Танковые армады немцев первыми встретили сталинградские зенитчики

Зенитчики ведут огонь по фашистской авиации. Сталинград, место нынешней площади Павших Борцов, 1942 год, автор фото – Н. Маликов.
Событиям 23 августа 1942 года в Сталинграде посвящено много книг и статей, часто полных мифов и даже конспирологических теорий. Наш военный обозреватель Александр ФОЛИЕВ, изучив впервые опубликованный документ Росархива, уверен: отстоять город удалось в том числе и потому, что на пути немецкой армады встали сталинградские зенитчики.

На переднем крае

Среди множества документов, показанных впервые к 75‑летию Сталинградской победы, один имеет непосредственное отношение к августовским событиям. Это донесение  старшего инструктора политотдела Сталинградского корпуса ПВО Виктора Хармаца «О боевых подвигах бойцов и командиров частей Сталинградского корпусного района ПВО в борьбе за город Сталинград». На документе нет грифа «Секретно», но все же его опубликовали лишь спустя 75 лет.

И на земле,  и в воздухе

В донесении указано время начала боя советских зенитчиков:

«23.8.1942 года в 14.30 в районе первого боевого сектора 1077 ЗАП (зенитного артиллерийского полка. – Прим. ред.) стало известно, что немцы, прорвав фронт, направили большое количество танков и мотопехоты.

В 15.00 этого же дня в расположении боевого порядка этого же полка появились до 4 колонн танков и автомашин с пехотой. Одновременно батареи полка атаковали десятки вражеских пикирующих бомбардировщиков с воздуха».

Положение зенитчиков осложнялось: они приняли бой, не поддержанные ни пехотой, ни танками. С начала войны советским зенитчикам приходилось бороться с немецкими танками, в частности в ходе битвы за Москву. Но именно 23 августа 42‑го под Сталинградом они впервые в одиночку оборонялись от превосходящих сил противника и на земле, и в воздухе. Первой вступила в бой 5‑я батарея, которой командовал лейтенант Семен Черный. Они бились против 80 танков и роты автоматчиков. Фактически на батарею наступал танковый полк немцев. В донесении подчеркивалось: «За время ведения огня было уничтожено 7 и подбито 8 танков, до взвода автоматчиков». Батарея сбила еще бомбардировщики Ju 88 и Hs 123.

Семен Черный, командир 5-й батареи, 2-й дивизион

Когда все орудия батареи противник огнем вывел из строя, зенитчики попали в окружение, но вырвались, отбиваясь гранатами и бутылками с зажигательной смесью. За этот бой лейтенант Черный получил орден Красного Знамени, а в мае 44-го, когда стал капитаном, – медаль «За оборону Сталинграда».

Сержант Михаил Чаусовский был удостоен ордена Красной Звезды, дожил до победы, и уже в 1985‑м был награжден орденом Отечественной войны I степени. Орденом Красной Звезды был отмечен и красноармеец Юрий Халфин.

До последней пушки

А вот еще сведения из донесения: «...До 50 танков ринулись на 6ю батарею. В жестоком сражении наводчик 2го орудия ефрейтор МАРКИН И. И. сбил самолет ХЕ-111, сжег 6 танков и 2 автомашины».

В 42-м ефрейтор Иван Маркин был награжден орденом Красного Знамени, а в 1985‑м – орденом Отечественной войны II степени.

Еще один подвиг: «...В результате боя 6я батарея уничтожила 18 танков, 3 автомашины с мотопехотой и боеприпасами противника, сбила 3 самолета. На этом участке враг понес большие потери только потому, что лейтенант т. РОЩИН и военком батареи политрук т. ЛИТВИНЕНКО все время находились при орудиях… и непосредственно руководили боем.

Находясь в полном окружении, они бились до последнего и впоследствии сумели оставшихся людей вывести в полном составе».

За мужество старший лейтенант Михаил Рощин был награжден сначала орденом Красного Знамени, Николай Литвиненко – орденом Красной Звезды, а потом оба получили медаль «За оборону Сталинграда».

С презрением к смерти

А вот еще строчки из донесения: «...Энергично дрался личный состав 4й батареи. Особенную отвагу проявил комсомолец старший лейтенант т. СКАКУН... В итоге батарея уничтожила 6 вражеских танков, 8 автомашин с пехотой и грузами, одну легковую автомашину, сбила 2 вражеских самолета, подбила 12 вражеских танков и уничтожила до 70 солдат и офицеров».

Орден Красного Знамени получил старший лейтенант Николай Скакун, он прошел войну, остался в армии, стал полковником. Приезжал в Волгоград вести патриотическую работу.

Николай Скакун, командир 4-й батареи, 2-й дивизион

А вот еще один сталинградский герой: «...С презрением к смерти дрался комиссар этой батареи младший политрук т. КИСЕЛЕВ, который сквозь ураганный огонь бросился к единственно уцелевшей пушке, чем воодушевил и зажег бойцов на дальнейшую борьбу, и в результате этот орудийный расчет сжег еще два танка».

Он остался жив, воевал до самой победы, был награжден орденом Красного Знамени, стал капитаном. А в 1985 году Дмитрию Киселеву вручили орден Отечественной войны II степени.

Ни шагу назад

3‑й батарее была поставлена задача – не допустить немцев к дороге, которая шла через реку Мечетку в направлении Ерзовка – Сталинград, и тем самым не дать занять район тракторного завода с запада. В бою были тяжело ранены комбат лейтенант Генрих Гойхман и его помощник лейтенант Борис Кошкин, но они продолжали отражать атаки врага.

В батарее осталось одно орудие, но бойцы стояли насмерть: «...30 человек, которые уцелели от огня противника, находясь в полном окружении в лесу, одним орудием отражали атаки гитлеровских автоматчиков. Все бойцы поклялись не отступать назад ни на шаг. Комиссар батареи и бойцы в тяжелую минуту приготовили связку гранат для того, чтобы не сдаться в плен живыми.  В течение ночи... атаку врага они отбили».

Комиссар батареи политрук Василий Егупов сначала получил орден Красной Звезды, а потом  – медаль «За оборону Сталинграда». Генриха Гойхмана наградили орденом Красной Звезды, он умер от ран 2 сентября 1942 года. Раненый Борис Кошкин не оставил поле боя, выжил, был награжден орденом Красной Звезды, прошел всю войну, а в 1985‑м получил орден Отечественной войны I степени.

Зенитный расчет младшего лейтенанта Петра Левченко, отбивший первую атаку немецких танков, прорвавшихся со стороны пос. Рынок, Сталинград, сентябрь 1942 г./фото из книги «Сталинградская битва», 2002 г., т.1

***

По приблизительным подсчетам, в ходе боев 23–24 августа 1942 года зенитчики 1077‑го полка подполковника Германа подбили 83 танка, 15 грузовых автомобилей, две цистерны с горючим, вывели из строя до трех батальонов пехоты, а также сбили от 14 до 20 самолетов. Это тоже стало своеобразным военным рекордом. Сегодня о подвиге напоминает название одной из улиц нашего города-героя – Зенитчиков.

Почему об этих подвигах не рассказывали раньше?

Ответ прост: на двух последних листах донесения были описаны не подвиги, а факты предательства и сдачи в плен. Не только красноармейцев, но и командиров, и членов партии. Было такое и в 1077-м ЗАП, который первым встретил немецкие танковые колонны на подступах к Сталинграду. Вот эта сводка: «15.10.42 г. сдался в плен немецким оккупантам командир 5-й батареи 1077 ЗАП старший лейтенант ГЕРАСЕВ Иван Матвеевич, рождения 1909 года, русский, беспартийный, из крестьян, образование высшее, в РККА с 1941 года». А потом в донесении о потерях 1077-го ЗАП уточнили: в плен он сдался не один, а с двумя бойцами. Как сложились судьбы перебежчиков у немцев – неизвестно…

нет

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях