«Дневник» под цензурой?

«Дневник» под цензурой?
Почему книги, предназначенные для школьных библиотек, не должны содержать ошибок

В прошлом году волгоградские школьники получили в подарок книгу Андрея Белоножкина «Школьный дневник». «Во всех районах области книгу приняли с удовольствием, а вот в Волжском по неизвестным причинам решили иначе», – написала в редакцию «ВП» читательница Мария Сердюкова. Чем же не угодила детская книжка специалистам комитета образования города-спутника, выясняла корреспондент «ВП» Ольга БОНДАРЕВА.

– Мне и моему ребенку книга очень понравилась, – говорит Мария Сердюкова. – Она напомнила лучшие образцы советской детской литературы и, по моему мнению, стоит в одном ряду с книгами таких авторов, как Успенский, Остер, Драгунский. Однако работники управления образования Волжского отказались передать книгу в школы. Получается, в наше время чиновники выступают против хорошей литературы? Кто дал им право устанавливать цензуру на книгу?

Действительно, рассказали в администрации Волжского, в ноябре 2015 года автор «Школьного дневника» представил издание в управление образования и молодежной политики с предложением передать его в фонды школьных библиотек.

Книгу изучили специалисты управления и педагоги высшей квалификационной категории городского методического объединения учителей русского языка и литературы и пришли к выводу, что, хотя в целом рассказы и стихотворения просты, понятны и должны легко восприниматься читателем, однозначно подходить к оценке книги нельзя.

– Автор пренебрегает общепринятыми в литературе эстетическими критериями, морально-этическими нормами, принятыми в обществе. Более того, он использует нелитературные грубые выражения, просторечные и жаргонные слова. В книге имеются речевые недочеты, пунктуационные, грамматические, синтаксические ошибки, употребляются слова, отсутствующие в русском языке, – убеждены волжские чиновники.

Как объяснили специалисты, в России существует федеральный перечень учебников, учебных, справочных, научно-познавательных пособий, образцов художественной литературы, допущенных к использованию в учебном процессе, утвержденных Министерством образования и науки Российской Федерации. Выяснилось, что книга Андрея Белоножкина «Школьный дневник», о котором спрашивала наша читательница, соответствующую государственную экспертизу не прошла.

К слову, будучи филологом по образованию, а заодно тетей будущего первоклас­сника, перед тем как прочесть «Дневник» ребенку, я решила изучить книгу сама.

Ошибок на его страницах действительно хватает, и они вполне могут сбить с толку школяра, который примет такие написания за правильные. Неверно оформленная прямая речь, запятые там, где их в принципе быть не может. И если взрослые, увидев подобное, спишут это на ошибку, то как быть ребенку?

Впрочем, для получения книги в личное пользование читатели могут обратиться непосредственно к автору или приобрести ее в магазинах. Тут решение – за родителями. Навязывать им свое мнение не вправе ни мы, ни специалисты. В семье должны сами определиться: на каких книгах будут воспитывать своих детей.