Не вызвать слезы – растопить сердца

Не вызвать слезы – растопить сердца
На дисках с записями песен этой замечательной певицы стоит довольно непривычная для нас пометка: «Тиражирование песен без разрешения автора является нарушением восьмой заповеди».Восьмая Божья заповедь гласит – «не укради»...

Десять заповедей и десятки песен
А вообще у популярной некогда киноактрисы, автора стихов, лауреата международных и региональных фестивалей, члена Союза кинематографистов России Светланы Копыловой есть песни по каждой из десяти заповедей Божьих, она их часто и с успехом исполняет на концертах.
На тему заповеди «не убий», к примеру, спела она нашим землякам песню о женщине, оставшейся одинокой в старости из-за того, что когда-то, в молодости, сделав аборт, она фактически убила собственного неродившегося сына...
Но в репертуаре Копыловой – далеко не только песни-иллюстрации к десяти библейским заповедям. В песнях ее тонко, ненавязчиво воспеваются нравственные ценности христианства, ставшие фактически давно уже общечеловеческими ценностями. Они, по сути дела, обо всем, что важно, значимо для человека в жизни – о счастье и горе, о правде и лжи, о вере и бездуховности...
И в том числе, конечно, – о любви. Включая, кстати, и любовь к животным. К примеру, о состарившейся собаке, которую хотел хозяин утопить, а она в ответ спасла его от гибели – животные бывают много человечнее людей. Или же вспомнить песню про бездомного кота, который любил всех вокруг и ласкался ко всем окружающим, но был растерзан натравленными на него ради забавы псами.
У многих зрителей, слушавших эти песни Копыловой, на глазах стояли слезы...
Трудно не вспомнить по такому поводу слова мудрого царя Соломона, приведенные в Библии: «Участь животных и участь сынов человеческих – участь одна: как те умирают, так умирают и эти. И одно дыхание у всех, и нет у человека преимущества перед скотом»...
Жизнь в свое время не случайно свела Светлану Копылову с Валентиной Толкуновой. В них много общего. Прежде всего, это сходство – в обаянии женственности, помноженном на красоту и голоса, и музыки. Недаром единственным по сей день известным исполнителем, который сам захотел петь песни Копыловой, стала именно Валентина Толкунова.
Вместе занимались они сбором средств на восстановление православного храма восемнадцатого века, находящегося в селе Липовка Липецкой области – родном селе любимого Светланой Копыловой поэта Сергея Бехтеева.
– Я счастлива, что была знакома с ней, – говорит Светлана о Валентине Васильевне. – Она привнесла в мою жизнь много света и радости.
Добавлю – также не случайным кажется мне и такой момент. Около двух лет назад слушал я Валентину Толкунову, певшую свои песни со сцены Волгоградского музыкального театра. А на днях на той же сцене увидел я впервые и Светлану Копылову, которая была ей так близка, душевно и духовно.
Не верю в случайность таких совпадений...
Из Сибири, с любовью
– Родом я из Иркутска, – рассказала Светлана Вадимовна, улучив немного времени для журналиста «Волгоградской правды». – Ни для кого не секрет, что по профессии я – актриса, и мое прошлое, которое я не очень люблю вспоминать, связано с кино. Но мне не хочется перечислять фильмы, в которых я снималась, потому что в большинстве своем это картины, за которые мне приходилось каяться на исповеди.
– А откуда у вас в свое время взялась мысль стать актрисой?
– Видимо, от безысходности. Я заканчивала тогда авиационный техникум, куда поступила после восьмого класса, и проходила практику на заводе. И вдруг подумала: «Неужели вот здесь и вот так и пройдет моя жизнь?!»
Я стала думать – чем еще могла бы заниматься в этой жизни. Ответ пришел чуть ли не сразу: стану актрисой!
Но на экзаменах в Иркутское театральное училище я провалилась. И тогда решила покорять Москву. В первый год съездила «на разведку», а на будущий год, хорошенько подготовившись, поступила в театральное училище имени Щукина.
– Тогда и пришло увлечение песнями?
– Нет, много раньше. Я с детства очень любила стихи Эдуарда Асадова, песни в исполнении Валерия Ободзинского. И конечно же песни Высоцкого. Моим коронным номером была его песня «Если друг оказался вдруг». Я пела ее с двух лет, встав перед гостями на табурет, будто на сцену.
– А православной песней занялись когда?
– Я ей не занимаюсь, ею я живу. Приходит, например, на ум какая-то мелодия, начинаю «лялякать» ее, а потом рождаются слова. Порой под рукой нет гитары, и, чтобы не забыть, напеваю мелодию на сотовый телефон – там есть такая функция, как диктофон, она меня часто спасает.
Так же внезапно, в какой-то повседневной суете и беготне, родились все мои самые лучшие песни. А бывает и наоборот: созданы все условия – тишина, письменный стол, но в голову мне ничего не приходит...
«Певица поневоле»
– Светлана Вадимовна, почему и когда стали вы профессиональной певицей?

– А я профессионально не пою, у меня нет ни певческого, ни музыкального образования. Петь же я стала поневоле.
Многие годы, будучи киноактрисой, я писала песни для эстрадных исполнителей. Когда же начала писать другие песни – православные, то исполнителей для них вдруг как-то не нашлось. Многие советовали мне петь их самой. Я так и сделала.
Кода вышел мой диск «Дар Богу», стали поступать приглашения выступить с концертами. Поэтому я и называю себя певицей поневоле – меня как-будто кто-то вытолкнул на сцену...
– Чем вызван был довольно крутой поворот в вашем творчестве именно к православной песне?
– Новый период своего творчества связываю со знакомством со своим духовным отцом, протоиереем Артемием Владимировым. Встреча эта меня изменила настолько, что писать так, как раньше, я уже просто не могла.
Так что, в православную церковь я пришла уже в профессии актрисы. Входила в церковную жизнь я не сразу. Очень благодарна своей подруге, впервые познакомившей меня с практикой этой жизни. Через нее я поняла, что вера в Бога – это не просто крестик на груди, не просто в церкви постоять, поставить свечку. Я поняла, что вера – это жизнь.
После воцерковления резко изменилось, например, мое отношение к косметике. В сегодняшней жизни я ей не пользуюсь, а прежде необыкновенно любила. Мне казалось, что когда я накрашусь – я просто красавица. А сейчас, когда я вижу накрашенную женщину, она мне представляется уродиной.
– На вашем концерте я видел слезы, выступающие на глазах у зрителей. Вы специально добиваетесь того, чтоб люди плакали, слушая ваши песни?
– Стремлюсь не вызвать слезы – растопить сердца...
– Известно, что некоторые ваши песни пели такие известные эстрадные исполнители, как Вячеслав Малежик, Игорь Саруханов и Кристина Орбакайте. Продолжаете ли вы сотрудничество с ними?
– О, нет! Я поняла это, когда Игорь Саруханов предложил мне, по старой памяти, написать какой-нибудь текст, чтоб он мог сочинить к нему мелодию. Но, видимо, Господь, дав мне одно – то, что я сейчас имею, отнял другое – то, что у меня когда-то было. И даже за хороший гонорар я не смогла сочинить что-нибудь стоящее. (Стоящее – в их понимании, конечно).
Видимо, переросла я тот этап. Думаю, возврата к нему нет...

Поделиться в соцсетях