Волгоградка под псевдонимом Верба выпустила книгу

Волгоградка под псевдонимом Верба выпустила книгу

«Возраст осени» – так называется книга стихов и прозы волгоградки, доктора философских наук, профессора, поэтессы и прозаика Юлии Артюхович, с которой наши читатели уже знакомы. 20 марта в 18.00 автор приглашает всех желающих на презентацию книги в областную библиотеку имени Максима Горького.

Накануне Юлия Артюхович ответила на вопросы «Волгоградской правды.ру».

– Я с волнением читала вашу книгу, особенно ту ее часть, те страницы, где говорится о войне. Чеченские войны 1990-х – это наша новейшая история. Я думаю, эта тема – жизни народа на той войне – практически не затронута в современном российском искусстве. Вы с этим согласны?

– Да, это слишком больная тема для всех участников и причастных. Она представлена в современном искусстве России лишь фрагментарно. Я могу назвать повесть В. Дворцова «Тогда, когда случится», кинофильмы «Война» и «Чистилище». Я имею в виду те известные мне произведения, которые ДЕЙСТВИТЕЛЬНО отражают правду войны. Их мало. Это и понятно. Легко и почетно (и престижно) писать о победах в справедливой и священной Великой Отечественной. Трудное и неблагодарное дело – писать о «непонятной» войне, в которой нет и не может быть победителей.

Где тут ваши, где тут наши?
Все в одной кровавой каше:
И солдаты, и бандиты –
Все распяты и убиты.
Непонятная война…

Как вы их ни назовете –
Не простите, не поймете.
Победителей не судят…
Победителей не будет!
Непонятная война…

 «Я долго не писала о войне:
Слова рвались и в горле застревали.
Хранить молчанье приходилось мне
И прятаться у памяти в подвале.»

– Почему прервали молчание двадцать лет спустя? На ваш взгляд, пришла пора говорить о том, что пережило мирное население во время военных действий на Кавказе?

– Я бы не ставила вопрос именно так: пришла пора. Получается, что раньше из соображений  политкорректности, из личной робости я не писала об этих событиях, а потом набралась смелости? Дело в другом. Прежде всего – больно это: заново переживать. А еще… После нескольких лет «в войне» наша семья попыталась «закрыть» эту тему и полностью переключиться на «мирный» лад. Нужно было жить дальше среди людей, которые имели совсем иной жизненный опыт и просто нас бы не поняли.

Мы заново учились жить, «как все», но были переполнены своим военным знанием. Рано или поздно оно должно было выплеснуться наружу.

Первые «грозненские» стихи появились на свет в теплом вьетнамском городе Вунг-Тау. Потом я писала о войне в Волгограде (может быть, и потому, что этот город «знал» войну?).

Когда была опубликована книга «Теплый пепел», меня пригласили выступить на местном телевидении. В интервью я постаралась объяснить, почему написала о военных событиях спустя столько лет. Наверное, ключевой в этом объяснении была фраза: «нужно остановиться».

В тревожной обстановке, когда в разных уголках планеты вспыхивают и пылают кровавые очаги вражды, тема войны, к сожалению, остается актуальной. Я пытаюсь поделиться с окружающими своим горьким знанием о военном безвременье и объяснить, почему нужно объединить все силы, чтобы не допустить этого вновь, чтобы сохранить мир.

– Что же нужно знать?

– Война – это безвременье, другая реальность. Если она не убивает, то проверяет на прочность и непременно ранит всех, кто «внутри» (морально или физически).

Неистовая свобода войны порождает героев и чудовищ, обнажает человеческое «подполье» (Ф. М. Достоевский), освобождает от оков морали нашу сущность – все добро и зло, заключенное в физической оболочке.

Ни один из тех, кто прошел войну, не остается таким, как прежде.

– Интересно, что в вашей осенней книге совмещены военные и мирные, женские стихи и проза. И в этом мирном бытии жизнь по-прежнему бег с препятствиями?

– Конечно. В возрасте осени главное препятствие – это несоответствие состояния души и тела. Поверьте, никто из нас, «осенних», не ощущает себя старым, серьезным, умудренным опытом. Мы внутренне все те же: молодые и веселые, любим и ценим жизнь, только времени «дожития» остается не очень много. Здоровье, сила, красота – все постепенно уходит. Меняются человеческие отношения, от прочных связей порой остаются лишь «обрывки несбывшихся снов». Поэтому мои герои торопятся, спотыкаются, ошибаются, боятся: а вдруг они пропустят что-то важное?

– «Возраст осени» героев ваших – время остановки и осмысления или по-прежнему время перемен?

– Осенний возраст – время окончательного осмысления и «утверждения» себя. Человек или принимает себя: да, я такой! – или решает что-то кардинально изменить. В этом случае обретение законченного собственного образа происходит не просто в радикальных переменах, а путем ускорения перемен в стремлении успеть «объять необъятное». Как у моих героев.

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях