Национальность – сталинградцы

Национальность – сталинградцы
Люди практически всех национальностей, населяющих нашу необъятную страну, в годы Великой Отечественной войны стали защитниками Сталинграда. А представители восьми из них были участниками обороны Дома Павлова. Этим людям и был посвящен литературно-музыкальный вечер «Всем маршалам страны и рядовым» в областной библиотеке им. Горького. 

Лишь половина защитников Дома Павлова вернулась с войны, а трое из них погибли в самом этом здании в пору его героической обороны. На пятьдесят восьмой ее день, в последний день боев за это историческое здание, погиб 28-летний пулеметчик Идель Яковлевич Хаит. Этот еврейский парень был уроженцем села Хащеватое Гайворонского района Кировоградской области. Сражаясь в Доме Павлова, он так и не узнал, что все еврейское население его родного села было к тому времени расстреляно фашистами.

Тогда, в ноябре сорок второго, Идель был похоронен возле ныне знаменитой разрушенной мельницы, и лишь по окончании войны его перезахоронили на Мамаевом кургане.

Сирена Исмагилова, член совета татарской национальной культурной автономии Волгоградской области, рассказала о другом защитнике Дома Павлова – о Фаизрахмане Зульбукаровиче Рамазанове, ефрейторе отделения бронебойщиков, татарине по национальности. На исходе сентября сорок второго года вместе с пятью другими бронебойщиками, вооруженными тремя противотанковыми ружьями, пришел он на помощь руководившему обороной Дома Павлова лейтенанту Афанасьеву. Был тяжело ранен, но выжил.

Родом этот человек могучего телосложения был из Астрахани. И до, и после войны он работал кузнецом. Он не любил говорить о себе, о своем героическом прошлом. Зато зачастую с гордостью и вдохновением рассказывал он о своих товарищах-однополчанах. В горниле пройденных сражений сердце его не ожесточилось –  в 60-е он удочерил сиротку, которую звали Венерой.

Еще одним бронебойщиком, оборонявшим Дом Павлова, был узбек Камолжан Тургунов – дедушка Камол, как называли его в его родном Узбекистане. Умер он в 2015 году, оставив после себя 14 детей, 68 внуков и 85 правнуков. Сталинград и Дом Павлова он помнил всю свою долгую жизнь. Говорил, что этот город стал для него второй родиной и что в нем живет его семнадцатая дочь. Таковой он считал родившуюся в сорок втором в подвале Дома Павлова волгоградку Зинаиду Андрееву. Зинаида Петровна сама пришла на вечер в областную библиотеку, чтобы поделиться личными воспоминаниями о легендарном дедушке Камоле. А дети и внуки Камолжана Тургунова по сей день приезжают в Волгоград, где воевал с фашистами знаменитый их дед и отец.

Полторы тысячи калмыков защищали Сталинград. Был в их числе и Гаря Бадмаевич Хохолов, плотник. На войне он стал снайпером, и уже в ноябре 1941 года был награжден почетным знаком «Отличный снайпер». Премьера фильма о нем «Завещание защитника Сталинграда», созданного кинематографистами Элисты, прошла в Волгограде в рамках того же литературно-музыкального вечера.

После Сталинградской битвы Гаря Бадмаевич оказался в числе тех, кому не досталось наград. Мало того – по окончании войны каток репрессий того времени не миновал и его: тринадцать лет вместе со многими калмыками провел Хохолов в лагерях в Сибири. Имя его надолго оказалось вычеркнуто из списка имен защитников Дома Павлова. Но он не просил ни почестей, ни наград. Единственное, чего он хотел, – чтобы его дети и внуки знали и помнили, что он защищал Сталинград. Во время обороны Дома Павлова, как вспоминали очевидцы, в нем сохранилась ленинская комната. В ней было несколько книг и даже патефон, который слушали бойцы в минуты затишья.

Точно такой же патефон из родного поселка Эльтон привез  в областную библиотеку Смагул Мунтаев, руководитель этнографического центра «Алтын нур». Под льющиеся из него звуки «Севастопольского вальса» Смагул зачитал наизусть несколько писем уроженцев поселка Эльтон – земляков, не пришедших с войны. И в их числе – письма пропавшего без вести в ноябре 41-го Александра Яковлевича Ильменского, в одном из которых есть такие бесхитростные стихотворные строчки: «Теперь уж настала минута разлуки. Прощай же, любимая мною Анюта! Прощай, дорогая, любимая мать! Твой единственный сын едет воевать».
Разлука эта для Александра Яковлевича и в самом деле оказалась вечной. Но пожелтевшие письма его по сей день хранит, как святыню, наш современник Смагул Мунтаев. Они, как и само это мероприятие, прошедшее в стенах областной библиотеки, стали своеобразным окошком в те дни…

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях