63-летний волгоградец семь лет прожил на вокзале

63-летний волгоградец семь лет прожил на вокзале
Владимир Андрейченко долгое время умудрялся просуществовать в центре миллионного города без документов. Только в 2014 году мужчина добился статуса «лица без гражданства», который, как выяснилось, абсолютно не решает его проблем. Как живется пожилому человеку в непростой ситуации и есть ли из нее выход, выясняла корреспондент «ВП» Надежда МАГНИТСКАЯ.

Сестра немилосердная

Его судьба сложилась бы иначе, если бы в момент распада СССР он оказался на российской территории. Семья Андрейченко проживала в Душанбе до известных событий 26 декабря, когда все бывшие советские республики объявили о своем суверенитете. В семье было четверо детей, в середине 90-х решились уехать. Местом жительства избрали Волгоград. Мать Владимира получила статус вынужденного переселенца и право на получение жилья. Прибежищем стала «однушка» в Городище. Позже, добавив средства от проданной в Душанбе общей квартиры, она приобрела более просторную жилплощадь.

По роковой случайности еще в Таджикистане Владимир попал в неприятную историю, был осужден и отбывал наказание. Приехав в Волгоград в 2003 году, он уже не застал маму в живых, а сестра, проживавшая в квартире, не пожелала знаться с братом и выгнала родственника на улицу.

– Я с ней долго судился, – вспоминает Владимир. – Два суда выиграл, а по апелляционной инстанции выигрывала она. В мою пользу от своей доли на душанбинскую квартиру отказались брат и средняя сестра. По моей генеральной доверенности мама продала квартиру в Таджикистане, купив жилье в Волгограде. Но старшая сестра принципиально не хотела общаться со мной после того, как я вернулся из заключения.

В конце концов мужчина ушел на вокзал, да так и прожил там целых семь лет.

Чистый бомж

На пригородном вокзале его знали все – от дежурных сотрудников полиции до уборщиц. Никогда не видели его неопрятным, пьяным или просящим милостыню. Всегда аккуратный, чисто выбритый Владимир продавал газеты и книги пассажирам проходящих поездов.

– Питался я в кафе, у меня всегда были деньги, – вспоминает Владимир. – Я не уходил с перрона, пока не заработаю определенную сумму. Работал и по ночам. Хватало на еду, на баню. Снять квартиру я, конечно, не мог. Все меня знали как чистоплотного, интеллигентного бомжа. Когда я оказался на вокзале, думал, что опустился на самое дно, но потом постепенно привык и понял: нужно оставаться человеком несмотря ни на что.

Спал Владимир на вокзальных диванах и лавочках и мало заботился о своем социальном статусе. Удары судьбы принимал смиренно.

На дне

Сразу по приезде из Таджикистана, еще в 2003-м, Владимир обратился в паспортно-визовую службу с заявлением на временное проживание. Следующим этапом Андрейченко планировал получение вида на жительство.

– Мне открытым текстом сказали: «Давай двести долларов и получай разрешение», – рассказывает Владимир. – Я возмутился, пригрозил жалобой и пошел в прокуратуру. Но там ответили, мол, доказательств нет, факт вымогательства денег не зафиксирован. А идти с помеченными купюрами к мздоимцу уже не было смысла, он бы уже не взял их у меня. Так под всякими предлогами разрешение на временное проживание мне не давали.

Андрейченко зарегистрировался у средней сестры, но проживать у нее не было возможности. Существовал он по-прежнему на улице. Когда приходили проверяющие, его дома не было И он лишился всех прав, предоставляемых вынужденным переселенцам.

– На вокзале меня несколько раз забирали органы, – вспоминает Андрейченко. – Пробьют по компьютеру и тут же отпустят. Сестра снова меня регистрировала, чтоб не депортировали. История повторялась из раза в раз.

«Поедем ко мне...»

В молодости Владимир не успел обзавестись семьей и даже не мечтал о том, что когда-нибудь рядом может оказаться человек, который его принимает таким, какой есть. Он не знал, что уже давно за ним наблюдает одна женщина, которой Владимир очень напоминал умершего мужа.

– Я уже четыре года была вдовой, – вспоминает Любовь Васильевна. – За Володей смотрела, и сердце екало – так он был похож на моего покойного Алексея. А однажды дождь такой был, я помню, Володя сидит на лавочке на улице, простывший явно. Я решилась подойти к нему. Он говорит: «Сегодня проверки на вокзале, пережду на улице». Тогда я сказала: «А поедем-ка ко мне, хоть отогреешься». С того дня мы стали жить вместе.

Как проклятый

Любовь Васильевна не может зарегистрировать брак и прописать своего гражданского мужа в квартире – этому препятствуют ее родные. Супруги приняли решение добиться для него вида на жительство.

– Первый шаг мы уже сделали, – говорит Андрейченко. – В году 2014-м я получил документ, подтверждающий мой статус лица без гражданства. А вот вид на жительство не могу получить до сих пор. Мне 63 года, я еще подрабатываю разнорабочим, но скоро буду неспособен это делать, а пенсия мне не светит.

В УФМС ответили: для того чтобы получить вид на жительство, Владимир Андрейченко не смог предоставить полный пакет документов. В частности, подтверждение постоянного заработка или нетрудоспособности и места проживания.

– Вопрос о том, чтобы предоставить Андрейченко вид на жительство, нами рассматривается. Кроме того, согласно статье 6 Федерального закона «О страховых пенсиях» иностранные граждане и лица без гражданства имеют право на получение пенсии наравне с гражданами РФ при соблюдении ими условий, предусмотренных настоящим федеральным законом, – пояснили в ведомстве корреспонденту «ВП».

Но при попытках оформить пенсию Владимир Павлович сразу же получил отказ.

– В Пенсионном фонде мне сказали – обязательно нужен вид на жительство, – сетует он. – И вообще, все упирается в какую-то стену непонимания, как будто я проклят. Сколько кабинетов и дверей прошел – никакого результата.

В Пенсионном фонде тоже руководствуются законом, который, как выяснилось, определил для Андрейченко замкнутый круг.

Назад, на паперть?

По закону право на социальную пенсию у лиц без гражданства возникает на пять лет позднее пенсионного возраста, установленного для страховой пенсии, и при соблюдении дополнительного условия – постоянного проживания на территории Российской Федерации не менее 15 лет с предоставлением соответствующих документов. Кроме того, во всех случаях при обращении за установлением пенсии любого вида гражданином должен предъявляться документ, удостоверяющий его личность.

– В соответствии с Федеральным законом «О правовом положении иностранных граждан в РФ» от 25.07.2002 г. No 115-ФЗ документом, выданным иностранному гражданину или лицу без гражданства в подтверждение их права на постоянное проживание в РФ, является вид на жительство. Для лица без гражданства вид на жительство является одновременно и документом, удостоверяющим его личность. Таким образом, при отсутствии у лица без гражданства вида на жительство в качестве документа, удостоверяющего его личность и факт постоянного проживания в РФ, право на страховую или социальную пенсию по нормам российского пенсионного законодательства не может быть определено, – пояснили в региональном отделении Пенсионного фонда.

Головоломка еще та! А самое страшное, что человеку, попавшему в такую же ситуацию, как Владимир, она не оставляет никаких надежд. Ведь, с одной стороны, закон определяет лицам без гражданства право на пенсию наравне с гражданами РФ, но чтобы получить удостоверение личности, дающее на это право, нужно получить вид на жительство!

– Мне вид на жительство дадут, если я смогу доказать свою нетрудоспособность, – говорит Андрейченко. – Но чтобы ее доказать, необходимо... удостоверение личности. Вот и получается, что у меня один путь – на вокзал, теперь уж просить милостыню. Если бы не Любаша, так бы оно и было. Но мы, к сожалению, не вечные...

Поделиться в соцсетях