Как отчество, только по матери: что думают о матронимах люди, выросшие без отцов

Как отчество, только по матери: что думают о матронимах люди, выросшие без отцов
Такое явление как матроним существует еще со времен Древней Руси. Вместо патронима, (отчества – прим.ред.) детям государей давали производные от имен их матерей. Это делалось для того, чтобы оклеймить бастардов, подчеркнуть их происхождение вне брака и сомнительные шансы на наследование. 

Сейчас, когда нет нужды бороться за престолы, практика снова набирает обороты. На свет появляются Юльевны, Марьевны и Анастасьевны. Причины теперь связаны с личным желанием матери никак не упоминать факт отцовства. Но насколько это приемлемо в современных реалиях? Мы пообщались с молодыми людьми, выросшими без пап, чтобы узнать об их опыте и отношении к матронимам.

Виктория, 23 года

Я считаю, что матронимы – это норма. Если у ребенка по любым причинам нет отца, то почему и нет. Было бы лучше вообще отказаться от идеи производных имен. По сути, ребенок автоматически получает и фамилию, и отчество. А мать? – ну, она родила. Я верю, что этот концепт со временем устареет и отпадет за ненадобностью.

Я сама никогда не думала о том, чтобы менять фамилию или отчество. Мне просто нравится их звучание и сочетание. Почему-то воспринимаю ее как часть себя, а не как некое наследство. 

Причина переписывания свидетельства о рождении – это, наверное, неприятный опыт отношений с отцом или отсутствие его в жизни ребенка. Как итог, женщина начнет отрицать важность роли отца в воспитании.

Отец жил с нами до моих 5 лет. Я плохо помню тот период жизни. Было всего пару моментов-вспышек. Помню, как он лежит и спит пьяный, но никаких скандалов не было. Как однажды было жарко, он сказал мне пойти искупаться, охладиться. А мне было нормально, я отказалась. В ответ он побил меня ремнем и за руку оттащил в ванную. 

В 3-4 года я начала с ним спорить по дороге в садик, он меня поставил в угол. До прихода мамы я стояла там 3 часа. Мне радостно, что этого человека нет в моей жизни сейчас. По рассказам мамы и близких людей, я поняла, что он довольно жестокий человек, не умеющий контролировать гнев. Он мог использовать насилие по отношению к маленькому ребенку, что для меня недопустимо. 

В первые дни моей жизни он, видимо, решил, что его дело сделано. Поехал на остров Сарпинский охотиться на диких коров. Это не шутка, а серьезная история из жизни.

Потом маме это надоело, и в мои 5 лет она его выставила, и до 14 мы с ним не общались. Пришлось восстановить контакт из-за вопросов гражданства ребенка (меня). Необходимо было отцовское разрешение. Он изъявил желание пообщаться, и это был довольно тяжелый опыт. Я рассказывала ему о своих планах. Хотела поступить после школы на журфак, а он раскритиковал мои мечты, мотивируя тем, что «журналюги – продажные скоты». 

Следующие несколько лет общение было сведено к минимуму. Я ему звонила только с пинка мамы, и это были разговоры минут на 5. Я не знала, как мне быть и о чем с ним разговаривать. Сводилось все к тому, кто я просила у него какие-то минимальные суммы, потому что мама алименты не запрашивала. Все было исключительно на добровольных началах. Он помогал с репетиторами и покупкой одежды. 

С каждым разом просить у него было все сложнее. Казалось, я унижаюсь, хотя потребность действительно существовала. Маме было физически тяжело одной меня тащить, а ради помощи приходилось умолять, чуть ли не на коленях ползать.

В 17 лет общение закончилось. Я не поздравила его с юбилеем, он на это сильно обиделся, хотя даже не позвал меня на торжество. В итоге перестал давать деньги. Мама подала на алименты, от которых он год увиливал. Специально даже уволился с работы, договорился так, чтобы ему можно было выплачивать минималку, одну или две тысячи. В итоге его пытались стыдить мама и его новая жена

Меня это научило тому, что не всегда твой биологический родитель может иметь к тебе какое-то отношение. Я не считаю, что обязана проявлять любовь к тому, кто применял в мою сторону насилие. Если сознательный человек делает специально больно ребенку, у меня нет оснований к тому, чтобы его любить. Меня это научило проявлять больше благодарности маме, потому что сложно без бабушек и дедушек поднимать ребенка, помочь просто некому.

Мужская фигура в воспитании важна – все-таки, классно, когда у ребенка два родителя. Стоит оговориться - и это сугубо мое мнение - две мамы и два отца лично для меня – тоже нормально: в том смысле, что не всегда один человек может быть объективен. Если с одним ты поссорился, то с другим это надо обсудить. 

Мне не столько не хватало моего отца, сколько его архетипа. Бывают моменты, когда требуется защита. Неважно, поссорилась ты с мамой или обижают в школе. Хочется, чтобы был сильный человек, который бы надавал обидчикам по шапке. В моем случае такого не было, я училась защищаться сама. Это было достаточно болезненно, но полезно. Я думаю, что защита самого себя, выстраивание личных границ – это то, чему надо учить с детства. 

Мужская фигура в виде отца не обязательна. Судя по чужому опыту, это может быть и дедушка, и дядя, и даже тренер в спортивной секции. У меня такого не было, хоть моя мама с отчимом в отношениях уже 12 лет. Он был рядом, еще когда я училась в школе, но папой в плане психологической роли для меня он не стал.

Браки не должны сохраняться только ради ребенка. Думаю, это травматично для него, потому что добавляет ответственности за счастье родителей, вынужденных терпеть друг друга. Нужно уметь разграничивать социальные роли муж-жена и отец-мать. Можно быть хорошим отцом, будучи не в браке. 

Я не помню, чтобы мама объясняла мне, почему папа с нами не живет. Вообще, они в официальном браке не состояли. По документам я его дочь, он меня признал, и у меня его фамилия и отчество. Сам факт их расставания приняла довольно легко. Видимо, потому что папиного присутствия в наших жизнях было мало. Стало даже спокойнее, потому что отношений с мамой мне хватало.

Я не чувствую предвзятости на данный момент, но я над этим много работала. Писала письма отцу по методу из книги «Радикальное прощение». Проходила даже марафон по развитию женственности. Одной из задач было как раз проработать эту тему. 

Теперь для меня отношения с мужчинами – это отношения с мужчинами, а отношения с отцом – это отношения с отцом. Эти две ситуации минимально друг с другом пересекаются. Есть только недоверие к мужу, в плане того, каким он будет папой. Все равно существует подсознательный страх, что в случае чего придется остаться одной и полагаться только на себя. Не раз видела в чужих семьях, как мужчина не предвидел всех трудностей и просто уходил. Если что – ребенка воспитывать мне, и я от этой роли никуда не уйду.

Я на него не в обиде. Помогли, наверное, разговоры с мамой в старшем возрасте. Лет в 18-20 я поняла, что сложно требовать любви от человека, которого этому просто не научили. У папы была тяжелая судьба: мой дед работал далеко, а бабушке приходилось ездить к нему. У нее просто не оставалось сил на троих детей. Он с малолетства сам себе готовил и сам себя  одевал, у него не было сценария того, как быть хорошим родителем. Мне сложно обижаться. Это все равно, что требовать апельсин у того, кто их в жизни не видел. 

Наверное, я бы смогла дать детям матроним в аналогичной ситуации. Ну а вдруг моему мужу молния в голову ударит, он решит, что не хочет детей, заблокирует меня во всех мессенджерах и улетит на другой конец мира.

Полина, 25 лет

Мне, если честно, не нравится идея с введением матронимов в повседневную жизнь. Тема не жизнеспособна, боюсь, что она может бросить тень на феминистское движение. Думаю, сама тема отчества – издавна сложившийся конструкт. Вроде как это распространено не только в России. Я думаю, что есть другие способы показать, что женщины делают больше для своих детей, чем мужчины.

В душе каждой женщины и девушки есть такая голубая мечта о том, что она встретит человека, который станет идеальным отцом для ее детей. Мне кажется, враждебно настроенных женщин мало. Дело, скорее, в негативном опыте. Отсюда желание показать, что мужчине здесь не место.

Я несерьезно отношусь как к отчеству, так и к матронимам. Как по мне, это устаревшая традиция, которой можно было бы избежать. Это, вообще, более приемлемо для врачей и учителей. Мне же как-то некомфортно слышать такое обращение.

Мой опыт жизни без отца довольно позитивный. После развода в мои 3 года он совсем не участвовал в моей жизни. Не звонил, не искал встреч, не поздравлял с днями рождения. При этом я не чувствую себя странной и ущемленной. Иногда мне даже кажется, что я рада положению вещей.

В школе я видела на опыте подруг, что отцы могут быть очень строгими и даже деспотичными. Моя подруга в начальной школе боялась получать тройки, потому что знала, что за них папа будет ее бить. И ему будет плевать на причины. Помогать он, конечно же, не хотел.

Я довольно свободолюбивый человек, поэтому меня только радовало отсутствие такого контроля и относительная свобода.

Мужская фигура очень важна, но важнее — атмосфера в доме. Если отец тиран, абьюзер, то лучше ситуацию рубить на корню. И то же самое работает в обратную сторону, мамы тоже могут быть жестокими. Но статистика точно дает понять, что такая проблема чаще случается с мужчинами.

Если дело близится к разрыву, было бы хорошо, если бы родители могли пойти к психотерапевту. В ином случае от токсичности надо уходить, иначе это может навредить ребенку, и кто знает, какие последствия могут появиться.

Я спрашивала о причинах ухода отца часто, но мама только отшучивалась. Подробности я узнала в 16 лет. Были девяностые, трудные времена, папа запил. Все быстро прогрессировало до белой горячки. В итоге, мать приняла волевое решение, с которым я согласна. Нужно быть очень сильным человеком, чтобы пойти на расставание ради сохранения психики своей и своего ребенка.

История точно на меня повлияла, но недоверия или предвзятости я не чувствую. Я знаю, что такие ситуации случаются, и от этого я более подготовлена к жизни. То, что всякие отношения могут закончиться, для меня не сюрприз. Бывает, ты выходишь замуж за одного человека, а со временем видишь другого. Люди в целом могут выпивать, впадать в депрессию, поднимать руку. Я надеюсь не попасть в такую ситуацию, но надеюсь, что буду, если что, к этому готова.

В глубине души какие-то чувства остались. Я не могу понять, как можно бросить младенца и скинуть всю ответственность на плечи молодой хрупкой женщины. Особенно учитывая, что речь идет о девяностых. Насколько надо быть слабым и бесхребетным человеком, чтобы удариться в жалость к себе и стать алкоголиком? Как это — жить и знать, что в одном городе с тобой живет твой ребенок, твоя плоть и кровь, и не пытаться начать общение? Мне за него бывает очень стыдно.

Я не ношу фамилию отца, она мамина. В принципе, очень этим довольна. С какой стати я должна носить фамилию того, кто для меня ничего не сделал?

Ольга, 26 лет

Я считаю, что идея давать матронимы вполне закономерна с развитием современного феминизма. Сейчас это может звучать как бред, но русский язык все время трансформируется. В будущем это уже не будет чем-то диковинным.

Такой шаг – что-то вроде крика отчаяния, горечи, попытка показать себе, что в жизни ребенка нет места безответственному отцу. Причиной могут быть полностью испорченные отношения между родителями.

Я бы не стала давать детям матронимы, хотя бы до тех пор, пока это не станет распространенной практикой. Это довольно эмоциональное решение, плоды которого мой ребенок будет пожинать как минимум до 18 лет. А ведь ему еще жить в обществе и учиться в школе. Но вообще не хотелось бы попасть в ситуацию с таким выбором.

Раньше хотела сменить фамилию на мамину, лет до 18. Потом успокоилась и передумала. Меня уже с ней тесно ассоциируют, к тому же, я все равно ее смогу поменять при замужестве.

Мои родители развелись когда мне было 6 лет. Этот период помню слабо, всю правду знаю от мамы. Мой папа – доктор, опытный специалист, но очень своеобразный человек. Выпивал много, оправдываясь своей нервной профессией. Был эгоистом, позволял себе унизительные слова и поступки в адрес мамы, иногда делал все, чтобы ее эмоционально извести. Такой уж характер. 

Однажды у мамы лопнуло терпение и она подала на развод. Отец донимал ее звонками, говорил, что заберет меня через суд. Бабушка посоветовала сказать, что она разрешает это сделать. Естественно, на этом все его действия и угрозы прекратились.

Первое время, пока была жива бабушка по папиной линии, он поддерживал со мной общение и платил крошечные алименты. Когда ее не стало, он начал меня игнорировать. Самое интересное, что живем мы в одном дворе и все равно иногда пересекаемся. В такие моменты он делал вид, что говорит по телефону. Сначала было обидно, потом смешно, затем досадно. Я первая решила возобновить общение, но говорить нам было не о чем. На каждую встречу один и тот же вопросник – «Как дела, жених не появился, не обижает никто?».

Меня этот опыт научил тому, что ребенком проблемы не решаются. Что нужно быть осмотрительной в выборе мужа – сложно сказать, каким человек станет в будущем, но некоторые красные флаги можно заметить заранее.

Мужское участие в воспитании ребенка очень важно. Родители – первый пример построения и поддержания семейных отношений. У меня такого примера перед глазами не было. Судя по историям, оно и к лучшему.

Причины мне объясняли родственники, сама я была слишком маленькой, чтобы понять. Но у меня никогда не было такого чувства, что мне чего-то недодали, что я как-то отличаюсь от остальных. Спасибо за это моей маме, ей в свое время пришлось очень нелегко.

Не могу сказать, что детство без отца меня как-то серьезно травмировало. Однако я не умею привязываться к людям и иногда избегаю проблемы по отцовскому методу, что стараюсь перебороть. Я не чувствую предвзятости к мужчинам. Легко знакомлюсь, с радостью общаюсь, но сблизиться для меня очень тяжело. Стала очень избирательной. 

Обиды никакой нет. Слышала где-то фразу: «Если родители когда-то так поступили, значит по-другому не могли». Это правда, ведь взрослые – это те же мы, их дети. С такими же фазами взросления и проблемами.

Я никогда не прибегала к психотерапии, предпочитаю искать ответы своими силами. Самое главное, наверное, не обозлиться на весь мир, снять с родителей ответственность за твою личную жизнь и пытаться ломать собственные установки.

Глеб, 21 год

Я считаю, матронимы – это нормально, но только в случае если отец покинул семью насовсем, бесповоротно. И это может стать нормой, потому что проблема матерей-одиночек в наше стране актуальна. И женщины вправе давать детям свою производную от имени, так как они сами вырастили и воспитали их, а не человек, который поступил безответственно по отношению к ним.

Эта практика может стать показательной для мужчин и даст им понять, что к вопросу создания семьи надо подходить серьезно. Это еще и укрепит позиции российского фем-сообщества. Феминизм процветающий в стране сейчас – без позерства – абсолютно правильное движение.

Нравится мамина девичья фамилия, она созвучна с той, что носил Штирлиц. До сих пор думаю поменять, но не из принципов и не кому-то назло.

С отцом я все-таки контактировал до определенного возраста, пока он не переехал в Питер и совсем пропал. Не могу сказать, что я очень переживал на этот счет.

С детства знал, что у меня есть мама и бабушка, а отец где-то там. Сейчас, когда мы с ним общаемся, я не воспринимаю его как отца. Скорее, как старого приятеля. Были периоды, когда не хватало отеческого внимания, руки, воспитания, поддержки. Но со временем это становится привычным.

Фигура мужчины в семье, конечно, важна. В воспитании должен быть баланс. И женщина и мужчина должны передавать ребенку свои черты, модели поведения, свои начала. Мне вот передались импульсивность, эмоциональность, излишняя рефлексия. В общении с папой замечаю у него хладнокровность, расчетливость, прагматизм. Если бы они не развелись, может я пришел бы в равновесие со временем. 

Причину развода мне никто не объяснял. Все просто, со слов отца – мама дура и не давала со мной видеться, со слов матери – отец козел и поступил безответственно. Как всегда, у каждого своя правда.

Надо держать в голове, что отчим — это тот, кто сможет на себя взять ответственность. Одно дело, когда ищешь спутника жизни только для себя, другое – если еще и для детей. Если так получится, то это большой успех. Но везет немногим. 

То, что я пережил, на меня повлияло, но не слишком кардинально. В институте семьи я не разочаровался, но свою пока заводить не думаю. Прежде чем воспитывать кого-то, надо воспитать самого себя. Это большая ответственность, о которой многие забывают, когда делают некоторые вещи (если вы понимаете, о чем я).

Я просто принял это как факт. Сыграло еще то, что мне на момент их развода было 3-4 года. Случись это в более сознательном возрасте, результат тоже был бы другим.

Обиды к нему я не чувствую, но отца в нем не признаю. Чтобы понять и простить каждому нужны свои средства. Одни мужья раскаиваются в своих поступках, другие продолжают убегать. У каждого своя история и способы преодоления.

нет

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях