Архитектура в четвертом углу

.Российская академия архитектуры и строительных наук этой весной провела на базе Волгоградского государственного архитектурно-строительного университета общее собрание. Тема его научной части – «Города России. Проблемы проектирования и реализации». Съехавшиеся со всей России академики обсуждали и самые трудные для них вопросы: о настоящем и будущем профессии, о роли, которую архитекторы играют в стране. Для волгограда тема эта более чем актуальна. Именно поэтому мы решили вернуться к этому событию и попробовать еще раз разобраться в вопросах, поднятых на том форуме.

Как потеряли пейзаж

"Круглый стол" «Судьба города N. Вопросы развития сложившейся среды» получился драматичным: один за другим выходили академики и членкоры РААСН из разных регионов России и рассказывали о практически уже не решаемых проблемах своих городов. Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Екатеринбург, Новосибирск и Москва страдают от хаотичной застройки, уничтожающей общественные пространства. Города становятся «непроходными», чересполосица участков с разными собственниками позволяет застраивать и огораживать то, что должно принадлежать всем горожанам. Подмосковье теряет не только свою архитектуру, сам среднерусский пейзаж под угрозой, вместе со стилем застройки меняется и ландшафтный дизайн.

Утрачивает свой характер и Нижний Новгород, где главным всегда был стиль купеческая усадьба с садом, на месте которого теперь гаражи и сараи. Новый способ уплотнения застройки нижегородские архитекторы деликатно называют «собачка на собачке»: на двух-трехэтажный дом наползает более высокая надстройка.

У Новосибирска и Волгограда общая проблема: центральные улицы города на протяжении нескольких километров застроены домами, чьи фасады «нарисованы» кем попало, потому что строительство трехэтажного дома площадью до 1500 кв. м по нынешним законам дозволяется без участия архитектора.

Власть не всесильна

Член-корреспондент РААСН Евгений Пестов говорит, что к архитекторам относятся потребительски: профессия превратилась в сферу услуг, причем низкопробных. Примерно так же ситуацию в профессии видят и наблюдающие со стороны: она стала обслугой застройщиков. Выход? Некоторые полагают, что есть только один вариант: идти во власть. Причем так, чтобы главных архитекторов городов назначали пожизненно, как академиков, и тогда временщики во власти, мэры, отрабатывающие заказы продвигающих их бизнес-группировок, не смогут диктовать профессионалам, как должны выглядеть города.

В ВолгГАСУ немало преподавателей, которые могли бы поспорить с таким подходом. Завкафедрой «Градостроительство», член-корреспондент РААСН Алексей Антюфеев – бывший главный архитектор Волгограда, профессор Владимир Атопов – бывший мэр города. Зная, как устроена власть изнутри, в каких законодательных рамках приходится работать, они не обольщаются: большие властные полномочия – не гарантия красивой архитектуры. Да и нет таких полномочий. Даже если случается доказать в суде, что портящее вид города здание построено незаконно, снести его не так простоя. В Волгограде есть только один такой пример: снос гостиницы, оформленной по документам, как каток.

Звездный час миновал

Не отрицая роли личности в архитектурной истории, волгоградские профи не слишком рассчитывают и на общественность: она, как правило, молчит, а если не молчит, то результат профессионалов не радует. В прошлом году на всенародное голосование были выставлены проекты реконструкции набережной Волгограда. Несмотря на протесты специалистов, горожанам понравился самый травматичный для охраняемого государством ансамбля вариант. И хотя каждый второй архитектор как образец свободного творчества, вошедшего в мировую историю, вспоминает работы Антонио Гауди, но вряд ли обсуждение на публичных слушаниях позволило бы мэрии Барселоны оказывать ему покровительство.

Вице-президент РААСН Александр Кузьмин считает, что звездный час профессии позади: в 1940-х годах, когда им отдали на восстановление разрушенные войной города. «Но наши дети никогда не будут Симбирцевыми», – академик вспоминает главного архитектора Сталинграда с 1944-го по 1959 год. Современному же архитектору, по мнению Кузьмина, всегда придется искать баланс четырех сторон простой фигуры: власть, бизнес, общественность и профессионалы. У профессионалов есть выбор, какую сторону притянуть к себе. Пока они, помня звездный час, апеллируют к власти, жалуясь, что бизнес и общественность их не слышат, но к ним-то и меньше всего обращаются.

Поделиться в соцсетях