Как в СССР решали квартирный вопрос

Как в СССР решали квартирный вопрос
От людей старше 50 часто можно услышать: “Я получил квартиру в таком-то году”. Для нынешней молодежи это звучит по меньшей мере удивительно: мол, как это - получил?! На самом деле так и было.

Читатели “Сталинградки” вспоминают, как для них в свое время решался квартирный вопрос.

Хоть у черта на куличках, зато свой угол

Борис Горшенин:

– Семья у нас была многодетная, а жили в коммуналке. Теснота невероятная, как мы сумели не перессориться насмерть друг с другом, с соседями, до сих пор удивляюсь. Но когда учился в институте, твердо уже знал, что на распределении буду проситься туда, где жилье дадут. Хоть к черту на кулички, но чтобы свой угол, где сам себе хозяин.

Этими куличками оказалась для меня Магаданская область. Комнату дали на второй день, а когда жениться надумал, и с квартирой вопрос решили относительно быстро. Ну и я отрабатывал такое отношение по полной программе. В школе уроки вел не только по истории, но и по географии, физкультуре. Даже английский пришлось освоить, чтобы и его преподавать. Учителей?то не хватало. Мало было желающих трудиться в такой глухомани, где зимой морозы ниже сорока.

Но грех жаловаться, потому что зарабатывал я там так, как нигде в последующие лет 10 зарабатывать не смог. Мало того, что нагрузка сумасшедшая, еще и надбавки всякие платили. Через пять лет жена, правда, взвыла: солнца ей захотелось, витаминов… К тому времени уже и деньжат накопили изрядно, поэтому решение о возвращении на Большую землю далось безболезненно. С работы отпустили, выразив понимание, а по приезду купили домик в пригороде Воронежа. Там и прожили всю жизнь, пока к сыну в Волгоград не переехали.

Строили и ГЭС, и город

Юрий Заболотников, председатель Клуба первостроителей Волжского:

– Когда в 1953 году объявили амнистию, жизнь на строящейся Сталинградской ГЭС замерла: бывшие заключенные хотели только одного – получить справки об освобождении и уехать домой.

Начальник строительства ГЭС Федор Георгиевич Логинов отправил вербовщиков по городам и деревням СССР. Они не сулили людям золотых гор, но повторяли слова Логинова: будет трудно, но будет достойная оплата, а со временем и жилье. Потому что рядом со стройкой вырастет настоящий город.

Люди поверили. А потом рискнувшие первыми сами стали по сути настоящими агитаторами. Потому что рассказывали близким, друзьям, что их не обманули, что жилье в городе строится хоть и не быстро, но дают его действительно тем, кто нуждается больше всех и хорошо работает. Что все делается по справедливости. В стране, в которой после войны был страшный дефицит жилья, этот фактор невозможно было переоценить.

Логинову очень непросто было строить и ГЭС, и новый город, давление оказывалось на него со всех сторон. Когда стало ясно, что, несмотря на все усилия, ввод жилья замедляется, он дал добро на индивидуальное жилищное строительство.

Помню, как радовались самостройщики, получившие разрешение разбирать опалубку на строительстве Дворца гидростроителей. В степи каждый кусок дерева был на вес золота.

А когда местная милиция начала прижимать самостройщиков, не побоялся вступиться за своих рабочих перед всесильным министром МВД Лаврентием Берия. Потому что важнее всего для него был рабочий человек.

Всю жизнь откладывали на кооператив

Лариса Баштанова:

– В СССР кому где жить решало государство. Поэтому раздача «пряников» была мощным средством идеологии и экономики. Нужны рабочие руки, специалисты на новостройках в Сибири – больше средств выделяется на строительство там жилья. Не хватает кадров на заводе – больше жилья для пролетариата.

Кстати, с квартирами от предприятий тоже было непросто. Если жилье давали относительно быстро, то обычно зарабатывали там плохо и условия были тяжелыми. Если завод современный, платят хорошо, то с жильем швах. А счастливцев, получивших квартиру через горисполкомовскую очередь, я и вовсе не встречала.

Я из семьи, про которую говорили: «А еще очки и шляпу носит…». Мама работала учительницей, папа инженером. Жили впятером в двушке в 32 квадрата, а значит, в норму (6 кв. метров на человека) вписывались.

Я была старшей, и мне родители всю жизнь откладывали из своих копеечных зарплат на ко­оператив. Экономили на всем. Как вспомню эти годы – и себя жалко, и родителей, которые себе в очень многом из?за меня отказывали. А кончилось все тем, что мне повезло встретить хорошего человека с решенным жилищным вопросом. А квартира, мне предназначавшаяся, досталась сестренке…

Поделиться в соцсетях