Как в Волгограде живут афганцы, которые враждовали у себя на родине

Как в Волгограде живут афганцы, которые враждовали у себя на родине
Больше 200 афганцев, когда-то отчаянно сражавшихся по разные стороны баррикад, осели в Волгоградской области. Теперь эти люди живут мирно не только с теми, кто их приютил, но и между собой. Культура афганского народа внесла свой колорит в наш многонациональный регион.

Когда советские войска вышли из Афганистана, в Россию потянулись сторонники президента Наджибуллы. Они воевали бок о бок с нашими солдатами, и победившие моджахеды им этого никогда не простили бы. Однако чуть позже Афганистан захватили талибы, для которых и моджахеды, и сторонники Наджибуллы оказались врагами. В нашем регионе живет несколько сотен афганцев, раздор между которыми остался в прошлом.

Среди шурави

Волгоградскую общину афганцев возглавляет Маруф Асифи. 42 года назад он родился в Кабуле в семье военных, это обстоятельство и определило дальнейшую судьбу парня. Армия Афганистана с самого начала была на стороне президента, так что выбирать не пришлось. Маруф рассказывает, что с русскими у себя на родине они жили отлично.

– И папа с ними постоянно общался, – вспоминает мужчина, – и дядя, тоже офицер, он несколько раз был в Москве, смотрел вооружение. Другой дядя, Наим, до сих пор работает в посольстве России в Кабуле. Отношения были нормальные – советские солдаты помогали нашему населению сахаром, мукой, маслом, консервами. Мы с огромной благодарностью вспоминаем это.

Наших там афганцы называли «шурави». Сначала это было хорошим словом и означало «друг». Так говорили о  советских военных, врачах, педагогах, инженерах. Маруф вспоминает, как те строили в то время дороги и жилье для афганцев – в Кабуле возводились целые микрорайоны.

Открыли в столице политехнический институт, в котором в юности отучился Маруф. Преподаватели тоже были из Союза. А потом началась гражданская война. Маруф твердо уверен, что ее развязали американцы. В Волгоград Маруф приехал в 1998 году, когда здесь уже жили оба его дяди. Женился на местной. Но после семи лет брака расстались. «Дело житейское, не сошлись характерами», – объясняет Маруф. Второй супругой стала девушка, приехавшая из Афганистана, теперь у них трое сыновей, младший родился совсем недавно.

Маруф рассказывает, что детей в афганских семьях традиционно много, в среднем пятеро, и даже если жены – русские.

На родине, в Афганистане, семь-десять ребятишек в семье не редкость, но сейчас, правда, рожать стали меньше – война…

«Коммунисты» тоже молятся

В 1998 году беженцев из Афганистана в Волгограде оказалось 480 человек, со временем половина из них уехала, кто в Европу, кто назад, на родину. Так что, говорит Маруф, осталось 230‑235 человек.

– Все они сторонники Наджибуллы, – говорит руководитель общины. – Талибы ведь никого бы не пощадили. Тех, кто не успел убежать, убили бы или посадили в тюрьму. И наших, и моджахедов – им без разницы.

Но все, кто осел в Волгограде, ведут себя очень мирно. Мы встретились с Маруфом Асифи на местном рынке, где у него свое торговое место. Еще лет пять назад здесь работали и афганские «коммунисты», и моджахеды, разделенные парой торговых рядов.

Теперь, говорит Маруф, его бывшие противники, ставшие со временем коллегами по бизнесу, с рынка ушли. Но и тогда они внешне ничем не отличались, хотя на родине носили исключительно национальную одежду – штаны, длиннополую рубаху, жилет.

– А мы и там ходили в цивильной одежде, – вспоминает Маруф. – По крайней мере, в Кабуле. Брюки, кофта или футболка. Женщины одевались тоже свободно, в юбки и штаны. Одни носили платки, как положено, другие повязывали волосы легкими шарфами. Здесь и вовсе все выглядят одинаково, разве что только бывший моджахед повяжет шейный платок «арабской» клетчатой расцветки, и то если встречается с кем‑то дома или идет в мечеть каждую пятницу.

На вопрос о том, ходят ли афганские «коммунисты» в мечеть, Маруф улыбается и объясняет: все афганцы были и остаются мусульманами. Пять раз в день читают намаз, носят с собой молитвенный коврик, который должен быть непременно чистым.

Да и самому надо омыть лицо и ноги перед молитвой – но если сделать это негде, то Аллах простит.

Афганцы очень гостеприимны. Маруф во время нашей беседы постоянно предлагает чай или кофе – больше просто нечего. Пока попиваем кофе с молоком, мой собеседник рассказывает о традиционном национальном угощении.

На столе или на полу, устланном ковром, обязательно должны быть плов, мясо отварное и жареное, которое называется  «дупяза», блюда из курицы, фрукты. Обычная афганская семья  питается супом, пловом, мясом, картошкой. Едят руками или ложкой, кому как удобно.

Куда девать вторую жену?

Еще один наш собеседник – Абдул Рауф, с того же рынка, тоже афганец, хотя ни за что по внешнему виду не скажешь. Разве что нос для славянина чуть крупноват, а так – кожа светлая, по‑русски говорит очень чисто. В Волгоград попал теми же путями, что и Маруф. Учился в Волгоградской следственной школе, а потом служил в царандое – афганской полиции.

Жена у Абдула родом из Волгограда, он переживал за нее и троих детей, потому и забрал в Афганистан. Интересуемся у Абдула, не побоялась ли наша землячка вот так взять и уехать на Восток. Муж уверен, что нет.

Жила там 10 лет, работала в детском саду. Если бы не талибы, осели бы на родине навсегда, говорит афганец.

– У нас всегда относились к русским хорошо, – уверен Абдул. – Переживаем за общие неудачи, а ваша радость – и наша тоже. А теперь вот считаем Россию своей второй родиной. Миграционная служба претензий к нам не имеет, если обращаемся, помогают. Обычно проблемы бывают с нехваткой документов, а так… Пенсию получаем, мне вот уже 60 исполнилось. С бывшими моджахедами тоже ладим, хотя специально общаться не хотим.

И опять о семье, которая для афганца – главное. Некоторые приехали в Россию с двумя женами, но законы принимающей страны надо уважать, поэтому в паспорте записана только одна. Но ведь вторую-то  не выбросишь на улицу?

Так нельзя, качают головой мусульмане. И объясняют, что как-то землякам приходится выкручиваться.

У некоторых афганцев здесь дома, у других – квартиры. По мусульманским обычаям в жилище должно быть два входа, мужской и женский. Однако в Волгограде не везде так получается. Говорят, что мужчины стараются хотя бы спальней обеспечить каждую супругу. Дети от обеих жен дружат, знают и фарси, и русский язык.

А еще афганцы очень тепло относятся к православным и уважают русские традиции  и обычаи. Живя в Волгограде, где принято вместе отмечать все праздники, они говорят, что у нас очень дружный регион и очень мирная страна. И за то, что здесь их принимают как родных, афганцы очень благодарны.

нет

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях