Как это было: история волгоградских буддистов

  • Как это было: история волгоградских буддистов
  • Как это было: история волгоградских буддистов
  • Как это было: история волгоградских буддистов
  • Как это было: история волгоградских буддистов
  • Как это было: история волгоградских буддистов
  • Как это было: история волгоградских буддистов
  • Как это было: история волгоградских буддистов
От южной части Волгограда до Республики Калмыкия всего 46 километров. Раньше здесь жили последователи традиции гелуг, тибетской ветви буддизма, и, казалось бы, после развала СССР именно с ней должна быть связана первая в городе религиозная буддийская организация. Однако волгоградцы выбрали другой путь. Чем наши буддисты отличаются от калмыцких и бурятских, как они относятся к йоге и медитации в фитнес-центрах и вообще «каким богам молятся», «ВП» рассказали первые последователи традиции Карма Кагью в Волгограде.

Традицию Карма Кагью в Россию вернул датчанин

Первый буддийский центр был зарегистрирован в Волгограде в 1992 году, но фактически объединение местных буддистов началось еще с конца 80-х годов. В то время в городе сложилась очень пестрая группа, изучающая самые разнообразные  духовные течения.

– После принятия закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» по всей стране смягчили отношение к приезжающим из-за рубежа представителям различных религиозных организаций, – рассказал «Волгоградской правде.ру» мануальный терапевт Александр Дудкин, активный участник становления первой буддийской организации в Волгограде. – Наш город тогда посещали лидеры самых экзотических течений, у них были целые туры по СССР.

Волгоградка Анжела (ее фамилию в общине уже не помнят) в 1990 году познакомилась в Ленинграде с первыми российскими учениками мастера медитации Алмазного Пути буддийской традиции Карма Кагью Ламы Оле Нидала, и предложила организовать его визит в Волгоград. Эту идею поддержали, и уже в апреле 1991 года Лама был в нашем городе.   

Организаторами этой встречи были люди, непричастные к буддизму, но проявлявшие к нему большой интерес. Рассказывают байку, что первым волгоградским буддистам активно помогали... местные комсомольцы!

Встреча прошла в здании спортивного общества «Труд» (пожарная каланча) в узком кругу разных лиц: здесь были представители трансцендентальной медитации, уфологии, экстрасенсы и люди, которые уже побывали в других городах на первом буддийском курсе Ламы Оле Нидала в 1990 году. Вопросы были разные, не только о духовных практиках. Например, гостя спрашивали о том, как обустроить жизнь в нашей стране, как эмигрировать в Европу и США и т.д.

Лама произвел на присутствующих весьма сильное впечатление, вспоминают участники той встречи. Больше всего им запомнился совет - необходимо выбрать что-то одно на духовном пути, а не плыть сразу в двух лодках.

Летом 1992 года Лама Оле приехал в Волгоград повторно и провел большую встречу в ДК «Химик» Красноармейского района. В зале собралось уже больше 1000 человек, хотя мотивация прийти к Ламе у всех по-прежнему была разная.

– Некоторые принесли банки «зарядить воду», потому что были уверены, что приехал кто-то вроде Кашпировского или Чумака, – рассказывает Александр.

На фото: Лама Оле Нидал в один из первых своих визитов в Волгоград.

Многие были вдохновлены его лекцией – более 700 человек сразу приняли у Ламы буддийское Прибежище (обет желающих приобщиться к учению Будды. – Прим. ред.). Лама Оле не монах, но ритуал соответствовал всем традиционным канонам, утверждает Александр:

– После этого между нами возникла сильная духовная связь, он стал нашим учителем.

Еще в июле 1992 года, в ожидании приезда Ламы Оле Нидала, инициативная группа волгоградцев под началом Владимира Парубка успела юридически зарегистрировать «Буддийский Центр Алмазного Пути Традиции Карма Кагью г. Волгограда». Но почему же волгоградцы выбрали именно Ламу Оле Нидала? Ведь куда ближе была Калмыкия и другие школы буддизма?..

Дело в том, что главенствующая в Калмыкии традиция гелуг – монашеская. Как правило, миряне там могут получить только наставления и разъяснения в хурулах (храм или монастырь в Калмыкии. – Прим. ред.), а вот самим учением и медитацией в этих школах занимаются преимущественно монахи. И чтобы стать монахом, необходимо пройти через ряд «испытаний», которые могут растянуться на годы, пояснили волгоградские буддисты.

Впрочем, школы традиции гелуг с начала 2000-х годов тоже стали активно привлекать мирян к лекциям и занятиям. Но центры Карма Кагью в этом отношении еще с 90-х были более светские, вспоминает Александр:

– К моменту приезда Ламы Оле у нас уже были семьи, дети, работа. Поэтому мы не могли от всего отречься и уйти в монастыри. Время тогда было сложное, мы учились выживать после развала СССР, но, кроме «как заработать деньги», у нас возникали внутренние, духовные вопросы. И Лама Оле дал нам возможность в нашей славянской культуре изучать Дхарму – без полного погружения в культуру тибетцев, оставаясь мирянами.  

Дхармой называется само учение о пробуждении ума, полном раскрытии его потенциала, но строгих, единых для всех канонов у него нет – в мире десятки аутентичных буддийских школ с различными подходами и «стилями».

 – Противоречий или конфликтов между традициями нет, поскольку это все разные пути к одной цели – Освобождению и Просветлению, – объяснила президент «Буддийского Центра Алмазного Пути Традиции Карма Кагью г. Волгограда» Ольга Осипова. – Будда дал 84 000 поучений для совершенно разных типов личности. И каждый человек может найти школу в зависимости от своих качеств. В этом вопросе очень важна прямая передача знаний и практик. И так случилось, что от Ламы Оле Нидала мы получили прямую передачу учения одной из самых крупных школ тибетского буддизма – Карма Кагью.

На фото: Буддийский Центр Алмазного Пути Традиции Карма Кагью г. Волгограда.

«Кто твой учитель?», «Кто учитель твоего учителя?», «Кто учил учителя учителя твоего учителя?» – очень важные для каждого буддиста вопросы, поскольку главные практики и методы в этой религии передаются в основном от наставника к ученику лично. Эта линия преемственности в Карма Кагью четко прописана в специальных книгах с указанием лам вплоть до самого Будды Шакьямуни, как в бухгалтерии: «Пост сдал – пост принял». Кстати, президент буддийского центра в Волгограде по профессии – главный бухгалтер.

Однако сама традиция Карма Кагью для России не новая. Архивы свидетельствуют о том, что она ведет свое начало на территории нынешней России со времен Второго Кармапы – «короля  йогинов Тибета» – Карма Пакши, то есть с XIII века. Такие свидетельства были найдены в работах ученого-буддолога Баатра Китинова – известного исследователя буддизма у ойратов. И это был весомый аргумент при регистрации Российской Ассоциации Буддистов Алмазного Пути Традиции Карма Кагью, в которую входит волгоградский буддийский центр.

Вот так получилось, что традицию, которая изначально была на территории Калмыкии, в Волгоград «извилистыми» путями занес лама-европеец из Дании.

Есть ли у буддистов бог и признают ли они медитации в фитнес-центрах

Профессиональный скрипач и педагог Ирина Таранина в начале 90-х годов познакомилась с разными религиями, а после лекции Ламы Оле остановилась на буддизме. 

– В 90-е интерес к нему в Волгограде был огромный. Он приезжал к нам каждый год и собирал в залах очень интересных людей, – вспоминает Ирина. – Я встречала тех, кто ради лекции Ламы неделями добирался в Волгоград из Сибири, хотя время тогда было безденежное.

Слушатели первых лекций Оле Нидала в России говорят, что он весьма отличался от стереотипных представлений о буддийских ламах. Голубоглазый датчанин удивил их уже тем, что приехал в практичной военной форме и тельняшке – просто ему было так удобно.

– Всю лекцию я тогда проболтала с окружающими меня людьми, а когда началась церемония принятия буддийского Прибежища, подумала: «Ну вот, зомбирование началось…», – со смехом вспоминает Ирина.

Она признается, что согласилась на церемонию просто за компанию с людьми, которые ей понравились. Повторяла, как могла, на русском и тибетском: «Принимаю Прибежище в Ламе, принимаю Прибежище в Будде, принимаю Прибежище в Дхарме, принимаю Прибежище в Сангхе…».

– Потом открываю глаза – а мир стал другим! Обычно для этого надо что-то сделать, а здесь я буквально за несколько минут обрела внутреннюю гармонию, – вспоминает Ирина. – Так я нашла подтверждение тому, что каждый может повторить то, чего достиг Будда.

Установка на опыт и практику – ключевая не только в традиции Карма Кагью, а общая черта буддизма. В нем нет требований жесткого подчинения лидерам, отсутствуют какие-либо формы принуждения и психологического давления.

– Когда Будда умирал, он дал такое наставление: «Не доверяйте всему, что я сказал, только потому, что я Будда. Проверяйте все на собственном опыте», – подчеркивает Ольга.

То есть буддизм – это не религия веры, а религия опыта. Ольга говорит, что когда она пришла на лекцию Ламы Оле в 1993 году, то поразилась простоте, практичности и максимальной близости Дхармы к повседневной жизни:

– Лама говорил нам тогда о потенциале, который имеет каждое живое существо, и о методах, с помощью которых этот потенциал можно реализовать.

Будда отличался от всех философов своего времени именно тем, что он дал четкие методы и практики достижения Освобождения и Просветления, соглашается Александр:

– В Дхарме нет посредников между небом и землей, нет запретов на критический анализ догматов. Наш Лама говорит: «Я не сделаю вас счастливыми, вы уже счастливы – я просто покажу ваш потенциал. Непреходящая радость, мудрость, сочувствие ко всем существам – это все уже есть в нас, надо лишь взять ключ и открыть двери». Лама просто показывает путь к счастью.

Многие методы и практики буддизма очень близки к психологии. Один из членов центра вспоминает, что Лама дал ему совет, как облегчить тяжелую ситуацию в семье.

– У моей пожилой мамы из-за деменции развилась паранойя, ей постоянно казалось, что у нее пропадают вещи. Лама посоветовал мне убедить маму, что она сама раздает вещи людям, предложил хвалить ее за эти добрые и щедрые поступки. И это сработало!   

Каким богам молятся буддисты?..

Суть самих практик отличается в зависимости от конкретной традиции. Например, в монашеских школах могут пять лет изучать логику и только потом перейти к медитации. Для непосвященного человека это будет выглядеть так: у статуи Будды сидит человек и молится своему богу.

Однако в буддизме нет бога и нет молитв.

– Поскольку мы выбрали своим учителем Ламу Оле Нидала, а его учителем был Гьялва Кармапа ХVI, то мы медитируем на их просветленные качества, – поясняет Ольга.

О своих ламах волгоградские буддисты говорят, что они «экстрасчастливы» 24 часа в сутки, что бы ни происходило вокруг. И, начиная практиковать их методы работы с умом, они тоже чувствуют это счастье.

– Ошибочно говорить, что мы поклоняемся Будде, молимся ему, – поясняют буддисты. – Во время медитации мы успокаиваем ум, осознаем  просветленные качества Будды и наших лам, отождествляемся с этими качествами.

Молитва – это когда ты что-то у кого-то просишь. Медитация же – попытка увидеть просветленную природу своего ума.

– Как спортсмен тренирует свои мышцы, мы тренируем свой ум, – говорит  Александр.

Понятия «души» в буддизме нет, речь идет именно о сознании и уме. Ламы говорят – сколько бы человек ни совершил неверных поступков, у него всегда остается возможность познать свою просветленную природу и стать буддой.

В этом смысле основатель буддизма Сиддхартха Гаутама не был ни первым, ни последним буддой на земле - так может называться любой человек, достигший состояния бодхи («пробуждение»). Кстати, русский глагол «будить» происходит от древнеиндийского bodhayati (будхьяти) — «пробудиться, осознать».

Однако медитация и занятия йогой в фитнес-центрах к буддийским практикам не имеют никакого отношения - в волгоградской общине считают их обычными расслабляющими психотехниками.

– Вообще, слово «медитация» в отношении буддизма применяют неправильно и переводят некорректно, – поясняет Ирина. – По-тибетски это называется «гом», что дословно можно перевести как «привыкание», «приучение», а по сути, обозначает процесс работы со своим умом для достижения его ясного, стабильного, открытого состояния.

– Мы в светских одеждах, но консерваторы внутри, – подчеркивает Александр. – Все практики у нас четко передаются на протяжении 2500 лет, и Лама чрезвычайно внимательно следит за правильностью передачи сути Учения... Только в этом случае будет результат!

Бывает, что человеку не подходит традиция Карма Кагью, и тогда ему советуют изучить практики других школ, помогают с контактами в Калмыкии или Бурятии. В этом нет ничего особенного или драматичного, говорит Александр – разными путями все буддисты идут к одной цели.

Читайте продолжение нашего рассказа о волгоградских буддистах: как они относятся к пошлым шуткам и романам Виктора Пелевина, почему не привлекают деньги «внешних» спонсоров, обязательно ли для Просветления становиться вегетарианцем и можно ли буддистам заниматься сексом до брака.

нет

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях