На казачьем Дону стоит храм в стиле ампир

Рядом с храмом установлен обелиск погибшим в Сталинградской битве
Третий век своему существованию отсчитывает село Карповка Городищенского района, основанное в 1774 году. Земли эти были пожалованы императрицей Екатериной II казачьему генералу Карпу Денисову за его участие в сражениях с войском Емельяна Пугачева под Царицыном. От имени героя и повелось название и самого села, и близлежащей к нему речки – Карповки.

Много чем славилась Карповка в те времена. Рыбы, к примеру, в реке с этим названием водилось столько, что, как уверяли современники, даже ловить ее не надо было: достаточно подойти к реке и зачерпнуть ведром воды. Недаром воз сушеной тарани стоил на местных ярмарках в ту пору… аж десять копеек!

Здесь же, в Карповке, выращивали и породистых коней для донских казаков. А в наше время главной достопримечательностью села стал православный храм Петра и Павла. Единственный в области храм, построенный в стиле ампир, или в имперском стиле – стиле имперского величия, пришедшем в Россию из наполеоновской Франции. Его почти пятидесятиметровый шпиль виднеется за много километров от села. Храм украшен огромной ротондой, что также фактически признак дворцового храма. Плюс портик – галерея, перекрытая шестью могучими колоннами и делающая храм напоминающим дворец.

Все это говорит о том, что храм Петра и Павла села Карповки имеет свою особую и даже уникальную в масштабах нашей области историю. И это действительно так – построен он был в первой половине XIX века на так называемые «серебряные» деньги. Что это значит?

Французская армия, взявшая в 1812 году Москву, была в своей основе армией революционной и атеистической. Бойцы ее не ощущали ни малейшего благоговения перед православными святынями России. Недрогнувшей рукой в церквях они сдирали драгоценные ризы с икон, рубили топорами и церковные сосуды – для них все это было не более чем дорогостоящим металлом. А драгоценности, награбленные в церквях златоглавой Москвы, завоеватели обозами перевозили в Париж.

Казачьими войсками, партизанившими на пути этих обозов, командовал в ту пору «сей остальной из стаи славной екатерининских орлов» граф Василий Васильевич Орлов-Денисов. Отбили казаки под его руководством следовавший во Францию обоз, груженный серебром, вернули награбленное басурманами в Москву. Однако для украшения православных церквей ценности эти – покореженные, поломанные и униженные – уже не годились. Тогда император Александр I распорядился переплавить это серебро на звонкую монету, употребив ее затем на строительство православных храмов по всей России. Часть этих денег досталась тогда и самому генерал-адьютанту Орлову-Денисову, потомку и наследнику Карпа Денисова. Он же потратил их на строительство храма в селе Карповка Царицынского уезда.

В советское время храм Петра и Павла ждала обычная для церквей того времени судьба: сначала он был переоборудован под клуб, а во время боев на подступах к Сталинграду в нем размещался госпиталь.

В послевоенные годы колокольню храма разобрали для строительства дамбы через реку Карповку, здание церкви было отдано под склад.

Возрождение карповской церкви началось в 1991 году с образования здесь православного прихода. А реставрация святой обители, возведенной в стиле ампир, началась в 1998 году.

Сейчас на церковном дворе карповского храма, слева от него, находится братская могила, в которую в 1960 году были перезахоронены советские воины и местные мирные жители, погибшие во время Сталинградской битвы. Тогда же здесь в память о них был установлен обелиск. Вокруг него лежит более тридцати гранитных плит с именами людей, обретших здесь вечный покой.

Настоятель карповского храма, иеромонах Евстафий, был в свое время офицером и даже служил в контрразведке. Теперь это один из самых известных молитвенников во всей митрополии.

DNG

Поделиться в соцсетях