«Папа Карло» из Волгограда дарит путевку в жизнь необычным артистам

Папа Карло из Волгограда дарит путевку в жизнь необычным артистам
Создатель знаменитой деревянной куклы из сказки Алексея Толстого «Золотой ключик, или Приключения Буратино» – шарманщик по имени Карло жил на берегу Средиземного моря. А создатель волгоградского Буратино Александр Хапугин живет на берегу Волги,

Со всей отцовской ответственностью 

Его «каморка» находится в подвале областного театра кукол. Здесь свои первые шаги делают будущие «звезды» из дерева, ткани, стекла и металла.

Уже сорок пять лет Александр Хапугин работает художником-конструктором кукол, которые благодаря его волшебным рукам буквально оживают на глазах юных зрителей в каждом спектакле.

За прошедшие годы мастер создал не сотни, а тысячи самых разных кукол, среди которых были и люди, и звери, и даже насекомые, которых он научил ходить, летать или ползать, танцевать или прыгать; шевелить головой, руками и ногами, усами, ушами и хвостом; открывать рот, моргать...

В театре ставятся спектакли, в которых по 30, 50, 60 и даже более кукол. И все они проходили через руки Александра Николаевича.



В «Мухе-цокотухе», например, очень много персонажей-гостей на дне рождения хозяйки. Она развлекает их показом интересного концерта с большим числом кукольных артистов.

Есть среди них куклы, катающиеся на одноколесных велосипедах, есть и работающая на проволоке артистка цирка. Восхищают также танцующие на пуантах хрупкие балерины.

А у хора казаков, раскачивающихся в такт исполняемой песни, в самом ее финале лихо взлетают вверх кончики усов... И «научил» их всему этому Александр Николаевич.

Как рождается кукла

– А кто учил вас мастерству оживления кукол? – спрашиваю Хапугина.
– Азы профессии художника-конструктора я постигал у наших театральных художников, с которыми работал в самом начале – у Георгия Ивановича Макарова и Николая Кузьмича Зиньковского. С ними придумывали и разрабатывали всю механику, благодаря которой на сцене куклы оживают. Но многое впоследствии придумал я сам. Все же приходится создавать одному...


– Когда делали Буратино, чувствовали себя папой Карло?

– Не успевал почувствовать. Пока занимался Буратино, у меня его то и дело забирали. То унесут, то принесут назад, говоря при этом, что надо переделать или добавить еще... А папе Карло никто никаких указаний не давал. Старый столяр вручил ему полено и сказал всего раз: «Вырежи из него куклу, научи ее говорить всякие смешные слова, петь и танцевать, да и носи по дворам. Заработаешь на кусок хлеба и стаканчик вина...».

– А вы на своем Буратино заработали на хлеб и вино?
– А как же?! Главбух до сих пор каждый месяц на карточку кидает... И на хлеб, и на вино... 
– Ваша каморка, вижу, вся завалена инструментами и какими-то непонятными диковинными вещами... Какие инструменты у вас самые главные, которыми вы пользуетесь чаще всего?
– Они все у меня все главные и постоянно в ходу. Кажется, нет такого инструмента, которого бы не было у меня в мастерской и которым бы я не пользовался... 


Артист готов!

– Над чем вы сейчас работаете?
– Над героями нового спектакля по произведению Гоголя «Вечера на хуторе близ Диканьки»...
– О, как здорово! Персонажи-то там интереснейшие! А кукол в спектакле будет много?
– А вот как раз и художник! Спросите у нее!


В мастерскую заходит главный художник театра Анна Кеменева с очередной куклой в руках и подключается к разговору.

 

– В этом спектакле у нас будет 16 кукол. Над ними уже сейчас кипит работа. Сюда я приношу кукол, над которыми уже поработали художники-декораторы, бутафоры, портные... Головы, правда, у них еще не раскрашены, нет и волос. Это обычно делается в конце. А сейчас очередь за Александром Николаевичем. Ему предстоит приделывать куклам ручки, придумывать, как лучше и удобнее сделать их движения в руках артистов. Одна из кукол в этом спектакле задумана с механикой глаз... Они должны закрываться и открываться...

– Даже не представляю, как можно заставить куклу шевелить головой и одновременно моргать ресницами...

– Все объясняется конструктивной особенностью глаз и формы головы куклы. Глаза у кукол, как и у людей, бывают разные: и круглые, и продолговатые, и большие, и маленькие... Я сам вытачиваю их из дерева липы на токарном станке, а потом приспосабливаю к ним механику. Художникам остается раскрасить их, нанести зрачки и приклеить ресницы.


Трудный «ребенок» 

– Над какой из кукол вам пришлось трудиться дольше всего и почему?

– Пожалуй, над Солнечным лучиком. Это была кукла-марионетка со множеством нитей управления, которые должны были оживлять каждый солнечный лучик. Я долго бился над этим солнцем, и оно получилось просто незабываемым.

– За что вы любите свою профессию?

– За то, что всю жизнь дарю радость детям. Когда вижу, как малышня реагирует на героев спектаклей, радуюсь тому, что они воспринимают каждую куклу как живую. Лучшего удовольствия от работы придумать сложно.


 

Поделиться в соцсетях

нет

Добавить комментарий