Светлана Павлова: «Любое искусство – это фантастический опыт решения жизненных проблем»

Светлана Павлова: «Любое искусство – это фантастический опыт решения жизненных проблем»
Сегодня наш гость – волгоградская поэтесса Светлана Павлова. Она родилась и всю жизнь живет в городе-герое. У нее несколько профессий – инженер-электрик, программист, специалист по связям с общественностью, менеджер по персоналу, психолог. А еще – широкий круг увлечений: авторская песня, поэзия, системы оздоровления и саморегуляции, эсперанто, история и духовные истоки страны. Стихи пишет более 30 лет. О творчестве с ней поговорила наш обозреватель Юлия Гречухина.

«Первая песня меня окрылила»

– Когда вы впервые поняли, что не можете не писать стихов?

– Достаточно «не рано» – лет после двадцати. В юности, когда многие пишут строки о первой любви, мне даже не очень было понятно, к чему вообще нужны стихотворения, когда все можно сказать обычным языком. В школе я была той самой «комсомолкой – отличницей», которой одинаково легко давались и литература, и математика. Но со временем стало очевидно, что стихами можно выразить состояние или впечатление, или даже описать пейзаж гораздо точнее, полнее, выразительнее и при этом короче, чем самой литературной и логичной прозой. Первые опыты писались только для себя, «под подушку».

– А потом?

– В конце 80-х я пришла в первый городской клуб тогда еще самодеятельной песни «Отрада» в Краснооктябрьском районе, где и сложились знакомства и дружба с тогда тоже очень молодыми Коноваловыми, Волобуевыми, Куликовыми, Цыганковым, Ольгой Михайловой, Аллой Герасимовой, школьниками, только учившимися держать гитары, – Сергеем Хайловым, Жанной Поповой, Виктором Каменским. Именно тогда поэтическое самовыражение и стало потребностью. В конце 90-х мир авторской песни, как и все в стране, попал в состояние кризиса, когда душевное общение было смято необходимостью переключения на прямо противоположные приоритеты, тогда я начала искать что-то еще. Больше всего помог в раскрытии и в принятии себя как поэта наш волгоградский композитор Анатолий Васильевич Климов, с которым меня свела жизнь в начале двухтысячных. Когда на волгоградском областном радио прозвучала первая песня на мои стихи с его музыкой, я летала над землей почти месяц. А следующей ступенью творчества для меня стала в поэзии тема духовности, религии и поиска собственного предназначения в судьбе.

 

Дорога к храму

– Как с таким душевным складом вы попали в технари?!

– В технари сразу после окончания школы меня определило настоятельное родительское благословение. Именно работая в сфере технологий, я поняла, что компьютер сам по себе и компьютерная информационная среда в целом – очень своеобразный мир, обладающий обратным сильным влиянием на человека. В частности, скорость работы компов подстраивает реакцию человека «под себя», а при этом не успевают раскрываться и развиваться эмоциональная и тем более духовная сферы, что вызывает перекос развития личности, а в дальнейшем тянет за собой комплекс проблем в отношениях «компьютерного» человека с окружающим миром. Эти наблюдения и размышления и подтолкнули меня к изучению психологии, астрологии, эзотерики и в конечном итоге к новому образованию психолога и работе в этом качестве.

– Но вы стали православным социальным психологом…

– На роль сотрудника храма Сергия Радонежского меня пригласил настоятель этого храма отец Сергий (Ермолов) в 2014-м. Я зашла к нему со своим стихотворением о Сергии Радонежском, поскольку это был год 700-летия со дня его рождения. Одновременно это был год 15-летия со дня воссоздания храма в Волгограде – первого в городе после периода советской власти. Функций у меня там было сразу несколько, потому что пригодились разные навыки: связи с общественностью – подготовка информации для СМИ, контакты со школами, общественными и административными организациями, и творческие – литературно-поэтические и, конечно, консультации как психолога прихожан и сотрудников храма. Еще удалось сделать фильм о храме «И есть. И будет». Работа православного социального психолога имеет четкую специфику с учетом православного мировоззрения – у такого психолога особый поход к трудным жизненным ситуациям, с которыми к нему обращаются люди. Тема большая.

– Ваш путь к храму был невероятно долгим…

– Ну, не то чтобы «невероятно долгим», но где-то половину жизни занял. В семье советских инженеров на тему Бога и веры разговоров не было, такой опыт просто отсутствовал. Сначала проснулся интерес к публикациям на тему «необъяснимо, но факт» – о каких-то явлениях, нестандартных ситуациях. Потом везло в жизни на встречи с людьми интересными, творческими, думающими. Было очевидно, что как-то справляться с проблемами и достигать успеха получается у людей определенного склада и мировоззрения. А еще пусть в прошлом веке «не было Бога», зато понятие совести для большинства обычных людей не было пустым и формальным. И связь между какими-то неправильными поступками и последующими сложностями была заметна. Многое на тему этой внутренней «дороги к Храму» можно найти в моих стихах.

 

Слово-лекарь

– С какого возраста возможно духовное прозрение?

– Это  индивидуально в каждой судьбе. Осознание своего внутреннего мира и «Я», как мне кажется, – это явление гораздо более глубокого уровня, чем просто разум и логика.

– Верите, что слово (мысль)  материально?

– Не просто верю, а знаю по личному неоднократному опыту.

– Есть ли энергетическая связь с бумагой и карандашом? Теряет ли что-то творческий человек, начиная работать с компьютером?

– Да, энергетика связи «мысль – рука – бумага – текст» конкретная. И почерк всегда отражает суть человека, и работа мысли связана с тем, что отражается на листе. Привычка работы на компьютере, как мне кажется, эту связь размывает, делает более отстраненной, как бы более технологичной. Сложно сказать, теряется что-то в этом случае или появляется что-то новое, – наверное, тоже индивидуально.

– Какие книги вы любите перечитывать?

– Иногда Конан Дойля («Записки о Шерлоке Холмсе»), иногда Наталью Бехтереву (о тайнах нашего сознания и мозга), стихи и поэмы Велимира Хлебникова, Игоря Талькова, Владимира Высоцкого. Из современных русских авторов – Алексеева Сергея («Сокровища Валькирии», «Покаяние пророков», «Утоли моя печали»).

– Вы занимаетесь библиотерапией. Что это такое и помните ли примеры успешной такой терапии?

– Суть метода – в подборе литературного материала (книга, пьеса, сказка, драма, стихи, песни), который служит моделью диагностики и решения, коррекции проблемы человека. Вся настоящая литература, любой жанр искусства содержат фантастический опыт решения жизненных проблем и задач. Но главное – соответствие этого опыта конкретному случаю с целью позитивного и конструктивного выхода из проблемы.

– К нам в редакцию присылают много писем со стихами и приносят стихи, часто робкие, неумелые, иногда не очень грамотные, а иногда удачные, искренние. Традиционный вопрос: что бы пожелали начинающим авторам? Что главное – победа в конкурсе, радость удачного сравнения и образа? Или?..

– Когда человек почувствовал в себе способность выразить что-то через рифму с помощью ритма, стоит внимательно прислушаться к музыке стихов больших Поэтов, их приемам работы со словом и выразительности образов. А еще – расширять свой багаж и слов, и знаний и не бояться быть открытым новым событиям, встречам, чувствам. Желание побед в конкурсах может стать ловушкой погони за известностью. Поэзия, как и живопись, и музыка, жива и полна внутренним движением чувств автора, его мыслями, выбором жизненного смысла.

 

Стихи Светланы Павловой читайте в выпуске «Волгоградской правды» от 30 августа.

Читайте Волгоградская правда.ру в:

Поделиться в соцсетях

нет