Дела амурные

Дела амурные
Господа! Только в Молодежном театре Волгограда – настоящий фаэтон на сцене и у каждого актера пенсне из Италии! А шляпы, «свалянные из пуха американского кролика-зануды»? Заинтригованным этими заявлениями зрителям театр представил очаровательную прозу Антона П. Чехова в переложении для сцены «Жизнь в вопросах и восклицаниях».

Примечательно, что прежний руководитель «молодежки» Алексей Серов незадолго до своего увольнения в конце прошлого сезона давал премьеру чеховских водевилей («Медведь», «Юбилей»). Новый худрук МТ Владимир Бондаренко, намеренно или нет, открыл сезон вновь чеховской премьерой, заставляя невольно вспоминать и сравнивать.

Семь чеховских рассказов («Шуточка», «Пропащее дело», «Злой мальчик», «Неудача», «Перед свадьбой», «Жених», «Выигрышный билет») объединены в многослойную историю, в своеобразные «хроники любви» – с признаниями, ухаживаниями,помолвками и даже унылым супружеским бытом. Спектакль с ноткой декаданса, игривым ретро, чеховской самоиронией.

Об ауре позаботились особо, начиная с экстравагантной программки, которая пародировала «спецвыпускъ» провинциальной газеты, полной сплетен и рекламы. Постановщиков спектакля там хулигански назвали «бригадой шабашников из Воронежа». Если серьезно, инсценировку сделал молодой режиссер Вадим Кривошеев (он успешно работал в Воронеже, его постановка «Том Сойер» в тамошнем ТЮЗе признана событием 2012-го года). Режиссерскую линию талантливо подхватил художник-постановщик спектакля, еще один представитель Воронежа Михаил Викторов.

Небольшую сцену он лаконично декорировал кружевцами легких занавесей. Томный уют российского захолустья в пастельных тонах. Осенние сумерки, в которых так уместно звучало: "В это время нужно нарочно подольше гулять по саду, огороду, по берегу реки, чтобы хорошенько озябнуть, а потом выпить большую рюмку водки и закусить соленым рыжиком или укропным огурчиком и – выпить другую".

Попытка переложить художественную прозу на язык театра – всегда риск. А тем более воздушные тексты Чехова с их неуловимой насмешливостью и многозначностью. Свои ранние юморески Чехов называл «мелочишками». Вот рассказ «Шуточка» маленький. Но как им восхищался, например, Солженицын: «Стихотворение в прозе. Со светлой грустью. С музыкой». Без «музыки» и точно схваченной интонации спектакль бы развалился на отдельные этюды. К счастью, этого не произошло.

В эпизоде «Шуточка» кавалер зовет барышню скатиться с горки на санках. Одна из самых удачных сцена, когда в самом опасном месте, на крутом спуске, где ветер свистит особенно яростно и бьет в лицо, озорной молодой человек шепчет на ухо девушке: «Я тебя люблю». Внизу, придя в себя, она пытается понять – прозвучали ли слова признания на самом деле или то был снежный вихрь. Довольно условными средствами удалось передать этот головокружительный полет с высокой горы, вызвавший страшное смятение Наденьки (актриса Тамара Матвеева).

Отлично сыгравшийся актерский ансамбль стал «главным героем» спектакля, наподобие хора в античном театре, неизменно присутствуя на сцене и комментируя происходящее, а временами имитируя пение птичек в саду и мычание коровок на лугу. Многих актеров волгоградские театралы уже знают, но появились и новые лица, например Елизавета Фарапонова, выразительно исполнившая роль бессловесного Амурчика. Яркими были образы романтических пар в исполнении Вероники Куксовой, Максима Перова, Игоря Мишина, Гозия Махмудова и др. На чеховской территории они чувствовали себя легко и непринужденно. Судя по реакциям зала на предпоказе, увиденные новеллы доставили несказанное удовольствие зрителям.

Поделиться в соцсетях