Был только МИГ между прошлым и будущим

Когда Саше Федотову было полтора года, он по неосторожности упал в открытый погреб, где в это время находилась его мать Полина. Свалился прямо на нее. Она тогда сказала – быть ему летчиком! Как в воду смотрела. Александр действительно стал летчиком. Летчиком с мировым именем, одним из лучших в истории страны и мира.

От Сталинграда до «Бурана»
Генерал-майор авиации Александр Федотов первым поднял в небо всемирно известные ныне истребители МИТ-23, МИГ-25, МИГ-29, МИГ-31. Почти пять тысяч часов провел он в поднебесье в общей сложности. Десятки раз при этом попадал в сложнейшие, угрожающие жизни ситуации, трижды вынужден был катапультироваться.
А начинался путь в небо для Александра Васильевича в Сталинграде, где семья Федотовых жила в Бекетовке. Мальчишкой занимался он в городском аэроклубе в тридцатые годы. После войны обучался в Седьмой спецшколе ВВС, базировавшейся в родном городе. В числе лучших ее выпускников поступил затем в Армавирское летное училище, которое окончил с отличием и остался в нем преподавателем. И всю дальнейшую свою жизнь Александр Федотов посвятил испытаниям военных самолетов. Работал в ОКБ Микояна, испытывал самолеты МИГ самых разных модификаций, с их принципиально новыми конструкторскими решениями, с новой аэродинамикой, с новыми летно-техническим характеристиками. Занимался также космической техникой – принимал участие в испытаниях первого (и, увы, последнего) советского многоразового космического корабля «Буран».
Профессия летчика-испытателя несет на себе гриф секретности, поэтому о Федотове в нашем городе мало кто знал при его жизни, да и сейчас немного кто знает о нем. А ведь, хотя погиб он чуть ли не тридцать лет назад, по сей день выше и быстрей Федотова на самолетах никто не летал! Он стал обладателем восемнадцати мировых рекордов. Главный его рекорд, рекорд по высоте полета – 37 650 метров – вот уже тридцать лет не побит.
Хорошая погода – для полетов
– Когда в Москве была хорошая погода, – делится воспоминаниями друг Александра Федотова волгоградец, народный художник России, скульптор Виктор Фетисов, – он никогда меня в столице не встречал – был на полетах. Бывало, в такую погоду он говорил летчикам своей группы: «Как им не стыдно – на дачу поехали! Летать надо, а они – на шашлыки, на дачу…» Обратите внимание – адресованы были эти его слова отнюдь не мальчишкам, а членам его боевого отряда, опытнейшим летчикам, в числе которых были, например, Герои Советского Союза Петр Остапенко, Борис Орлов, Авиард Фастовец, Анатолий Квочур, Валерий Меницкий.
Мы побывали как-то вместе с ним на кладбище погибших летчиков, в числе которых было много молодых. Он говорил мне: «Виктор, не могу я допускать, чтоб молодые парни погибали». Поэтому самые трудные, самые опасные полеты обычно он брал на себя.
Рассказать хотя бы такой эпизод из жизни Александра Федотова. В день свадьбы собственного сына он совершал испытательный полет на истребителе МИГ-29. В полете самолет стал разваливаться, у него уже хвост отлетел. Александр Васильевич катапультировался в последний миг. Остался жив, только восьмиметровую сосну «очистил» сверху донизу от веток своим телом при падении. Когда подлетел вертолет, он сам в него по лестнице забрался. А потом Федотов полтора месяца лежал в больнице – позвоночник был серьезно поврежден, имелись и другие травмы.
Он был скромным человеком, хотя скромность нередко мешала ему. Даже Звезду Героя Советского Союза носил не напоказ, а на лацкане пиджака, внутри.
Когда Александр Федотов приезжал на праздничные мероприятия в Волгоград, никогда не стоял на трибуне площади Павших борцов вместе с другими заслуженными земляками – скромность не позволяла, да и Ростислав Беляков, генеральный конструктор ОКБ имени Микояна, не советовал летчикам-испытателям «засвечиваться» на публике.
Летчик Федотов был талантлив далеко не только в своей летной профессии, но и в ряде других областей. Если бы он не связал себя с авиацией, стал бы, должно быть, замечательным художником – отлично, просто профессионально рисовал, писал хорошие стихи…
Шаг в небо
Небо дало Александру Федотову профессию и славу, небо же забрало его у нас. Александр Васильевич погиб в апреле 1984 года во время очередного испытательного полета самолета МИГ-31, при отработке его топливной системы.
Подвела техника. Приборы показали, что кончается топливо, хоть в баках его было еще много. В результате самолет, управляемый генерал-майором авиации Федотовым, оказался чрезмерно тяжелым, летчик не смог вывести его из виража, чтобы снова набрать высоту.
Александр Васильевич мог своевременно катапультироваться. Однако не сделал этого, чтобы осталась в целости система регистрации полета. Благодаря этому его поступку была сохранена жизнь многим другим летчикам, летавшим впоследствии на истребителях этого типа. Ценой своей жизни Федотов добился того, что была выяснена причина отказа приборов в полете.
Решением Волгоградского горсовета одной из улиц в Бекетовке, где в свое время вырос Александр Федотов, присвоено его имя. Носит его и волгоградская школа № 24, в которой учился Александр Васильевич. Друзья, коллеги летчика Федотова, да и многие иные наши земляки ставят вопрос о создании в Волгограде памятника Александру Федотову и его мемориального музея.
Стоять этот памятник должен, как убежден депутат Волгоградской городской думы, полковник авиации в отставке Сергей Забеднов, напротив здания нынешнего Волгоградского училища олимпийского резерва, в стенах которого когда-то обучался Александр Федотов в летной спецшколе. Там положен уже закладной камень со словами: «Здесь будет установлен памятник лучшему летчику двадцатого века Александру Федотову».

Поделиться в соцсетях