Актеры называют его «человек-планета»

Актеры называют его «человек-планета»
75 лет исполняется 4 февраля замечательному волгоградскому режиссеру и интереснейшему человеку Борису ЕСТРИНУ. Обозреватель «ВП» Александр ЛИТВИНОВ встретился с юбиляром, у которого в свое время сам брал уроки театрального мастерства.

Как «писатель» режиссером стал

– Борис Павлович, вы ведь коренной волгоградец?

– Да! Родился и вырос на Нижнем поселке ВГТЗ. Помню, как пленные немцы строили там ДК тракторного завода. В этом ДК, ныне практически заброшенном, был читальный зал с великолепной библиотекой. Я перечитал в ней все, что было можно, всю мировую классику, и русскую, и зарубежную. У меня даже кличка была тогда в школе – Писатель. В том же ДК впервые посмотрел спектакли лучших волгоградских театров. В ДК ВГТЗ был и свой собственный театральный коллектив, бессменным руководителем которого была Любовь Ивановна Бондаренко, бывшая актриса омского драмтеатра.

– Сколько же вам было лет, когда вы «заболели» театром?

– Впервые в театр ДК я пришел в третьем классе. Первой моей ролью в нем была роль Дядюшки Тыквы в спектакле про Чиполлино. Затем в пьесе про Павлика Морозова я играл роль младшего брата Павлика – Феди. Мы с Володей Добреньковым (он сейчас декан философского факультета МГУ) выскакивали из-за кулис и орали песню «Мы красные кавалеристы!».

– Неужели не было соблазна у подростка заняться, например, моделированием или записаться в футбольную секцию?

– Мне была интересна сцена. В этом театральном коллективе я занимался вплоть до призыва в армию. Три года служил в ракетной части в Подмосковье. Часто ездил в Москву, в увольнения. Влюбился в театральную Москву. Там же, в столице, после службы поступил на режиссерское отделение Московского института культуры. Сидел в пору учебы на репетициях у великих режиссеров Наума Бухмана и Леонида Хейфеца.

Москва – Воронеж – Волгоград

– В вашей творческой биографии, помимо Москвы и Волгограда, есть еще немало городов и даже стран. Какими тропами вы туда попадали?

– Свой дипломный спектакль «Ленинская улица» по пьесе Владимира Лифшица я поставил в Воронежском ТЮЗе. Там, в Воронеже, меня сразу же приняли в штат, предоставили квартиру. Но я очень рвался на малую родину и все-таки вернулся в Волгоград. Начал работать здесь в народном театре при ДК завода имени Петрова. Там я поставил спектакли «Табачный капитан» Николая Адуева, «Иркутскую историю» Алексея Арбузова и несколько других, имевших немалый успех. А потом мы вместе с частью коллектива перешли в ДК облсовпрофа.

– Вы ведь еще и преподавали в училище культуры?

– Да, я возглавлял кафедру режиссуры. Много времени отдал массовым праздникам, театрализованным представлениям. Ставил их не только в Волгограде, но и в других городах, и занимался этим с удовольствием. Дни Волгоградской области в Москве, все праздники в Волгограде в честь годовщин Победы… Долго трудился главным режиссером Волгоградской областной филармонии. Работал также за границей – в ГДР, Чехословакии, Бельгии.

– Многие из вашего окружения помнят и о ваших успешных телепроектах…

– В Москве на Центральном телевидении я ставил в свое время детскую программу «Барби-шоу», ведущим в ней был Юрий Николаев. Не раз работал с Вячеславом Тихоновым, с Валентиной Толкуновой, с Эдитой Пьехой. Много добрых слов о своей режиссуре услышал от певца Александра Серова. А еще я много лет председатель жюри конкурса СТЭМов «Земля – планета людей». Был также и одним из его зачинателей.

Здесь загорались звезды

– А помните, как гремел когда-то молодежный театр ДК профсоюзов, в котором и мне довелось когда-то заниматься?

– Да, работа в этом театре стала важным периодом моей жизни. Замечательное время было! Шел яркий процесс репетиций и поиска. Над спектаклем «Идиот» по роману Достоевского мы, к примеру, полгода работали, но ведь это были полгода счастья! Или взяли мы для постановки пьесу «Друзья» японского драматурга Кобо Абэ. Это сложнейшая драматургия – черная комедия, театр абсурда.

– Поддерживаете отношения с теми, кто был тогда в коллективе?

– Да, ребята из того театра до сих пор фактически моя семья, они звонят и приезжают ко мне регулярно. Талантливейшие люди – Владимир Апаликов, Анатолий Коптелов, Тамара Залуковская – всех трудно было бы и перечислить. Владислав Вдовин из нашего театра был даже главным редактором журнала «Огонек». Илья Авраменко окончил сценарное отделение ВГИКа, снято множество кинофильмов по его сценариям. Вадим Шункевич трудится в Москве, в драматическом театре «Сопричастность».

– Думаю, нельзя отдельно не сказать о Камиле Ларине, нашем земляке, ныне – звезде российской сцены и экрана.

– У Камиля удивительное качество – на сцене у него появлялся всегда второй план, некие лукавинка и обаяние, что дорогого стоит в актерской работе. Он, кроме этого, очень пластичен, музыкален. В Москве на улицах его узнают сейчас даже гаишники! На спектаклях с его участием зрительный зал всегда до отказа забит, даже стулья в проходах стоят.

Театр должен быть лабораторией

– Как человек, сведущий в вопросах культуры, что думаете о состоянии дел в этой сфере в сегодняшнем Волгограде?

– Проблема в том, что в этой сфере главенствует по-прежнему большевистский принцип – «сначала надо накормить людей, потом уж будем думать о культуре». Полагаю, что это большая ошибка. А что касается театров… Молодежный, к примеру, должен быть главным возмутителем спокойствия в городе – в хорошем, естественно, смысле. Таким, каким наш молодежный театр ДК облсовпрофа был одно время в Волгограде – каждый его спектакль становился событием. А что мы вместо этого имеем?

– В НЭТе есть хорошие спектали…

– Знаете, мне несколько знакомых говорили: «Какой хороший спектакль «Стакан воды» в НЭТе поставили!» На что я отвечал: «Я этот спектакль где только не видел, включая Москву и Саратов!» Да, эта пьеса Эжена Скриба обречена на успех и поставлен он очень профессио нально. Но я вот жду, когда в НЭТе будут ставиться пьесы, которых ранее не ставили нигде! Именно этого я жду от нынешних волгоградских театров. И публика, я уверен, тоже. Ведь не случайно когда-то Волгоградский театр музкомедии именовался «лабораторией советской оперетты»!

– Ну а каковы ваши планы жизнь и творчество?

– Сейчас у меня творческая пауза. Но есть и много планов – о них слишком долго пришлось бы рассказывать.

– Значит, хотите еще поработать?

– И кто бы еще знал, как сильно это желание!

КАМИЛЬ ЛАРИН, АКТЕР ТЕАТРА «КВАРТЕТ И»:

– В театр Бориса Естрина я пришел в 1986 году. Там репетировали спектакль по пьесе Александра Володина «Две стрелы». Меня недолго думая отправили в «племя», проще говоря – в массовку. Существовать там надо было без всяких слов – допускались лишь «охи» и «ахи». Мне пришлось приложить массу усилий, сделать множество ужимок и прыжков, чтобы на меня обратили внимание. А внимания хотелось, прежде всего, от режиссера Естрина – человека с невероятно умными глазами, взгляд которых проникал в самое нутро артиста – обмануть эти глаза невозможно… Борис Павлович дал мне многое. Помню его назидание: «Слова нельзя бросать себе под ноги, звук должен улетать ЗА последний ряд!» Этот естринский совет я запомнил навсегда. И теперь, когда мы приезжаем куда-либо на гастроли, звукорежиссер обычно говорит: «Ну, Камиля можно не проверять, его все равно всегда слышно…» Если бы не было этого человека, то его обязательно нужно было выдумать. Но, к радости моей, планета под названием Борис Естрин есть!

Поделиться в соцсетях