Каабак просит не связывать его увольнение со смертью Насти из Волгограда

Каабак не связывает свое увольнение со смертью Насти из Волгограда
Михаил Каабак, московский врач-трансплантолог Национального медицинского исследовательского центра здоровья детей, который должен был оперировать годовалую Настю из Волгограда, попросил не связывать свою историю увольнения с работы, а позже восстановление в должности со смертью маленькой девочки, не дождавшейся трансплантации. «Никакой причинно-следственной связи здесь нет», – заявил в комментарии «Волгоградской правде» доктор. Каабак также рассказал некоторые подробности, связанные с лечением детей, страдающих тяжелыми почечными патологиями.

По словам московского медика, в случае с Настей Орловой из Волгограда планировалась пересадка так называемой трупной почки. На вопрос, почему донорами не выступили ее родные, например мать, Каабак ответил, что у супругов были медицинские противопоказания к пересадке органа.

– И еще важный момент, – добавляет доктор. – Даже если бы таких противопоказаний не было, человек не обязан становиться донором для собственного ребенка, если не хочет этого, донорство не должно быть принудительным, должен быть выбор – либо трансплантация от умершего человека, либо родственная.

Еще один значимый факт, который озвучил доктор, – показания к трансплантации у Насти были только с 28 ноября. Раньше оперировать ее было нельзя – это связано с врачебным протоколом вакцинации.

– Насте можно было делать трансплантацию только с 28 ноября, ровно через месяц после того, как были сделаны необходимые прививки, – объясняет Каабак.

Медик отмечает, что если бы Настя осталась жива и ход событий не был нарушен его увольнением, то с 28 ноября Настю Орлову поместили бы в лист ожидания.

– Настя стояла в списке детей, которым трансплантация должна быть сделана до конца 2019 года, – пояснил Михаил Каабак. – И я очень прошу не проводить причинно-следственную связь между моим увольнением и смертью Насти. Вынужден сказать, что при таком заболевании дети умирают, и 90% из них – до трансплантации. Бывают смерти и во время операции, и после. Не нужно проводить прямых аналогий. Но осветить историю Насти важно, чтобы привлечь внимание к вопросу помощи и лечения таких детей.

Михаил Каабак подтвердил, что последнее время маленькая волгоградка была вне поля его зрения – родители увезли девочку домой. На вопрос – а может, следовало проводить девочке диализ не дома, а в условиях специализированного стационара – доктор ответил, что не возьмется оценивать качество проведенных процедур.

– Тот факт, что родители Насти делали ей диализ на дому – нормальная практика, в том случае если диализ проходит хорошо, – говорит врач. – Насколько эффективно он проводился у Насти, я сказать не могу, так как последние недели был лишен возможности контролировать процесс. Единственное, что могу добавить, когда девочка проходила лечение в нашем учреждении последний раз, по результатам анализов и ультразвука сердца показатели последнего были очень плохими. Возможно, смерть наступила потому, что Насте нужно было делать более интенсивный диализ, возможно, нет. Я не специалист по диализу, не могу сказать.

Единственное, в чем уверен Михаил Каабак, так это в том, что смерть девочки не связана с тем, что он в последнее время не работал в Национальном медицинском исследовательском центре здоровья детей.

Читайте также:

За день до смерти маленькая пациентка Каабака сказала первое слово

Читайте Волгоградская правда.ру в:

Поделиться в соцсетях

нет


Добавить комментарий