Художники рассказали об уникальной росписи собора Александра Невского

Волгоградская правда
По словам мастеров, храм словно сам подсказывает иконописцам образы.

В центре Волгограда уже несколько лет идет масштабное строительство храма Александра Невского. "Волгоградская правда.ру" не раз рассказывала об этой истории – как царицынский собор был взорван большевиками, как уже в современном Волгограде наша епархия пыталась начать его восстановление. Но проект был слишком масштабным, и мало кто верил, что его удастся воплотить в жизнь. 

Несмотря на это, идею поддержал губернатор Андрей Бочаров – нашел меценатов, взял на себя решение административных и организационных вопросов. И стройка закипела. Работы, которые ведутся на пожертвования, благословил Патриарх. И сегодня уже никого не удивляет выросший буквально на глазах собор с золотыми куполами. Съемочной группе "Волгоградской правды.ру" строители и мастера рассказали и показали уникальные моменты воссоздания главного православного храма региона.

Работы еще много

Здание храма уже готово, сейчас идут работы внутри. Самая сложная и уникальная – ручная роспись. Ее делают лучшие художники-иконописцы России, которые съехались в Волгоград из разных регионов страны.

– У нас собралась самая лучшая команда, – говорят они в один голос. – Все это благодаря художественному руководителю проекта Александру Александровичу Лавданскому.

Один из ведущих отечественных иконописцев, в творческой биографии которого роспись известных православных храмов в России и за рубежом, с радостью согласился принять участие в росписи стен волгоградского собора.

Особенно вдохновляет мастеров то, что воссоздают обитель почти точь-в-точь, как здание начала XX века, которое в Царицыне тоже строили на народные деньги.

– Стараниями архитектора Алексея Лисина возрожденный храм практически не отличается от своего предка, – говорит Александр Лавданский. – Единственное – при строительстве использовали современные материалы.

А вот внутреннее убранство стен, купола, свода и арок будет совсем другим, так как в потерянном храме, может, и были росписи, но восстановить их уже невозможно.

– Я думаю, что в то время если и было представление о византийской архитектуре, то о росписях в византийском стиле оно было очень приблизительным, – продолжает Лавданский.

В одной из конх – это элемент храмовой византийской архитектуры, напоминает купол, – роспись уже почти закончена. Над головой – сюжет из древней русской иконописи – торжество христианских добродетелей над бесами, которые оковывают людей всевозможными пороками.

Здесь любовь побивает зависть, а воздержание – чревоугодие, пронзая их остроносыми копьями, тем самым освобождая человека от оков, делающих его несвободным...

Роспись храма началась осенью 2019-го, объем – огромный, согласно иконографическому плану здесь распишут все внутренние помещения общей площадью 6 тыс. кв. м и иконостас.

– Такого большого храма у меня прежде не было, – говорит Лавданский. – Но дело даже не в этом, здесь работается легко, потому как архитектура правильная и храм будто сам себя пишет, выявляя образы и идеи...

По словам иконописца, сейчас, когда храмов строят много, к сожалению, не всегда придерживаются канонов церковной архитектуры, отдавая предпочтения модернизму. В таких строениях, с его слов, работать очень тяжело, не чувствуется благодати. В Волгограде – совсем другое дело.

 

Сам Лавданский занимается иконописью уже 40 лет. В начале творческого пути был далек от веры. Но однажды принял решение служить людям, церкви, Богу. И верен этому до сих пор.

Иконопись он называет главным чудом в своей жизни. Вспоминает: был однажды очевидцем, как художники сорвались с 25‑метровых некачественно установленных лесов и полетели вниз. Но – остались живы!

– Это было чудесное спасение, они не получили ни единой царапины, – говорит мастер.

На глазах у журналистов «ВП» заканчивалась роспись восточной апсиды, где находится алтарь. Тема композиции – главнейшее христианское богослужение, божественная литургия.

Лучшие – здесь

– Все здесь сделано согласно иконописной традиции, – говорит Александр Черный, потомственный иконописец, как, впрочем, и большинство художников, которые заняты в этом проекте, и, между прочим, папа троих детей. – Традиция берет свое начало 2000 лет назад. Единственная разница – пишут теперь силикатной краской на основе жидкого стекла, она используется для внутренней, фасадной живописи и позволяет изображению долго сохраняться. Этот материал в росписи используют больше сотни лет.

Техника – непростая, сначала делается набросок, на него наносятся базовые цвета, затем идет модуляция формы и только потом пишутся детали, складки на одежде, прорисовывается мимика лика.

Обычно иконописцы одновременно ведут несколько объектов, но в этот раз художники бросили все свои силы лишь на один – храм Александра Невского в Волгограде.

У Ники Соколовой это, наверное, уже десятый объект, но нигде, по словам девушки, не было такого потрясающего коллектива и такой особой атмосферы – добра, понимания и принятия. Работать – одно удовольствие!

– Любовь к храмовой живописи мне передалась от папы, – рассказывает Ника. – Он занимался иконографией и с детства брал меня с собой на работу в церковь, поэтому другой жизни я себе и не представляла.

Ника Соколова каждую свою работу считает милостью Божией. Убеждена: случайностей не бывает, есть чудеса, которые являются неотъемлемой частью нашей повседневности.

Скорее всего, девушка знает, о чем говорит, ведь ее отец иконописец Александр Соколов воссоздал чудотворный лик на иконе «Неупиваемая чаша». Долгое время икона хранилась в мужском Серпуховском монастыре, а потом была утеряна. Тогда священники обратились за помощью к художнику.

– Папа писал икону по тем описаниям, которые сохранились, – говорит девушка. – Сейчас она признана чудотворной, находится в Серпухове, и к ней едут люди со всей России просить об избавлении от пагубных пристрастий.

А вот у Елены Безверховой это первый церковный объект.

– Все началось неожиданно, – говорит девушка. – Я писала икону Казанской Божией Матери, и у меня было ощущение, что образ проявляется сам и смотрит на меня с белой доски. Тогда я поняла, что мне просто доверили воплотить то, что уже есть.

В нашем храме Елена делает роспись стен и так увлекается, что может работать по 10 часов без перерыва.

– Жаль, что нельзя в ночь задержаться, а то я бы поработала, – улыбается она. – Во время росписи обычно пою богослужебные песнопения или слушаю лекции по знаменскому пению, которым сейчас увлечена.

Девушка объясняет: в иконописи каждый элемент несет свой смысл, а у росписи стен – вообще свои правила.

– Стенопись очень отличается от написания картины и техникой, и масштабностью, нужно, чтобы изображение было видно издалека, – продолжает мастер.

Снежана Смирнова очень любит свою профессию и постоянно благодарит Бога за то, что он вывел ее именно на этот путь. Все началось с маленькой иконы Сергия Радонежского, которую девушка писала более двух месяцев, потому что ей все время казалось, что святой смотрит как‑то не так.

С тех пор, прежде чем приступить к росписи лика, мастер сначала знакомится с историей, изучает жизненный путь, характер, всматривается в лицо, узнает, каким был святой. А когда берет кисть, старается точно показать эти нюансы.

– Мне хочется передать через их лики радость, ведь они все в раю, им там светло и спокойно, – говорит девушка. – Улыбка светится у них в глазах.

В волгоградском храме Снежана расписала уже восемь медальонов, на которых Михаил Болгарин, Георгий Победоносец и другие.

На создание одного уходит до пяти дней, а если роспись на потолке, то работа еще сложнее.

Но девушка светится от счастья и объясняет: лучше ее работы нет!

 

– Вообще я привыкла к чудесам и стараюсь их воспринимать как данность, но иногда некоторым событиям все равно продолжаю удивляться, – улыбается Снежана и рассказывает историю, которая произошла в деревушке, где девушка расписывала церковь.– Нам все время подкидывали котят. Пока там жили, мы за ними присматривали, а когда пришло время сдавать работу и уезжать, заволновались, что же с ними будет. Взять с собой не можем, оставить жалко, а в деревне, где в каждом дворе своих животных много, маловероятно, что для них нашлись бы хозяева. Как‑то вечером мы все обратились к Богу, чтобы он помог разрешить ситуацию, и уже на следующий день всех котят чудесным образом разобрали.

Читать еще материалы в рубрике "Выбор редакции"

P. S. Это наш первый репортаж из серии специальных материалов о строительстве храма. Следите за продолжением!

нет

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях