Личный Эрмитаж

Личный Эрмитаж
Художник, дизайнер Ирина Тур продолжает знакомить читателей «Волгоградской правды» со своими интерьерными идеями.

На этот раз героями сказочных превращений стали трон «Львиное сердце», люстра «Хрустальный водопад» и другие старые вещи, в которые фантазия мастера вдохнула новую жизнь.

Путешествие сквозь века

– Совершенно неожиданно для меня старый буковый стул, долго и неприкаянно перемещавшийся по мастерской, с которым я уже готова была распрощаться, вдруг превратился в роскошный почти что трон. Да-да, по сути, в королевский трон с бронзовыми набалдашниками и львом, играющим золотой гривой, – рассказывает Ирина. – Так и назвала его – трон «Львиное сердце».

Для такого результата пришлось пофантазировать и потрудиться. Ключевым элементом послужил декор алюминиевой решетки – гривастый рельефный лев, купленный на Птичке, а набалдашники – это не что иное, как завершения для гардин, приобретенные в специальном магазине. Сиденье и спинка были обтянуты мебельной тканью, по случаю подаренной Ирине и на удивление совпадающей по стилю и цвету с ранее приобретенным диваном.

– Париж, Лондон, Нью-Йорк поплыли, как по глобусу, по туго набитому ватином сиденью. Захотелось подложить какой?нибудь секретик внутрь обивки – монетку или маленькую записочку в будущее, но передумала – вдруг монетка окажется горошиной и создаст неудобства, а путешествовать можно и так.

Во времена Ричарда Львиное Сердце, правившего в XII веке, сына короля Англии Генриха II и герцогини Алиеноры Аквитанской, за право посидеть на троне претенденты организовывали заговоры, злодейства, убийства, а порой сами расплачивались жизнью…

– Ну, а я могу посидеть на нем, не опасаясь жестоких дворцовых интриг, и путешествовать сквозь века, придвинувшись к туалетному столику и овальному зеркалу. Конечно, мне гораздо ближе российский престол. Нежным, немного уставшим взглядом смотрит на меня с портрета императрица Мария Александровна, жена Александра II, названного реформатором и освободителем, погибшим от рук народовольцев.

Чудесная триада

Копию эрмитажного портрета кисти Винтерхальтера Ирина Тур сделала во время стажировки в санкт-петербургской Академии художеств имени Ильи Репина. Там преподаватели научили ее технике старых мастеров, когда, используя минимальное количество красок – светлую охру, английскую красную, марс коричневый, стронцианку и белила с косточкой (жженая кость), можно создавать объемный живой образ: нежнейший румянец на щеках, блеск набриолиненных волос, пену кружев, мерцание жемчугов и золотых браслетов.

– Теперь никто не узнает в «древнем» средневековом светильнике, который под стать моему королевскому трону, советский ширпотреб с плафонами из штампованного хрусталя. Алюминиевый, окрашенный золотым акрилом лев, «средневековая» цепь, сверкающие роскошью хрусталинки, оставшиеся от люстры, и бронзовые рыцари, выуженные из коробки детских игрушек и теперь охраняющие львиную резиденцию, – вот секрет метаморфоз этого светильника.

Тут к месту легкие вспененные шторы, которые из остатков шифона гардинной мастерской сплетены друг с другом и свободно свисают с карниза, напоминая то ли облака, то ли струи водопада.

Все эти предметы интерьера, рожденные из спонтанных желаний и фантазий, создают уютную комфортную и радостную среду. Римский архитектор Марк Витрувий, живший в I в. до н. э., утверждал в своем знаменитом трактате, что архитектура должна обладать прочностью, пользой и красотой.

– Но для интерьера я бы добавила к этой триаде еще душевность, юмор и игру. Ведь только юмор и желание поиграть позволили мне в санузле, ой, простите, в туалетной комнате, вместо лампочки Ильича подвесить каскадную хрустальную люстру, доставшуюся мне по случаю, и обыкновенный старый стул превратить в трон. Когда мы играем, мы отдыхаем, мы радуемся и удивляемся. Мы становимся ближе к самим себе – к своему детскому Я. А что еще нужно для уюта, радости и творчества?