Певец Евгений Кунгуров рассказал об особенном отношении к Волгограду

Волгоградская правда
Твердый, но в то же время бархатистый баритон певца Евгения Кунгурова знаком множеству волгоградцев. Прежде всего, по телевизионным проектам «Голос», «Большая опера», «Один в один» и «Романтика романса». Наш обозреватель Александр Литвинов пообщался со звездой сцены на тему творчества и личной жизни и узнал, почему у певца к Волгограду особое отношение.

«Мой отец служил в Афгане»

– Евгений, вы в Волгограде были ведь не один раз?

– Да, трижды, и всегда это были особые воспоминания. Дважды приезжал сюда на День Победы, выступал на Центральной набережной и участвовал в мероприятиях, приуроченных ко 2 февраля, годовщине разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом. Эти мои посещения были  непродолжительными. Но я успел немного увидеть город, каждая улица которого была когда‑то полем битвы.

Это вызывает глубокое уважение к Волгограду и волгоградцам. Прежде всего, к тому поколению, которое отстояло и отстроило город-герой.

– Каким был ваш путь на сцену? Семейная традиция? Ведь ваша мама была певицей, солисткой военного вокально-инструментального ансамбля.

– Связывать свою жизнь со сценой я поначалу не планировал. Отец мой был военным, служил в Афганистане, в воздушно-десантных войсках, и мне тоже хотелось подобной романтики, мечтал стать, как и отец, десантником. 

Под сенью Мастера

– Но ведь и пением увлекались с детства?

– Да, пел я всегда, сколько помню себя. Стремление заниматься пением профессионально пришло, когда мне было 9 лет. 
Первое по‑настоящему серьезное мое выступление состоялось возле Вечного огня в Гагарском поселке на 50‑летии Победы. Было незабываемо! Это было в Свердловской области, военный поселок, там вокруг были воинские части, в этих краях я и рос.

– Вы учились в Московской консерватории у народного артиста России, профессора Бориса Кудрявцева, как это повлияло на ваше творчество?

– Мне всегда нравилось в нем то, что он живет на позитиве. В каждом своем ученике Борис Николаевич старался раскрыть индивидуальность. 
Да, мы с ним занимались распевками, работали над техникой вокала. Но он всегда призывал нас думать о том, о чем мы поем.
Артист, по его убеждению, должен понимать то, о чем он поет, чувствовать собственными нервами, включаться в это всей душой. Борис Николаевич  всегда поддерживал меня в моей эмоциональности.

– После консерватории вас приняли в столичную «Новую оперу», но потом вы вдруг перешли к сольному исполнению на сцене песен и романсов. Почему?

– Жизнь предоставила мне эту возможность, и я реализовал ее. Новая работа открыла для меня новые горизонты, появились выступления на ТВ, съемки, сольные концерты, и мне это нравится.

«Обожаю своего сына Ваню»

– А какой вы в обычной жизни, за пределами сценического образа?

– Очень эмоциональный, взрывной, хулиганистый. И это проявляется на сцене тоже. Люблю спорт, посещаю регулярно тренажерный зал, бассейн, обожаю лодки-моторки и водные мотоциклы, люблю сауну, баню.
Но главное в жизни – это проводить время с сыночком Ваней, заниматься с ним, с удовольствием гуляю.

– Я знаю, что вы человек верующий. Сказалось ли это на вашем творчестве?

– Глобально – нет. Однако я с удовольствием выступал с концертами духовной музыки, делал совместную программу с хором московского мужского Заиконоспасского монастыря.

«Казак Надя»

– Вы выступали в ТВ-шоу «Один в один», и зрители вас там запомнили очень ярким, а вам самому нравилось?

– О, там у меня было до двенадцати образов! Среди тех, в кого мне пришлось перевоплощаться, – такие разные певцы, как Федор Шаляпин, Дмитрий Хворостовский, Эдуард Хиль, рэпер Серега и даже Надежда Бабкина, я и ее песни исполнял.

– Как при вашем баритоне вы можете петь женским голосом?!

– Вовсе нет. На меня надели женское платье, и я пел в нем своим баритоном. Это было смешно. 
Надежда Бабкина, посмотрев мое выступление, сказала: «Н-да, это действительно был казак Надя!» И не обиделась.

«Муслим – особая планета!»

– Кто ваш кумир, кого считаете лучшим баритоном?

– Если говорить не только о современности, то один из наиболее любимых мною оперных певцов-баритонов Пьеро Каппуччилли. 
Среди эстрадных баритонов – Муслим Магомаев, это понятно. Муслим – особая планета! 
Но я также очень люблю, как поет Александр Балясников. Мне нравится его манера исполнения. Люблю Дмитрия Хворостовского. Это был большой артист, певец с большой буквы и феноменальный человек.

ЗВЕЗДНОЕ ДОСЬЕ

Кунгуров Евгений Викторович Родился 18 июля 1983 года в Заречном, Свердловская область.
Приглашенный солист театра «Новая опера», солист «Образцово-показательного оркестра внутренних войск МВД России», ведущий ТВ-проекта «Романтика романса», участник проекта «Большая опера» на ТК «Культура» и шоу «Голос» и «Один в один!» на Первом канале.
Обладатель спецпремии за лучшее исполнение песни Муслима Магомаева на Первом Международном конкурсе вокалистов имени Магомаева.
9 мая 2013 года в Волгограде на кинофестивале «Сталинградская сирень» исполнял «Синюю вечность», «Горячий снег», «День Победы» и «Катюшу».

В 2016 году у певца родился сын Иван, имя матери ребенка он не разглашает.

Читайте Волгоградская правда.ру в:

Поделиться в соцсетях

нет


Добавить комментарий