Ах Александр Сергеевич, милый

Ах Александр Сергеевич, милый
6 июня – Пушкинский день в России, или День русского языка

Профессор ВГСПУ, доктор филологических наук Василий Супрун рассказывает о том, опасен ли для русского языка Интернет, завел бы Пушкин свой блог и от чего защищать родную речь.

Не ругайте авторучку

– Нельзя ругать авторучку за то, что кто?то пишет с ее помощью грязные слова. А кто?то может и глаз выколоть ею, но разве ручка в этом виновата? Интернет – средство распространения информации, достаточно удобное, высокоскоростное, без него уже трудно представить себе нашу жизнь, – говорит Василий Иванович. – Он не только знакомит нас со свежими новостями, помогает мгновенно обмениваться сообщениями, но и является лакмусовой бумажкой, проявляющей состояние речевой культуры народа.

– Безграмотность выплеснулась на всеобщее обозрение...

– Да. Ведь раньше люди общались, говорили или писали безграмотно, но это не было так заметно, поскольку оставалось фактом устного или письменного диалога. Теперь ошибки видят все, но Интернет здесь ни при чем. Он лишь показывает, что люди разучились говорить правильно и красиво. Помните эпиграф к «Ревизору»: «На зеркало неча пенять, коли рожа крива»? Грубовато, но точно.

Когда «аффтар жжот»

– Как вы относитесь к так называемому олбанскому языку, ко всем этим «аффтар жжот»? Это безобидные лингвистические игры или культурный вирус?

– Когда я учился в Ленинградском университете, мы часто с друзьями играли в неграмотную запись слов. Побеждал тот, кто наиболее забавно переиначивал привычные слова. В чем?то это способствовало повышению нашей грамотности, поскольку, исказив слово, мы задумывались о его исходном правописании. Но это не выходило за пределы филологического студенческого круга. Когда появился Интернет, та наша безобидная игра вдруг стала популярной, ее прозвали олбанским языком.

– Многие слова прочно вошли в массовую коммуникацию...

– Да, и мне, например, нравятся боян (баян) – бородатый анекдот, зачот – правильный поступок или правильные слова, многа букаф – излишне длинный и малоинтересный текст, пожалуй, и аффтар жжот, ржунимагу (хотя сам их все же не употреб­ляю). Они забавные, в короткой форме позволяют дать оценку тексту, человеку или событию. Но, к сожалению, от олбанского языка ответвился йезык падонкафф, полный грязи и мата, читать тексты этих аффтарафф неприятно, в них сквозит презрение к нашему народу, русскому языку. Это действительно какой?то «вредоносный вирус», но бороться с ним можно только презрением всего нормального общества. Пусть они общаются в своей гнусной группе, а к нам не лезут.

Уровень культуры не падает – он становится другим

– Знаю, что и у вас есть страничка в соцсетях, и вы безжалостно баните тех, кто обижает русский язык. Думаете, поможет?

– Я на ней последовательно веду борьбу с матом, удаляю за мат из числа френдов (я различаю френдов по сети и друзей по жизни) любого самого заслуженного человека. Некоторые обижаются, но ведь это моя страничка, я хочу чувствовать на ней себя комфортно, а от мата мне становится физически плохо, как будто мой родной язык при мне режут и насилуют. Не знаю, поможет ли это состоянию русского языка, но на моей странице мата нет, а мои френды меня поддерживают.

– Правда ли, что знания, с которыми молодые люди приходят в университет, год от года катастрофически сокращаются, а уровень культуры падает?

– Не готов говорить о катастрофе, хотя часто мне становится неловко в аудитории, когда я привожу какой?нибудь пример из школьной программы или упоминаю об общеизвестном факте отечественной истории, культуры, а ответной реакции нет. Зато молодые владеют более обширной информацией о виртуальной среде, гаджетах, современной западной музыкальной культуре, каких?то новинках литературы (я не всегда их принимаю или понимаю, но это не значит, что я прав). Мне кажется, что уровень культуры в современной молодежной среде не падает, а становится другим. Так было всегда (вспомним «Отцов и детей»), просто сейчас все происходит гораздо быстрее.

Филологи – люди особые

– Встречала отличников, которые пишут с ошибками. Хотя классик, помнится, был на их стороне: «Как уст румяных без улыбки, без грамматической ошибки я русской речи не люблю…»

– Все же филологи – особые люди. Многие зациклены на грамотной речи, тридцать три раза посмотрят в словарь, прежде чем напишут предложение. Особенно это касается отличников, троечник смел и не слишком заботится о чистоте речи. Впрочем, из троечников часто получаются предприимчивые и смелые организаторы и руководители, а отличники им выправляют тексты. (Смеется.) Что же касается Пушкина, думаю, что под грамматической ошибкой он подразумевал особенности народной речи, которую слышал от Арины Родионовны, жителей Болдина и Михайловского. У нас прекрасная народная речь, из которой литературный язык постоянно черпает новые красивые слова, этот источник неисчерпаем.

– 1 июня в Волгограде состоялась конференция студентов, где они обсуждали проблемы современного русского языка. Что это за проблемы?

– Это было очень интересное событие. Съехались делегации почти из 20 вузов России, специалисты из Москвы, Санкт-Петербурга, профессора и доценты из Волгограда, библиотекари, писатели. На филологической секции были жаркие дебаты о современном состоянии русского языка. Некоторые студенты оказались радикальнее профессоров, в их высказываниях сквозила боль за нынешнюю неряшливую речь, за ее чрезмерную насыщенность американизмами, нецензурщиной. Преподавателям даже приходилось сдерживать натиск молодых пассионариев.