Лабиринт Ариадны

  • Лабиринт Ариадны
  • Лабиринт Ариадны
  • Лабиринт Ариадны
  • Лабиринт Ариадны
  • Лабиринт Ариадны
  • Лабиринт Ариадны
  • Лабиринт Ариадны
Премьера в «Царицынской опере» вызвала полярные откликиРоссийская премьера барочной оперы «Ариадна» прошла в Волгограде. Впечатления? Противоречивые.

Театральные премьеры, особенно оперные, в Волгограде не становятся большим светским событием. Пока это праздник для отдельных любителей хорошего вокала и живой классической музыки.

На этот раз интерес публики подогревало то, что на сцену вместе с волгоградскими солистами вышли певцы прославленной Мариинки. И что старинная барочная опера «Ариадна» итальянского композитора Джованни Альберто Ристори в театре «Царицынская опера" воплощена постановщиками из культурной столицы – Санкт-Петербурга.

Большинству волгоградцев нужны пояснения, что такое барочная опера. Пышные «украшения» и виртуозность отличали музыку этого стиля в Европе 1600-1750-х. Не случайно главные партии барочных опер писались для мужчин-кастратов, с их женственно высокими, но сильными голосами, которым были подвластны сложные пассажи. В наше время они чаще всего исполняются женщинами, реже – мужчинами-контртенорами.

Режиссером-постановщиком оперы «Ариадна» в Волгограде стала Ирина Васильева – солистка Мариинского театра (сопрано). Музыкальным руководителем и дирижером спектаклей в Волгограде была концертмейстер оперы Мариинского театра Лариса Габитова. Ранее творческий тандем Васильевой-Габитовой подготовил концертное исполнение «Ариадны» в петербуржской Капелле. Ими же был найден в архивах и адаптирован к современной сцене манускрипт оперы. Необычно и то, что волгоградцы увидели дирижера Габитову еще и в качестве ведущей спектакля.

За

Ирина Васирук, музыковед:

– Не секрет, на Западе барочная оперная музыка популярна и, более того, звучит в аутентичном исполнении. В России этого не наблюдается. Тем более ярким и запоминающимся стал спектакль «Царицынской оперы».

Зал этого волгоградского театра, как метко заметила Лариса Габитова, «удивительно барочен и похож на раковину». Слово «барокко» как раз и происходит от португальского «perola barroca» — жемчужина, или морская раковина.

В оперу введены дивертисменты – танцы с движениями времен короля Людовика XIV, который первым предложил точно фиксировать хореографические па. Вставные танцевальные номера (в первом акте – танец нереид и танец матросов, во втором – бальные танцы) воспроизводят атмосферу 18 века и замечательно украсили спектакль.

Судьба оперы «Ариадна» Ристори уникальна: недавно обретенная партитура получила вторую жизнь спустя столетия (первая и единственная ее премьера состоялась в 1736-м). Таким образом, в начале 21 века волгоградская публика первой после долгого забвения услышала музыкальный миф об Ариадне в сценической версии. Кто знает, может быть, оперу ожидает судьба «Страстей по Матфею» Баха?.. Сейчас еще трудно об этом говорить, но музыкальные достоинства оперы Ристори позволяют это предполагать. Без сомнения, перед нами шедевр барочной культуры, незаслуженно забытый на долгие-долгие годы.

У создателей спектакля было стремление к подлинности, к аутентичности в исполнении, но это требует специальной подготовки певцов. Барочный стиль с лихвой подчеркивали хореография (Татьяна Ерохина), сценография (Георгий Матевосян) и костюмы (главный художник театра «Царицынская опера» Елена Павловская) – богатство тканей, красок, форм, изощренность и утонченность драпировок, их многообразие создают атмосферу неземной красоты. Подчеркнутая помпезность Вакха, шикарные перья на его голове заставляют вспомнить искусство кастратов. Стилизацией воспринималось и введение в камерный состав оркестра домры как аналога старинной мандоры.

Услышать барочную оперу в полной сценической версии сейчас большая редкость, поскольку жанр требует особой культуры звука. Виртуозные арии прекрасно исполнили солисты Мариинского театра: Надежда Сердюк (Вакх), Александр Никитин (Силен); а так же солисты «Царицынской оперы»: Анна Девяткина (Ариадна), Елена Барышева (Климена), Вера Соловьёва (Арион), Юлия Почкалова (Главк). Однако манера барочного пения была передана не всеми исполнителями.

Несмотря на это, зрители наслаждались мастерским исполнением сложнейших вокальных партий. Волгоградская публика, до отказа заполнившая театральный зал «Царицынской оперы», по достоинству оценила работу.

Против

Юлия Гречухина, обозреватель "ВП":

– Для провинциального Волгограда, где даже самые-самые оперы-«шлягеры» не часто звучат, эксклюзивный барочный шедевр – немного чересчур для массового зрителя.

Действие едва плелось. Исполнители один за другим выходили на авансцену, принимали статичные позы и пели длинные арии, стоя на одном месте, как пригвожденные. Лишь гость из Мариинского театра Александр Никитин (Силен) был в этом смысле приятным исключением. Да и великолепный голос его не подвел – а фразы, спетые на форте, привели неизбалованных наших слушателей в экстаз.

История о брошенной женщине – древняя, как мир, и всегда жизненная. Сюжет о покинутой Тезеем несчастной Ариадне, которая на острове Наксос встречает нового возлюбленного Вакха, стал той путеводной нитью, на которую нанизаны арии, дуэты и другие ансамбли барочного спектакля.

Иногда они были действительно божественны. Например, открывшее первый акт прелестное трио Ариадны, Климены и Главка. Поклонники лишь наслаждались, слушая своих любимых солисток Анну Девяткину, Елену Барышеву и Юлию Почкалову.

Но чем дальше, тем больше происходящее напоминало концерт, собранный из отдельных номеров. Трагедийный пафос тут не ночевал. Многие зрители откровенно скучали, рассматривали бирюзово-лазурные декорации и радовались хоть какой-то «движухе» – например, когда на заднике появился анимационный дельфин, или когда на экранах менялись субтитры.

Постановщица спектакля акцентировала именно архаичность, эдакий «античный» флер оперы. Очевидно придать дух эпохи должны были величавые жесты, картинные позы, неторопливая поступь и нарочитая мимика персонажей, что выглядело скорее пародией и лучше бы всему этому остаться в 18 веке.

Нам, сегодняшним, трудно представить, насколько точна и аутентична реконструкция оперы барокко. Не с чем сравнивать. Хотя речитативы героев показались смутно знакомыми. Поймала себя на мысли, что чем-то они напоминали реплики ведущих детского утренника. Скорее всего, утренника новогоднего, так как эффектные костюмы богов и героев были щедро усыпаны блестками.

Но до чего же благодарна и доброжелательна наша неизбалованная публика! Дирижеру кричали «браво» еще до того, как она спустилась в оркестровую яму и встала за пульт. А завершился спектакль бурными и продолжительными аплодисментами.

Мое мнение таково: Волгограду, где оперный театр создан относительно недавно, где нет консерватории, лучше начинать воспитывать слушателей с общеизвестных оперных «хитов», а не с барочных деликатесов.