Если совершенству нет предела

Где только не встретишь наших земляков-волгоградцев! Они работают и в федеральных министерствах, и на телевидении, и в кино. А Александр Левитан, выпускник Волгоградского государственного медицинского университета, врач-уролог, трудится вообще в Клиническом Центре микрохирургии, реконструктивной и репродуктивной андрологии ФГУ «Лечебно-реабилитационный центр Минзрдравсоцразвития». Знай наших!

– А как вы, Александр Александрович, в столь молодом возрасте попали в такую серьезную организацию?
– Достаточно банально: после окончания медуниверситета в течение года проходил интернатуру в волгоградской БСМП № 25, а потом поехал в Москву, обучался в ординатуре и аспирантуре в ГКБ им. Боткина. А после чего получил предложение поработать в Клиническом Центре микрохирургии, реконструктивной и репродуктивной андрологии от ее руководителя – известного в России хирурга-андролога, доктора медицинских наук, профессора Михаила Мироновича Сокольщика.
– О, это тот самый Сокольщик, который реконструировал «мужское достоинство» из тканей тела пациента, получившего тяжелейшую травму половых органов, а потом трансплантировал то, что реконструировал, на положенное природой место?! Об этом уникальном в медицине случае рассказывали многие СМИ.
– Да, именно от него. Профессор Сокольщик много лет специализируется в микрохирургии и пластике мужских половых органов, сделал вместе с коллегами сотни операций от перемены пола до лечения жертв тяжелых несчастных случаев и имеет богатый опыт в области реконструкции и хирургии имплантатов.
Когда природа «промахнулась»
– А на чем специализируетесь лично вы?
– Мне поручено заниматься проблемами тазового дна и, в частности, стрессовым недержанием мочи. У многих женщин после родов такое бывает, но абсолютное большинство предпочитают молчать об этой интимной проблеме и живут с ней всю жизнь. Хотя сегодня имеются достаточно эффективные способы ее лечения, в том числе оперативные, и в нашей клинике их давно и успешно практикуют.
– Наверное, такие операции более востребованы, чем операции по перемене пола?
– Конечно, проблема ядерного транссексуализма (официально это называется именно так) не столь распространена, но она существует, и 3-4 раза в месяц такие операции по превращению, как у нас говорят, мальчика в девочку или девочки в мальчика тоже выполняются. Операции сложнейшие, многочасовые, и показаны они далеко не каждому, у кого есть желание «подкорректировать» природу. Человек должен пройти целый ряд врачебных комиссий, в составе которых обязательно имеется специалист-психиатр, и только после этого будет принято решение, давать «добро» на проведение операции по смене пола или нет. В данном случае на психотерапевте ответственность лежит подчас не меньше, чем на хирургах. Он должен оценить, насколько пациент психически адекватен. Иначе последствия могут быть самые непредсказуемые. Ну а сама операция – уже дело техники.
– Если верить специализированным изданиям, то пластические операции на интимных органах сегодня весьма распространены. С чем это связано? В человеке все должно быть прекрасно, в том числе и то, что ниже пояса?..
– Эту область медицины многие склонны воспринимать как нечто пикантное и не очень серьезное. И совершенно напрасно! От профессионализма врачей, работающих в этой сфере, зависит не только здоровье, но и качество жизни пациентов и даже, как это ни банально звучит, счастье в их личной жизни. Благодаря таким операциям люди избавляются от дефектов, мешающих им нормально жить и сковывающих их сексуальность. Говорить об этом, я считаю, надо. Возможно, в СССР секса и не было. Но сегодня общество не настолько ханжеское, и качество сексуальной жизни человека – один из определяющих моментов его благополучия.
– Мы привыкли к тому, что среди пациентов клиник пластической хирургии абсолютное большинство женщин. В Клиническом Центре микрохирургии такая же картина?
– Нет. У нас примерно 50 на 50. Причем, как утверждают мои коллеги, процент мужчин за последнее время значительно вырос. Для них размер не просто имеет значение, а очень большое значение. А частые рассказы СМИ о деятельности профессора Сокольщика и его коллег убедили их в том, что не все потеряно. Пластические операции, проводимые в клинике, самые разнообразные – коррекция размера и формы половых органов, фаллопротезирование и т. д. Многие из операций уникальны. Так одному из наших пациентов в результате криминальных разборок отстрелили самое дорогое. Он не остался в долгу – отомстил обидчикам, отсидел за это в тюрьме несколько лет, а потом пришел в клинику на операцию. Операцию ему сделали (создали фаллос 20 см длины), и он стал нормальным мужчиной, способным на полноценную половую жизнь и даже с возможностью стать отцом!
– Ничего себе у вас пациенты! Если что не так, они не жалобу прокурору писать будут, а сразу за оружие возьмутся…
– Это издержки профессии. Надо четко понимать, что идеального результата после любой пластической операции не будет, и быть к этому готовым. Поэтому с каждым пациентом в клинике ведется долгая подготовка. Им объясняют все аспекты операции и все ее возможные последствия. Мы оставляем за собой право отказать в операции пациентам с нестабильной психикой.
– Интересно, удается ли докторам совместить реальное с желаемым? Пациенты всегда бывают довольны?
– Понимаете, здесь тоже не должно быть иллюзий. С помощью хирургического вмешательства «мужское достоинство» можно увеличить приблизительно на 2 см, а с помощью экстендера (специального устройства для механического вытяжения, которое необходимо носить для достижения эффекта до 8 часов в день в течение 4-8 месяцев) – чаще всего не более чем на 3 см. Кстати, по данным Военно-медицинской академии Санкт-Петербурга, в современных войнах огнестрельная или взрывная травма наружных половых органов встречается примерно в 30% случаев среди других повреждений. Так что для многих из наших пациентов каждый сантиметр жизненно важен. Причем это не только эстетика. Большинству пациентов врачи практически полностью восстанавливают половую и репродуктивную функцию.
– Но ведь женщины тоже прибегают к интимной пластике. Говорят, в наш распущенный век снова стало модным выходит замуж девственницей…
– Гименопластика действительно является одной из наиболее популярных операций. Для кого-то восстановление девственности – это дань моде, что-то типа элемента сексуальной игры со своим половым партнером (некоторые пациентки делают такие операции даже неоднократно, чтобы порадовать мужа!), а для кого-то – жизненно важная проблема. Понятие девичьей чести среди некоторых наций по-прежнему свято, так что врачам приходится ликвидировать следы неосмотрительных амурных приключений. И то, что девственность «рукотворная», муж даже не почувствует!
– А с букетами после свадьбы к вам приходят? Благодарят специалистов клиники за счастливую семейную жизнь?
– Не часто. Подобные услуги платные, и пациенты считают, что, если они заплатили деньги в кассу, говорить доктору «спасибо» – уже излишество. Хотя есть у клиники постоянные пациенты, которые поддерживают с врачами отношения долгие годы. Например, регулярно наведывается одна наша бывшая соотечественница, которая теперь живет в Германии. Перед каждой свадьбой она делает у нас «тюнинг» абсолютно всего, что только возможно. Замужем была, кстати, уже четыре раза и сейчас, в свои 53 года, собирается стать невестой в пятый раз. Пациентов из Германии вообще достаточно много. Они утверждают, что подобные операции у них на родине гораздо дороже.
– Ну вот, а мы клеймим нашу медицину…
– А знаете, почему россияне так стремятся попасть на операцию за рубеж? Вовсе не потому, что там специалисты лучше. Наши доктора очень часто по своей профессиональной эрудиции, по своему отношению к пациенту превосходят зарубежных коллег. Наша беда в том, что после уникальных операций в российских клиниках далеко не всегда умеют выхаживать, и там зачастую просто нет возможности создания нормальных бытовых условий пациентам. По этой причине уникальные хирургические достижения сходят на нет.
– Будем поддерживать отечественную медицину. Тогда подскажите, Александр Александрович, по каким признакам пациенту можно выбрать «правильную» клинику.
– На помощь всегда придет незаменимый Интернет. «Сарафанное радио» – лучшая реклама и антиреклама. Пошарьте по «всемирной паутине», почитайте отзывы пациентов, с кем-то поговорите лично – и сможете составить представление о той или иной клинике, о том или ином докторе и решить, стоит ли с ними иметь дело.
– Но ведь определенный процент неудач есть даже у самого гениального хирурга, верно?
– Хорошо, что вы это понимаете. Какие-то неудачи всегда были, есть и будут. Это объективно. Человеческий организм на любое вмешательство может отреагировать – всегда неожиданно и не всегда адекватно. Пластика – это далеко не всегда операция по жизненным показаниям. Она делается по желанию пациента, и пациент вместе с доктором несет ответственность за ее результаты. Поэтому хорошенько подумайте прежде, чем на нее решиться.
– А вот у вас лично, доктор, никогда не было желания с помощью коллег усовершенствовать собственную внешность?
– Признаюсь, был такой грех. У меня 4 раза сломан нос – последствия бурной юности, и когда я увидел его на компьютерной томографии, естественно, захотелось убрать все горбинки. Но коллеги убедили меня, что делать сейчас этого пока не стоит, и я как адекватный человек послушался доктора.