Для них закончилась война

Для них закончилась война
В Светлоярском районе перезахоронили останки советских бойцов

Поисковый отряд «Курган» уже 10 лет ведет раскопки на южных рубежах Сталинградского фронта. Во время последней «Вахты памяти» им удалось найти останки 11 бойцов, а затем установить личности трех из них. Ими оказались командиры 760-го стрелкового полка, который был сформирован на Дальнем Востоке. Родственники подполковника Метляева и старшего лейтенанта Шайденко приехали в Волгоград, чтобы похоронить своего отца и деда.    

На церемонии погребения в поселке Привольный кроме родственников были школьники и жители села

Прощай навеки

У них была всего одна минута на прощание. Эшелон вот-вот должен был отправиться на другой конец страны – специально сформированный 760-й полк перебрасывался в июне 1942 года из Хасана в Сталинград. Молодая женщина даже всплакнуть не успела, когда застучали колеса поезда. Муж только сунул ей в руки банку меда: это детям. И запрыгнул в вагон.

Виктория, прижав к себе гостинец, еще долго брела вдоль пустого перрона. Она, жена кадрового офицера, давно привыкла к постоянным переездам с места на место. С супругом подполковником Константином Метляевым поездила по гарнизонам Сибири и Дальнего Востока. Но тут совсем другое: война.

Ее Костя пошел на фронт добровольцем, хотя он должен был нести службу в Уссурийске. Считал, что только так он сможет очистить свое доброе имя и вернуть партбилет, которого лишился из-за осужденного замполита в 1937 году. Она тогда боялась, что и ее мужа арестуют, но обошлось – только исключили из партии.

Решение Константина отправиться на фронт Вика приняла со стойкостью сибирячки − надо так надо. И, конечно, надеялась, что любимый вернется домой к их пятерым детям живым и здоровым. Но война распорядилась иначе.

На месте боев члены отряда сначала проводят разведку Окоп теперь зарос цветами

760-й полк в составе 208-й стрелковой дивизии оказался на южных подступах к Сталинграду. Им, как и другим частям, поставили задачу – хоть на час-два задержать противника, который стремился к Волге. И ценой невероятных усилий и больших потерь нашим солдатам это удавалось.

Войска Манштейна и Гота, до этого не знавших поражения, стали буксовать. Они шли от Котельниково до Светлого Яра три месяца – с июня по август 1942 года. И дальше поселка Червленого не продвинулись, и в Сталинград, где собирались соединиться с армией Паулюса, не попали. Для сравнения, то же расстояние в 100 км фашисты, когда бежали после поражения, преодолели за три недели.

− Видно, подполковник со своими ребятами сильно насолили немцам. Мы так много снарядов в одном месте редко встречали при раскопках, − говорит командир отряда «Курган» Алексей Медведев. – Сначала их бомбили минометными снарядами, потом закидали гранатами, а затем добивали из винтовок.

Найти неизвестных

Осенью прошлого года поисковый отряд «Курган» из Красноармейского района Волгограда вместе с другими поисковиками проводили «Вахту памяти» в районе поселка Северный, в балке Бирючья. Они раскопали блиндаж, где обнаружили останки 11 советских бойцов, возле которых лежали печати 760-го полка.

− Печати не могли быть у простых солдат. К тому же нашлись еще и лычки от военной формы, так мы и поняли, что перед нами останки офицеров.

Всю зиму Медведев и его подопечные из отряда искали сведения о погибших воинах. Им пришлось перелопатить уйму документов, наведаться в архив Министерства обороны. Удалось выяснить, что в полку служило двадцать офицеров.

Проверили биографию каждого: кто-то вернулся с войны, другой погиб не здесь, третий попал в плен, а кто-то числился пропавшим без вести. Так и возникло предположение, что поисковики нашли останки именно последних.

Портрет Ивана Шайденко держит в руках его внучка Воинские знаки отличия, они принадлежали Шайденко

− Установить личность подполковника Константина Метляева удалось быстрее всего. В архиве Минобороны мы нашли письма, которые писала его жена Виктория Алексеевна военному начальству. Она в них возмущалась, почему не могут найти ее мужа, ведь не каждый день без вести пропадают подполковники. В этом же письме она рассказывает, откуда она получила последнюю весточку о нем – с юга Сталинградской области. Так мы и убедились, что часть останков принадлежит Метляеву.

Также удалось разыскать родственников Тимофея Пазынина. Его правнучка, когда училась в вузе, делала работу о своем прадеде. Текст был опубликован в интернете. В нем студентка рассказывала, что ее предок был участником Сталинградской битвы, комиссаром воевал в составе 760-го полка.

Командир поискового отряда «Курган» Алексей Медведев 

− А потомков старшего лейтенанта Ивана Шайденко нашли через газету Яшкинского района Кемеровской области. Они подтвердили: в последнем письме он указывал, что находится под Сталинградом. К тому же рядом с останками мы обнаружили его отличительные воинские знаки.

Вахта памяти

По словам Медведева, эта 208-я дивизия, куда входил 760-й полк, вообще не должна была тут воевать.

− Согласно различным документам, эта дивизия должна была относиться к 25-й армии, которая базировалась в Астрахани. И нигде в исторической литературе, кроме материалов из госархива, не встречается упоминаний о ней под Сталинградом, − говорит Алексей. − За 10 лет работы в поисковом движении я пришел к выводу, что Сталинградская битва до конца так и не изучена. Да, мы все знаем основные моменты и направления. Очень много говорится о действиях 62-й армии на севере города и области, а вот о 64-й армии не так много известно, о ней так подробно не пишут. А она тоже играла большую роль: если наши войска дали бы пройти Манштейну и Готу с юга к Паулюсу, то Сталинград бы мы не удержали.

Восстановить историческую справедливость для Алексея теперь стало делом жизни. Вместе с курсантами своего отряда «Курган» он занимается изучением обороны Сталинграда на южных рубежах. Поисковую деятельность ведут в основном в Светлоярском, Октябрьском и Котельниковском районах.

Подготовка к погребению останков: Алексей и Данила обивают гроб

Отряд базируется в небольшой комнате, которую предоставил «Кургану» один из вузов в Красноармейском районе. Вообще, здесь ведутся обычные лекции.

То, что в кабинете занимаются поисковики, выдают несколько стеллажей, где под стеклянными витринами лежат находки, которые привозят из экспедиций, или «Вахт памяти», как их называют поисковые отряды.

Советские артефакты находятся отдельно от немецких – ложки, смертные медальоны, фляги, остатки снарядов и пр. Видно, что импровизированному музею тесно среди парт.

− Конечно, мы мечтаем о большом и интерактивном музее. Есть экспонаты, которые мы носим по школам, когда рассказываем, чем и зачем занимаемся на «Вахтах». Но самое главное в работе: донести до подрастающего поколения, кому они обязаны жизнью. К сожалению, даже мои ровесники стали это забывать.

В отряде в разное время было от 20 до 60 человек. В основном старшеклассники. Сейчас, когда нет подходящей базы для «Кургана», на занятия ходят 10 мальчишек и девчонок. В течение года ребята готовятся к «Вахтам», которые стартуют обычно в мае и проводятся во время летних каникул.

Экспонат из музея отряда

− Сначала мы выезжаем на разведку. Изучив документы и карты местности, где шли бои, делаем небольшие раскопки, проверяем, что скрыто под землей. И только потом отправляемся в экспедицию. Всего за 10 лет нам удалось поднять около полутора тысяч останков. Это мало.      

Останки, которые находит отряд, перезахоранивают в основном в мемориальном парке села Привольный Светлоярского района. Вот и 11 офицеров из Бирючьей балки решили упокоить здесь вместе с останками еще 14 неизвестных бойцов, найденных другими отрядами.

Это нужно живым

К погребению командир отряда «Курган» начал готовиться заранее. После того как родственники Метляева и Шайденко подтвердили свой приезд, дату назначили на 7 мая 2018 года. Но неожиданно столкнулись с проблемой – не хватает средств. На изготовление трех небольших гробов и на материал для их обивки нужно было семь тысяч рублей.

Курсанты Данил Кузьмин и Максим Кузнецов укладывают останки Работа почти завершена

− Мы объявили сбор в соцсетях. И знаете, буквально за пару дней у нас уже была нужная сумма. Отчет, куда потратили деньги, уже предоставили, − рассказывает Ольга Иванова, она занимается в отряде связями с общественностью, помогает готовить документы на гранты. Ее затащил в отряд собственный 15-летний сын Данил, который уже два года активно принимает участие в «Вахтах памяти». – Кроме сбора денег, нам было очень интересно посмотреть, откликнутся ли волгоградцы. Результат показал, что в нашем городе много неравнодушных людей.

Дом Ольги в Светлом Яре на несколько дней превратился в небольшую мастерскую. Здесь поисковики обивали красной материей гробы, аккуратно складывали останки внутрь. С осени кости хранились в гараже у командира отряда, специального помещения для этих целей нет.

− А зачем вам все это нужно – поднимать останки, вести раскопки? Если нет особых условий для работы, − интересуюсь я, пока Алексей Медведев вместе с Данилой драпирует красную материю.

Медведев признается, что бросить хотел и не раз: с каждой экспедицией все сложнее ходить по спонсорам, искать деньги на поездку. Сами ребята не платят за участие в «Вахтах», это неправильно − с детей брать деньги за патриотизм, считает командир.

Двор Ольги превратился в мастерскую и хранилище для останков до дня погребения

– Ответ на вопрос зачем я нашел для себя почти 10 лет назад, когда при строительстве перинатального центра в Советском районе нашли останки  бойца Андрея Лоенко. Позвонили мне, мы достали. При нем оказался смертный медальон. Так мы установили личность, откуда он родом, − говорит Алексей, забивая очередной гвоздь. − Перезахоронение останков было на его родине – в  селе Шибково Новосибирской области. На погребении его брат сказал: «Вот ты и дома, братишка». И тогда я понял, что люди, у которых на войне пропали близкие, никогда не переставали их искать. Наша работа нужна живым.

Папа нашелся

Виктория Метляева еще долго после окончания войны пыталась разыскать своего Костю. Но ответы из вышестоящих инстанций приходили неутешительные – пропал без вести и точка. Ей одной пришлось поднимать пятерых детей – трех дочерей и двух сыновей. Когда их отец ушел на фронт, старшей было 7 лет, а младшим девчонкам-двойняшкам всего полтора года.

Неопознанные офицеры вместе с Пазынином, Шайденко и Метляевым наконец обретут покой

Нашелся Константин Метляев только спустя 75 лет после расставания на перроне. Тамара, старшая дочь подполковника, узнала о том, что найдены останки отца, из объявления в уссурийской газете: командир отряда «Курган» Алексей Медведев разыскивает родственников командира штаба 760-го полка.

Рядом с текстом было опубликовано письмо матери из военного архива о том, что она разыскивала своего мужа. После небольшого семейного совета – в Уссурийске живет и сестра Галина − было принято решение позвонить Медведеву и поехать на перезахоронение останков отца.

− Нам все звонили, поздравляли, что папа нашелся. С одной стороны, конечно, чувствуем облегчение, что теперь знаем о его судьбе. А с другой – мы все-таки приехали его хоронить, − говорит Тамара Константиновна.

В перезахоронении приняли участие десятки человек Дань памяти погибшим воинам

Про своего отца дочери мало что помнят. Только то, что добрым был, играл с ними.

− Перевозить останки на Дальний Восток не будем. Папа родом из Сибири, а в Приморье прожил всего 10 лет. Сталинградская земля, где он пролежал больше 75 лет, стала ему родной. Поэтому пусть будет тут.

На похороны отца приехали четверо детей подполковника Метляева – старший сын Юрий из Рязани,  с ним сестры Тамара, Инна и Галина не виделись почти двадцать лет.

Во время торжественного перезахоронения звучали траурные речи

В сталинградской земле

Вместе с подполковником Константином Метляевым 7 мая погребли и останки еще 11 офицеров полка. На похороны приехала внучка старшего лейтенанта Ивана Шайденко − Елена Прокопова. Она мало что знает о своем деде.

Ее мама была маленькой, когда он ушел на фронт. Шайденко родом из Сибири, небольшого села Яшкино. Именно туда командир поискового отряда Алексей Медведев направил запрос. Знакомые и сообщили Елене, что в Волгоградской области найдены останки ее деда.

− От него осталась в нашей семье только фотография.  Для меня перезахоронение – это не точка в судьбе моего деда.  Думаю, это начало памяти, если так можно выразиться. Теперь мои дети будут знать, что есть могила их прадеда, и они смогут прийти и поклониться ему. 

нет

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях