Возвращение примадонны

Возвращение примадонны
К огорчению поклонников, больше десяти лет назад из Волгограда уехала оперная певица Татьяна Тесля. Ее второй родиной стала Чехия, город Острава, где до недавнего времени Тесля пела в народном Моравско-Силезском театре. И вдруг в телефонной трубке слышу ее знакомый серебристый голос, в котором за годы жизни за границей появился легкий акцент. В Волгоград Татьяна Вячеславовна приехала проведать родных. Откроем секрет – возникли и творческие планы, которые порадуют ее преданных волгоградских обожателей.

– Если оглянуться на десять с чем-то лет назад… Страшно было уезжать?

– Конечно. Бежала в никуда. Пришлось начинать все с нуля.

– В Волгограде оставались ваши почитатели, имя на афишах, спетые партии. Жалко было все бросить?

– Жалко.

– У вас здесь, в России, родились трое детей. Выезжать пришлось всей семьей...

– Да. Старший сын тогда был в армии. Другой мой сын начал ходить в школу. А дочке только исполнился годик. Огромный риск – тащить их в чужую страну. Только я могла на это решиться!

– Но все же решились…

– В России был дикий кризис. Честь и хвала моим коллегам, которые через это прошли до конца. Ведь в оперной антрепризе нам восемь месяцев не платили зарплату. Артисты изнемогали. Коля Черепанов, наш тенор знаменитый, двухметровый красавец, на репетициях стонал: «Я больше не могу капусту есть!» Он рыбачил, наши бедные мужья пытались где-то заработать денег. Когда мне сказали, что в остравской опере ищут лирико-драматическое сопрано, я немедленно начала действовать. И вскоре уже пела там «Турандот».

– Ваша карьера в Чехии складывалась удачно?

– Да, я сразу заключила ангажемент. За один сезон сделала шесть новых ролей. Что называется, попала в струю. Затягивал водоворот гастролей, мне некогда было вздохнуть. Я была востребована так, что умирала от усталости, да еще был маленький ребенок, о семье надо было заботиться.

– Сейчас как ваши дела и настроение?

– Сейчас я себя чувствую опять уверенно, хотя пришлось пережить драматический момент в жизни. По натуре я – воин. С группой моих чешских коллег восстала против вульгарности, насаждаемой тогдашним руководством театра. За что и пострадала. Поймите, я не против нового прочтения классики, модерна. Но категорически не приемлю пошлости.

– Постановщик посадил Евгения Онегина на мотоцикл, а Татьяну одел в костюм байкерши?

– Хуже. Это как болезнь, через которую проходят многие современные деятели культуры. Короче говоря, в оперные спектакли наш режиссер захотел привнести откровенный, острый секс. Эротика может присутствовать в искусстве, но тут артисток заставляли примитивно раздеваться на сцене. Я не смогла с этим мириться. В конце концов меня уволили под предлогом переформирования труппы. И я оказалась на вольных хлебах.

– Сейчас вы перелистнули эту грустную страницу?

– Да. Исполнилось заветное желание – меня пригласили преподавать. В Остравском университете на факультете сольного пения у меня свой класс. Неисповедимы судьбы! Заведующий кафедрой, где я работаю, – мой однокашник по Киевской консерватории Александр Вовк. Остаются у меня и концерты, гастроли, хотя, конечно, реже, чем раньше. Например, в сентябре, сразу после моего возвращения из Волгограда, у меня запланирован сольный концерт в костеле городка Шумперка. Он вошел в историю тем, что в Средневековье там происходили знаменитые суды над чародеями – людьми, которых обвиняли в магии и колдовстве.

– Вы обжились в Остраве?

– У меня там большая квартира. Окна выходят на уютный дворик. В Чехии меня всегда восхищают эти прелестные палисадники с газонами и беседками. Их называют «заграды». Там не сажают картошку с помидорами. Только клумбы с цветами, декоративные кустарники. Чехи в этом большие искусники. Я тоже решила стать «заградником». С удовольствием ухаживаю за розами и лилиями.

– Значит, приросли вы к Чехии. Нет мысли вернуться в Волгоград?

– Я и не приросла, и вернуться боязно. Из-за детей в первую очередь. Когда живешь в Чехии, образование более доступно. Можно учиться в любой европейской стране, и это не стоит так дорого, как в России. У нас в семье культ русского языка, дети свободно им владеют. Но ментальность у этого поколения другая, и мысль переехать в Россию у них восторга пока не вызывает... кстати, у обоих хорошие музыкальные и вокальные данные.

– Может, пойдут по вашим стопам?

– Нет, не желаю им такой дороги.

– Почему?

– К сожалению, умирание оперного театра в нестоличных городах – мировой тренд. Остаются столпы – ведущие сцены Метрополитен-опера, Ковент-гарден, Гранд-опера, Ла-Скала, Мариинский театр. Но попасть туда для начинающего актера – невероятный шанс. На периферии, к сожалению, оперные театры обречены – это очевидно. Больно, но я вижу, как они закрываются, угасают. Например, какой солидный оперный театр был в Брно! Сейчас он в упадке…

– В чем причина? Публике не интересен жанр?

– Нет денег! Опера – один из самых затратных жанров. Финансовый кризис бьет прежде всего по культуре, что на Востоке, что на Западе. К тому же у стационарного театра есть чудовищно агрессивные конкуренты – Интернет и телевидение. Можно, никуда не выходя, смотреть самые выдающиеся постановки, пусть они и утрачивают очарование живого исполнения. Техника совершает революцию. В этом году я часто ходила на прямые трансляции из Метрополитен-опера, и в этом убедилась.

– Что за прямые трансляции?

– Ну, это когда публика собирается в местном кинотеатре. На большой экран он-лайн транслируется премьера из Метрополитена со всеми ее достоинствами и недостатками. Чувствуешь себя как в ложе партера, с той лишь разницей, что оператор дает крупные планы солистов и пение сопровождается субтитрами.

– У нас такого нет.

– Значит, можно раскрутить! (смеется) Это выгодный бизнес. Билеты на такие показы не дешевы.

– Не могу не спросить, приходилось ли вам во время ваших приездов в последние годы бывать в волгоградских театрах.

– Обычно я приезжаю на Волгу летом, когда в театрах мертвый сезон. Но – к вопросу о моем возможном возвращении в Волгоград – тянет сюда невероятно. На концертах новогоднего фестиваля «Кон Брио» в ЦКЗ, куда меня приглашали петь, поразило, сколько зрителей здесь меня помнят и любят. Чтобы воспитать свою публику, нужны неимоверные усилия. И по моим родненьким поклонникам скучаю больше всего.

– Наверняка вы слышали и об открытии «Царицынской оперы». Возможно ли ваше сотрудничество с ней?

– С художественным руководителем «Цароперы» Михаилом Романовским мы это обсуждали, но пока не сложилось. А вот с Волгоградской областной филармонией намечаются интересные концертные проекты. Возникла идея творческих программ. Ведем переговоры о моем исполнении оперных арий в сопровождении камерного оркестра, а также романсов и классических опереточных шлягеров. Если все получится, то в феврале-марте следующего года мы с вами обязательно встретимся!

СПРАВКА «ВГ»

Заслуженная артистка России Татьяна ТЕСЛЯ

Закончила вокальное отделение Киевской государственной консерватории имени Чайковского.

С 1986 года – солистка Волгоградского театра музыкальной комедии (ныне Волгоградский муниципальный музыкальный театр). За время работы в театре исполнила все ведущие роли опереточного репертуара. В 1989 году выступила в заглавной партии в опере Верди «Травиата». Постановка этого спектакля стала основанием для обретения театром статуса музыкального.

С 1992 года — солистка Волгоградской оперной антрепризы, созданной при ее участии. В репертуаре — партии Чио-Чио-сан («Мадам Баттерфляй» Пуччини), Тоска («Тоска» Пуччини), Татьяна («Евгений Онегин» Чайковского), Сантуцца («Сельская честь» Масканьи) и многие другие.

В 2000-2010 годы — солистка Народного Моравско-Силезского театра Остравы (Чехия).