проблема, на фоне которой тускнеют и острый дефицит оборотных средств, и устаревшее, давно выработавшее свой ресурс оборудование. Это кадровый голод.

Упали ниже сельского хозяйства

Еще лет 20 назад кадры были, но фабрики не знали, чем их занять. Практикой становились двух- и трехдневные рабочие недели, а у директоров тогда была одна забота: как бы так аккуратно провести сокращение кадров, чтобы и людей не сильно обидеть, и по судам потом не ходить. Государство помогло директорам эту проблему решить, резко снизив пошлины на ввозимые в Россию товары и тем самым серьезно поддержав турецко-китайских производителей. Да так кардинально помогло, что теперь потенциальных работников на отечественные фабрики калачом не заманишь.

И главный «камень преткновения» здесь – зарплата. Ею работники легкой промышленности и в советские времена похвалиться не могли – она традиционно была самая низкая по сравнению с другими отраслями экономики. А сейчас между ними вообще целая пропасть. Последние 2 года средняя зарплата на предприятиях легпрома в Волгоградской области оказалась даже ниже зарплаты в сельском хозяйстве! При таких цифрах говорить о решении кадровой проблемы, согласитесь, весьма проблематично.

– В прошлом году средняя зарплата по отрасли была 9586 рублей. В этом году она увеличилась на 17% и составила 11294 рубля, – без энтузиазма констатирует председатель обкома профсоюза работников легкой и текстильной промышленности Ирина Ярошик. – Но увеличение произошло в основном из-за того, что в прошлом году текстильные предприятия в Камышине несколько месяцев простаивали, а сейчас вновь заработали. Абсолютное большинство работников легпрома – женщины, почти каждая вторая – предпенсионного и пенсионного возраста. Молодежи мало – 19-20%. И перспектив, что она придет, – почти никаких. Учебные заведения практически прекратили готовить кадры для отрасли.

За швеей – днем с огнем

И это действительно так. Единственное в регионе отделение по подготовке трикотажников в Волгоградском техническом университете закрылось. Профессиональные училища в Камышине, много лет специализирующиеся на подготовке швейников и текстильщиков, уже несколько лет как поменяли свой профиль и готовят кого угодно, но только не кадры для предприятий, работающих на базе когда-то знаменитого на весь СССР хлопчатобумажного комбината. В прошлом году прекратило свое существование профессиональное училище, много лет являвшееся базовым для фабрики «Виктория» (сейчас – «Царицынская мануфактура»). А профессиональное училище в Урюпинске, которое готовило швейников для местной трикотажной фабрики, хоть и набирает абитуриентов на эту специальность, но, как нам сказали, один раз в три года. Откуда же в такой ситуации кадрам взяться?

Недавно в городах и районах Волгоградской области начала открывать швейные цеха одна из крупных ростовских фирм. Цех на 150 рабочих мест она планирует создать в ближайшее время и в «столице российской провинции». Но кто там будет работать – вот вопрос. Для той же урюпинской трикотажной фабрики принять дополнительно даже не 50, а 15 швей стало поистине неразрешимой проблемой.

Майка для лидера

Что такое кадровый голод, на урюпинской «трикотажке» знают не понаслышке. Когда-то на этом предприятии трудилось до 2 тыс. человек, и они обеспечивали своей продукцией весь Советский Союз. Но с развалом Союза фабрика потеряла поставщиков сырья и большинство покупателей, а в 1996 году остановилась совсем. 1200 человек, в основном женщины, остались без работы. Для маленького Урюпинска это была катастрофа. Именно в то непростое время предприятие возглавила Тамара Гаврилова.

– Для меня, как и для многих сотрудников, фабрика всегда была больше, чем работа. Она была нашей жизнью, – объясняет Тамара Павловна. – Мы могли ее бросить. Люди на меня надеялись, и я не имела права их подвести.

Тяжело фабрика вписывалась в рынок, пыталась найти поддержку у властных структур. И нашла. Администрация Урюпинска предоставила предприятию муниципальный заказ, обладминистрация выделила ему вексельный кредит по линии управления соцзащиты. Фабрика этот кредит честно отработала, выпуская продукцию для ребятишек, которая потом шла на погашение «детских» пособий. Это позволило практически «лежащему» предприятию подняться. За несколько лет фабрика полностью поменяла свой ассортимент. Сегодня это около 150 моделей бельевого трикотажа для детей разного возраста и взрослых, и каждый год внедряется 10-15 новых моделей с учетом модных тенденций. Урюпинские трикотажники стали участником всех федеральных выставок-ярмарок, нашли новых заказчиков, расширили рынок сбыта – сейчас это большинство регионов России. Значительно изменившиеся качество и дизайн продукции фабрики высоко оценили даже на федеральном уровне – предприятие неоднократно становилось победителем конкурса «100 лучших товаров России».

Даже в этом году, далеко не самом благополучном для отрасли, фабрика увеличила объемы производства почти на треть. Со сбытом тоже все в порядке. На предприятии готовы увеличить количество рабочих мест. Но швеи в «столице российской провинции» оказались буквально на вес золота.

Зарплату просто так не платим

– Молодежи из училища к нам на практику приходит совсем немного, человек восемь, – рассказывает Тамара Гаврилова. – А остается работать еще меньше – трое-четверо. Но и их специалистами можно назвать с большой натяжкой. Мы молодежь, конечно, не бросаем. На фабрике до сих пор действует институт наставничества. Мы снизили нормы выработки для молодых, неопытных швей на 20-50%. Однако выпускники училищ все равно на предприятии долго не задерживаются. Молодежь отвыкла работать. Для девчонок гораздо более привлекательны магазины и рынки, где можно часами стоять и ничего не делать. А у нас даже за небольшую зарплату надо действительно работать. Это производство, это поток, и «перекур» по 1,5 часа наши швеи себе позволить не могут…

Тем не менее, с гордостью отмечает директор, молодежь на фабрике все-таки есть – и среди швей, и практически в каждом отделе. Не выпускает швей училище? И не надо! Сама фабрика дает объявление в газетах, принимает на работу людей неопытных, учит их. Для этого в штат предприятия специально ввели инструктора. Тоже, кстати, молодую девушку – ей проще находить общий язык со своими ровесниками. Вот уже несколько лет на объявления о приеме на работу не отзываются ни технологи швейного производства, ни наладчики оборудования, ни мастера. Тогда трикотажники решили воспитать таких специалистов в собственном коллективе, направив своих же сотрудников учиться в Волгоградский технологический колледж. Профинансировала обучение служба занятости. Так что сегодня на предприятии практически нет проблемы с «узкими» специалистами. Но только исключительно благодаря усилиям самой фабрики.

Помогите, пока не поздно

То, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих, поняли не только в Урюпинске. Камышинские текстильщики, например, на одном из предприятий организовали собственный отдел подготовки кадров, пролицензировали его, и он фактически стал заниматься тем, чем перестали заниматься образовательные учреждения. «Царицынская мануфактура» сама занимается профориентацией – устраивает экскурсии для выпускников школ, организовывает практики для студентов.

А еще одно швейное предприятие, так и не сумев привлечь в себе кадры «классическим» способом, заключило договора о сотрудничестве с женскими колониями. И колониям хорошо – их подопечные при деле, и предприятию выгода – работницам из мест не столь отдаленных платить можно меньше.

Но и на фабриках, и в обкоме профсоюза понимают, что все эти варианты – исключительно от безысходности. Вот если бы, говорят, был госзаказ на подготовку рабочих и специалистов для отрасли, возможно, это могло бы изменить ситуацию.

– 20 лет рыночной экономики при полном отсутствии государственного интереса к отрасли оказались для наших фабрик хорошим тестом на выживаемость, – считает директор Урюпинской трикотажной фабрики Тамара Гаврилова. – Мы доказали, что даже в таких далеко не тепличных для нашего производства условиях имеем право на существование. Продукция российского легпрома при всех ее недостатках все-таки конкурентоспособна и востребована. Она отличается от иностранной высоким качеством и изготавливается из натурального сырья. Последнее обстоятельство для предприятий, выпускающих, например, бельевой трикотаж, является решающим фактором, обеспечивающим успех их присутствия на рынке. В нашем существовании заинтересованы не только мы сами, а прежде всего наши потребители. А их, поверьте, немало.

Поделиться в соцсетях