Горькая правда

Январь 1919 года – черная страница в истории казачества. Начало расказачиванию было положено январским секретным циркулярным письмом ЦК РКП(б). В нем борьба с верхами казачества определялась как их полное истребление. Всем советским и административным органам предписывалось «поголовно истребить всех богатых казаков», а затем «провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем казакам, принимавшим какое-либо косвенное или прямое участие в борьбе с Советской властью».

Побег из лагеря смерти
В станице Березовской живет одна из внучек полного Георгиевского кавалера Василия Тихоновича Мордвинцева – Татьяна Ивановна Озерина. А в Даниловке – почтенное семейство его правнучки, потомственной казачки Тамары Ивановны Сушковой – души народного хора русской песни «Напевы». С мужем Сергеем Валентиновичем вырастили двоих замечательных граждан: сына Сергея и дочь Екатерину. Нормальная счастливая семья, живущая в спокойное мирное время. Но горько становится на душе, когда вспоминаю тему моего повествования – трагическая судьба ее предков, принявших мученическую смерть в горниле бессмысленной, жестокой «классовой борьбы».
Дедушка Татьяны Озериной Василий Тихонович Мордвинцев был доблестным казаком. Во время русско-германской войны 1914 года потом и кровью заслужил бант Георгиевских крестов и чин офицера. Прожить бы ему жизнь долгую в чести и славе. Но, как и большинство казаков, не принял он идеи революции и сражался в составе белогвардейских войск. После их поражения попал в плен к красным, не пожелав эмигрировать за границу. Некоторое время содержался в лагере для военнопленных под Тамбовом. По сути это был лагерь смерти. Но лихой казак совершил побег, причем скрываться был не намерен. Хотелось увидеть родную сторонку, родителей, жену и маленькую дочку. А потом будь что будет. Его задержали на станции Себряково и посадили в местную тюрьму, где он ожидал приговора. Но в декабре 1920 года в Михайловке восстал караульный батальон во главе с Вакулиным. Бывший доблестный командир 201-го полка 23-й дивизии Миронова Вакулин был родом из крестьян и он возмутился беспощадными поборами большевистских продотрядов. Расстреляв всех представителей ЧК и органов власти, он двинулся «гулять» по Медведицким хуторам и станицам. Все заключенные были выпущены на свободу. Василий Тихонович вернулся в родную станицу. Его отец настаивал на уходе в подполье, но гордый казак сказал, как отрезал: «Если умирать, только в родной земле!» В то время ни суда, ни следствия – в теперешнем понимании – не существовало. Вскоре группа «революционеров» явилась и к дому Мордвинцевых, что на нынешней улице Ловягина (этот дом сохранился и сейчас). Застучали прикладами в дверь: «Выходи, белогвардейская сволочь!» Молодой офицер Василий Мордвинцев прощался с любимой женой Олимпиадой и своими приемными родителями, Меланьей Ивановной и Тихоном Ивановичем Мордвинцевыми. Они же были родными матерью и отцом его жены. В детстве маленький Вася остался сиротой. Его усыновили сердобольные супруги Мордвинцевы. Когда же приемный сын и родная дочь достигли совершеннолетия, родители сыграли свадьбу. У молодых родилась дочь Анна (бабушка Тамары Ивановны Сушковой).
Но вернемся к той трагической и страшной ночи.
Василий не питал иллюзий – знал, с кем имеет дело. Крепко прижал тринадцатилетнюю дочь Анюту, поцеловал на прощанье и вышел на крыльцо. Тут же грохнули выстрелы. И крыльцо, которое он чинил с отцом днем, залилось горячей молодой кровью. Услышав выстрелы, во двор выбежал хозяин дома Тихон Иванович и безотчетно бросился бежать через огород к поместью своего брата Семена. Но и его догнала пуля. Там же во дворе, в садочке, их и похоронили по старому обычаю, и остались в опустевшем доме бабушка Меланья, дочка Олимпиада и внучка Анюта.
В пользу нищих
Но беды этой многострадальной семьи не закончились. Пришла коллективизация. По дворам стали ходить группы активистов и объяснять непонятливым крестьянам выгоды коллективного труда. Снова пришли в дом Мордвинцевых убийцы их мужчин и потребовали «вытряхиваться» в крытую соломой кухню с глиняным полом. А главную «злодейку» – жену Василия Тихоновича Олимпиаду арестовали и отправили на так называемую «кулацкую точку». Были такие поселения в самых глухих труднодоступных местах окрестной степи. Там «кулаков» почти не кормили, но заставляли с утра до ночи вкалывать на разных работах. Но, видимо, не хватало объектов приложения дармовой рабсилы. И вот в 1929 году вдоль реки Медведицы развернулось строительство железной дороги «Миллерово – Саратов». Правда, через два года, когда основные и самые тяжелые работы были закончены, строительство дороги внезапно прекратили. До сих пор можно увидеть местами остатки насыпи и бетонные мостовые опоры. Сколько каторжного труда, здоровья и жизней было истрачено на этот «Сизифов труд»! Трагически погибла на этой «стройке века» и жена «врага народа» Олимпиада. Вместе с напарницей она в песчаном карьере, что вблизи Малодельской, добывала для строительства песок. О мерах безопасности руководство заботилось менее всего: их завалило осыпавшейся песчаной лавиной.
У оставшейся в живых «белогвардейской» дочки Анны родилось шестеро детей: Анна, Мария, Николай, Татьяна, Альбина и Валентин. Всех их знали в станице Березовской как замечательных тружеников и добропорядочных граждан. Ныне остались в живых двое: Альбина, всю жизнь проработавшая на крановом заводе в Камышине, и Татьяна, более сорока лет трудившаяся в Березовской больнице. Сестры бережно хранят память о своем славном дедушке, полном Георгиевском кавалере Василии Тихоновиче Мордвинцеве, и так и не увиденной ими бабушке с романтическим именем Олимпиада.

Поделиться в соцсетях